Некрополь, Владислав Ходасевич
ru
Free
Read

Некрополь

Собранные в этой книге воспоминания о некоторых писателях недавнего прошлого основаны только на том, чему я сам был свидетелем, на прямых показаниях действующих лиц и на печатных и письменных документах. Сведения, которые мне случалось получать из вторых или третьих рук, мною отстранены. Два-три незначительных отступления от этого правила указаны в тексте.
more
Impression
Add to shelf
Already read
215 printed pages
Биографии и мемуары

Related booksAll

Некрополь, Владислав Ходасевич
Некрополь
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

До дрожи, до слез, до зависти... К самому себе, что я читаю эту книгу. Любимейший "Алмазный мой венец" получил достойного спутника, "Некрополь" - это тревожно-тонкое переживание литературы, которая оказалась жизнью.

Anton Mamykin
Anton Mamykinshared an impression14 days ago
🚀Unputdownable

Удивительно читать о ТАКИХ современниках

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Замечательная вещь для тех, кто хочет вникнуть в исторический и культурологический контекст Петрограда начала XX века

Andrey Degtyar'
Andrey Degtyar'shared an impression11 days ago
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Глава про Горького шедевр

Жестко написано,субъективно. Хочется верить.Взгляд поэта на коллегу по цеху всегда показан глубже, тоньше и образнее. Несомненно автор талантливый и мы видим личности, благодаря таланту, объективнее.

Игорь Grin
Игорь Grinshared an impression24 days ago
💡Learnt A Lot

Me_rize
Me_rizeshared an impression3 months ago
🚀Unputdownable

Для меня это удивительная книга!

Jana Herinckx
Jana Herinckxshared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Написана замечательным языком. Читается очень легко и добавляет портреты уже знакомых писателей и литературных деятелей. Кто интересуется литературной эпохой серебряного века - всем советую.

👍

👍
🎯Worthwhile

QuotesAll

Да, здесь жили особой жизнью, не похожей на ее прошлую. Может быть, и вообще ни на что больше не похожей. Здесь пытались претворить искусство в действительность, а действительность – в искусство. События жизненные, в связи с неясностью, шаткостью линий, которыми для этих людей очерчивалась реальность, никогда не переживались как только и просто жизненные; они тотчас становились частью внутреннего мира и частью творчества. Обратно: написанное кем бы то ни было становилось реальным, жизненным событием для всех. Таким образом, и действительность, и литература создавались как бы общими, порою враждующими, но и во вражде соединенными силами всех, попавших в эту необычайную жизнь, в это «символическое измерение». То был, кажется, подлинный случай коллективного творчества.
Но незадолго до смерти, с той иронией, которая редко покидала его, он сказал мне:
– Заметь, что я все-таки был.
Собирались они по вторникам,
Мудро глаголя.
Мещанин не в пример легче гнет спину, чем, например, аристократ или рабочий. За то и желание при случае унизить другого обуревает счастливого мещанина сильнее, чем рабочего или аристократа.
– Случилось несчастие. По ходу действия негр попадает под трамвай. Но в нашем театре все декорации устроены так добросовестно и реально, что герой раздавлен на самом деле. Представление отменяется. Недовольные могут получить деньги обратно.
Одно было неизменно: и в доброте, и в злобе, и в правде, и во лжи – всегда, во всем хотела она доходить до конца, до предела, до полноты, и от других требовала того же. «Все или ничего» могло быть ее девизом. Это ее и сгубило. Но это в ней не само собой зародилось, а было привито эпохой.
Любовь открывала для символиста или декадента прямой и кратчайший доступ к неиссякаемому кладезю эмоций. Достаточно было быть влюбленным – и человек становился обеспечен всеми предметами первой лирической необходимости: Страстью, Отчаянием, Ликованием, Безумием, Пороком, Грехом, Ненавистью и т. д. Поэтому все и всегда были влюблены: если не в самом деле, то хоть уверяли себя, будто влюблены; малейшую искорку чего-то похожего на любовь раздували изо всех сил. Недаром воспевались даже такие вещи, как «любовь к любви».
Скупые рыцари символизма умирали от духовного голода – на мешках накопленных «переживаний».
это искусство само по себе никаким упадком по отношению к прошлому не было. Но те грехи, которые выросли и развились внутри самого символизма, были по отношению к нему декадентством, упадком
Разрешалось быть одержимым чем угодно, требовалась лишь полнота одержимости.
Муни не был ленив. Но он не умел работать. Человек замечательных способностей, интуиции порой необычайной, он обладал к тому же огромным количеством познаний. Но сосредоточиться, ограничить себя не мог. Всякая работа вскоре отпугивала его: открывались неодолимые сложности и трудности. О чем бы дело ни шло, перед Муни возникал образ какого-то недостижимого совершенства, и у него опускались руки. Оказывалось, чего ни коснись, за все надобно было браться чуть не с пеленок, а теперь время уже упущено.
Но в людях, которых любил, он искал и, разумеется, находил основания их не любить. В тех, кого не любил или презирал, он не боялся почуять доброе и порою бывал обезоружен до нежности
Мне нравится, что этот дерзкий молодой человек, готовый мимоходом обронить замечание: «Родину я ненавижу», в то же время, оказывается, способен подобрать на улице облезлого котенка и с бесконечной заботливостью выхаживать его в собственном кармане, сдавая государственные экзамены.
Муни не был ленив. Но он не умел работать.
Появлялась жена одного из членов императорской фамилии – сам он лежал больной в глубине горьковской квартиры. Большой портрет Горького – работа моей племянницы – стоял в комнате больного. У него попросили разрешения меня ввести. Он протянул мне горячую руку. Возле постели рычал и бился бульдог, завернутый в одеяло, чтобы он на меня не бросился.
Декадентство, упадочничество – понятие относительное: упадок определяется отношением к первоначальной высоте.
этих качеств. Оно превращается в собственную абстракцию, в идею о чувстве. Потому-то оно и писалось так часто с заглавных букв.
Символисты не хотели отделять писателя от человека, литературную биографию – от личной. Символизм не хотел быть только художественной школой, литературным течением. Все время он порывался стать жизненно-творческим методом, и в том была его глубочайшая, быть может, невоплотимая правда, но в постоянном стремлении к этой правде протекла, в сущности, вся его история. Это был ряд попыток, порой истинно героических, – найти сплав жизни и творчества, своего рода философский камень искусства.
Декадентство, упадочничество – понятие относительное: упадок определяется отношением к первоначальной высоте.
Из жизни бедной и случайной
Я сделал трепет без конца…

Related booksAll

Белый коридор. Воспоминания, Владислав Ходасевич
Владислав Ходасевич
Белый коридор. Воспоминания
Стихотворения, Владислав Ходасевич
Владислав Ходасевич
Стихотворения
Андрей Белый
Вос­по­ми­на­ния в трех кни­гах. Книга 1. На ру­беже двух сто­ле­тий
Творения, Велимир Хлебников
Велимир Хлебников
Творения
Владислав Ходасевич
Ан­дрей Бе­лый
Владислав Ходасевич
Андрей Белый
Брюсов, Владислав Ходасевич
Владислав Ходасевич
Брюсов
Дневники, Зинаида Гиппиус
Зинаида Гиппиус
Дневники
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)