Повесть о Сонечке, Марина Цветаева
ru
Free
Read

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

hcernovae81
hcernovae81shared an impression6 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Идеально для отпуска

💤Borrrriiinnng!

Lucy  Durasova
Lucy Durasovashared an impression11 months ago
💞Loved Up

????

💤Borrrriiinnng!
🐼Fluffy

Rose Savkueva
Rose Savkuevashared an impressionlast year
👍
💞Loved Up

Sofia
Sofiashared an impressionlast year
💞Loved Up

🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths
💧Soppy

История любви с горьким послевкусием …

victorlyashok27675
victorlyashok27675shared an impressionlast year

Книга словно соткана из тончайших шелковых нитей: хрупкая, легкая, невесомая. Написана казалось бы о любви, но любви ушедшей и потерянной, отчего под конец навевает скорее грусть. Как и самая настоящая любовь.

👍

Трогательная, тонкая книга про любовь в большом смысле этого слова

QuotesAll

– Марина, вы думаете, меня Бог простит – что я так многих целовала?
– А вы думаете – Бог считал?
– Я – тоже не считала
Марина, вы думаете, меня Бог простит – что я так многих целовала?
– А вы думаете – Бог считал?
– Я – тоже не считала.
и это своеместно будет доказано и показано.
Марина, кто изобрел глобус? Не знаете? Я тоже ничего не знаю – ни кто глобус, ни кто карты, ни кто часы. – Чему нас в школе учат??! – Благословляю того, кто изобрел глобус (наверное какой-нибудь старик с длинной белой бородой...) – за то, что я могу сразу этими двумя руками обнять весь земной шар – со всеми моими любимыми!
Передо мною – живой пожар. Горит все, горит – вся. Горят щеки, горят губы, горят глаза, несгораемо горят в костре рта белые зубы, горят – точно от пламени вьются! – косы, две черных косы, одна на спине, другая на груди, точно одну костром отбросило. И взгляд из этого пожара – такого восхищения, такого отчаяния, такое: боюсь! такое: люблю!
Павлик, еще более робко: – Это называется – сидеть в облаках и править миром.
– Павлик, как Вы думаете – можно назвать – то, что мы сейчас делаем – мыслью?
Как я люблю ваши руки, которые должны быть только целуемы, а они двигают шкафы и подымают пуды...
Передо мною – живой пожар. Горит все, горит – вся. Горят щеки, горят губы, горят глаза, несгораемо горят в костре рта белые зубы, горят – точно от пламени вьются! – косы, две черных косы, одна на спине, другая на груди, точно одну костром отбросило. И взгляд из этого пожара – такого восхищения, такого отчаяния, такое: боюсь! такое: люблю!
Обнявшись, конечно: мы – руки друг другу через плечи, она – в нас, в нашем далеком объятии, розня нас и сближая, дав каждому по одной руке и каждому по всей себе, всей любви.
Итак - та самая полная сцена и пустой зал. Яркая сцена и черный зал.
С первой секунды чтения у меня запылало лицо, но - так, что
Это расхождение линий отдавалось во мне неизъяснимым волнением, которое я пе
– Володечка, а надоедают вам женщины с вашей красотой?
Словом, Павлик пошел – и пропал. Пропал у меня, в Борисоглебском переулке, на долгий срок. Сидел дни, сидел утра, сидел ночи... Как образец такого сидения приведу только один диалог.
Я, робко: – Павлик, как Вы думаете – можно назвать – то, что мы сейчас делаем – мыслью?
Павлик, еще более робко: – Это называется – сидеть в облаках и править миром.
Моя точность – моя последняя, посмертная верность.
Я, робко: – Павлик, как Вы думаете – можно назвать – то, что мы сейчас делаем – мыслью?
Павлик, еще более робко: – Это называется – сидеть в облаках и править миром.
Я, робко: – Павлик, как Вы думаете – можно назвать – то, что мы сейчас делаем – мыслью?
Павлик, еще более робко: – Это называется – сидеть в облаках и править миром.
и на последней ступеньке остановившись, причем он все-таки оставался выше меня на целую голову, – да ничего, только взгляд: – да? – нет – может быть да? – пока еще – нет – и двойная улыбка: его восторженного изумления, моя – нелегкого торжества. (Еще одна такая победа – и мы разбиты.)
Так длилось год.
И он сразу в нее влюбился (а она в него – нет, потому что была уже замужем – за чревовещателем), и с утра стал пропадать на ярмарке, а когда ярмарка уехала, он тоже уехал, и ездил за ней всюду, и его прогнали с должности, и он стал крутить шарманку, и так десять лет и крутит, и не заметил, что она разжирела – и уже не красивая, а страшная... Мне кажется, если бы он крутить – перестал, он бы сразу все понял – и умер.
Elle etait pâle – et pourtant rose,
Petite – avec de grands cheveux...[

Related booksAll

Попытка ревности, Марина Цветаева
Марина Цветаева
Попытка ревности
Мой Пушкин, Марина Цветаева
Марина Цветаева
Мой Пушкин
Марина Цветаева
Ав­то­био­гра­фи­че­ская проза
Стихи к Блоку, Марина Цветаева
Марина Цветаева
Стихи к Блоку
Откуда такая нежность?, Марина Цветаева
Марина Цветаева
Откуда такая нежность?
Крысолов, Марина Цветаева
Марина Цветаева
Крысолов
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)