Мелкий бес, Федор Сологуб
ru
Free
Read

Мелкий бес

«Этот роман — зеркало, сделанное искусно. Я шлифовал его долго, работая над ним усердно. Ровна поверхность моего зеркала, и чист его состав. Многократно измеренное и тщательно проверенное, оно не имеет никакой кривизны. Уродливое и прекрасное отражаются в нём одинаково точно». (Из предисловия автора ко 2-му изданию, январь 1908)
more
Impression
Add to shelf
Already read
304 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

Мелкий бес, Федор Сологуб
Мелкий бес
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Mari Illi
Mari Illishared an impression2 months ago
👍
🚀Unputdownable

"Нынче люди пошли – пародия на человеческую породу"

Это не мелкий бес. Это здоровенная бесовщина. Исподтишка она начинает свое вращение по оси и, набирая обороты, заполняет собой всё. Сначала держит цепкими коготками ниточки, которые двигают дурные мысли одного. Дурные мысли одного, как магнит, притягивают к себе дурные мысли других. Вместе они объединяются и создают наживку для третьего и уже в прогрессии, завладевают умами всех.

У каждого бывают дурные мысли. Но не каждый лелеет их, развивает и сохраняет, выбрасывая всё лучшее и заполняя ими весь свой мир. И тот, кто отказывается от них и остается верен себе - будет спасен.

Порадовало, что не все герои подвержены и восприимчивы. Причем, сомневающихся нет. Все уверенные - на стороне зла. Невосприимчивые знали сразу - БЕС. Откуда? Почему не очаровались? Не впустили? Воспитание? Достоинство? Свое понимание мироздания? Не знаю… Но знаю, что есть что-то, внутреннее чутье, интуиция, которое не подводит. Стоит только раз сделать исключение и согласится на то, что нам не подходит, и зло уже с тобой. Остается только опыт и четкое понимание, что ни при каких обстоятельствах нельзя соглашаться на то, к чему не лежит душа: "Плавали! Знаем! Уже нас не проведешь!"

Радует, что разрушающие в меньшинстве. Это дает шанс миру, тогда как другие, будто видя себя в зеркале, все как один общаются с бесовщиной на одном языке. Это не про ад какой-то. Это про людей, которые порой подбираются близко и растлевают нас. Про навязчивые идеи, перерастающие в сумасшествие. Про бесов, живущих в них. Про их манипуляции, провокации, агитационную работу, вербовку в свою секту ущербных и злых. И как там всё слажено! Попробуйте внедрить в общество что-то светлое и здоровое - сколько протеста, неприятия, насмешек. Пустите на самотек бесовщину, и она удивит слаженными действиями и скорыми показателями, что впору премию давать.

Утешает одно: процесс этот работает на самоуничтожение. Не потому что это справедливо, а потому что это закономерно и иначе быть не может. Тот, для кого люди – расходный материал, кто рассматривает всех только в связи с собственными выгодами и удовольствиями, обязательно станет и сам разменной монетой.

Когда Сологуб питался Достоевским, Набоков вдохновлялся Сологубом. Сначала я не могла отделаться от чувства, что Камю с его «Посторонним» перенял эмоциональную скудость Передонова.

Книгу я бы рекомендовала всем желающим спаси свою душу. Уверенно рекомендую читать родителям. Не всегда можно верить тем, кто имеет хорошую репутацию (сегодня это деланная вещь, соцсети в помощь!), учителям, толкующим о морали, благонравным старушкам-опекуншам и прелестным девицам!

Причем растлевающие себя видят совершенно замечательными людьми. Отвратительные моралисты. Не осознающие, насколько они низки, жалки, гадки и ничтожны. У них все – дерьмо и не достойные. Но они «снисходят», а сами всегда кристально белоснежны. Садистки радуются, когда другие оступаются. А еще «великодушно прощают». Как правило, за то, чего другие никогда и не совершали. И за это потом унижают и цинично посмеиваются. Выискивают слабости, толкают на гнусности, чтобы потом проявить свое «великодушие» и снизойти. Но не ради прощения, а чтобы получить право унижать и умерщвлять личность, превращая в подобие человека.

Кто нужен бесу? Точно не такие, как они. Потому что они вообще никому не нужны. Встречая свое отражение, они бегут с воплями ужаса.. Им бы бездонный колодец энергии, из которого они только черпать будут, ничего не давая взамен, кроме своего негатива и вечного недовольства. А когда колодец пересохнет, швырнут на свалку, еще и скинув ответственность за это на бывший источник энергии. Разыграв, как им кажется, удачную театральную сцену.

ДЛЯ СЕБЯ поняла: игры с темной стороной натуры не проходят бесследно. Порой мы играем с этим зверем, думая, что держим его на привязи. Это не так. Сначала эта сила нас защищает от других (это в глазах у человека, то, от чего умолкают, переходят на другую сторону дороги, просто держатся на расстоянии), а потом оно нас пожирает. Начинает тащить в нашу жизнь, как в свою нору, всякий человеческий мусор. Тех, кого я называю мертвыми. Эта сила любит мертвичинку, как гиена падаль. Мы еще верим, что оно нас слушается, что оно стоит на страже, а оно нас уже жрет.

Думаю так: мы каждый день делаем выбор либо в пользу темного, либо в пользу светлого. Иногда темное опять на коне. И кто-то может сдаться:"Ну раз я такой, таким мне и быть!", но это не правда. И невозможно раз и навсегда выбрать что-то одно, а другое ррраз и испарилось. Древняя как мир идея!

Если кто-то пробудил в тебе зло, это не означает, что ты и есть зло. Просто теперь ты знаешь наверняка, что оно в тебе живет. Учишься уживаться с ним, не давая собой помыкать.

Почему я верю, что все не случайно? Вот верю и всё! Исступленно даже. Так веруют фанатики в своего бога. И даже то, какие мы делаем выводы из событий и своих реакций на них - тоже обусловлено чем-то. И та информация, которая идет к нам потоком (и книги) тоже не просто так! Вовремя приходит.

И еще почему-то я убеждена, что истинные чувства открывают в нас лучшее, не нужно тщится, карячиться, подстраиваться, исторгать что-то из себя, чтобы быть щедрыми, ласковыми, нежными, открытыми, если в нас живет настоящее. Мы освобождаемся. Это чувство неведомо эмоциональным дегенератам, они глухи к чувствам даже близких, ведь сами ничего не испытывают, только имитируют. Нельзя верить их раскаяниям, они всегда мнимые и продиктованы личной выгодой.

И никого близко они не подпускают, ведь люди способны узреть их уродство. И они притворщики, по-человечески не могут, зато театра хоть ложкой ешь! Но зрителей регулярно меняют, чтобы не привыкали к их уловкам и не рассматривали пристально. Пропускают через себя поток – вылавливают там жертв новых. Способны только паразитировать, а со своей стороны готовы только пустоту предложить.

ЛЮБИМОЕ: "Его чувства были тупы, и сознание его было растлевающим и умертвляющим аппаратом. Все доходящее до его сознания претворялось в мерзость и грязь. В предметах ему бросались в глаза неисправности и радовали его. Когда он проходил мимо прямостоящего и чистого столба, ему хотелось покривить его или испакостить. Он смеялся от радости, когда при нем что-нибудь пачкали. Чисто вымытых гимназистов он презирал и преследовал. Он называл их ласкомойками. Неряхи были для него понятнее.

У него не было любимых предметов, как не было любимых людей, — и потому природа могла только в одну сторону действовать на его чувства, только угнетать их… Быть счастливым для него значило ничего не делать и, замкнувшись от мира, ублажать свою утробу"

👍
💀Spooky

Вижу здесь Чехова образца 1897 г, будущего Платонова, за ним, далеко-далеко, Балабанова — стоят они на фоне семейной фотографии всей России, и мерзко тебе, и страшно, а правда.

👍
🔮Hidden Depths

Эта книга о нас.

b7033532880
b7033532880shared an impression9 months ago
💀Spooky

💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Страшна та жизнь, которую ведет главный герой романа. Вот уж, действительно, "мелкий бес". Общество показано низким и пошлым, а Передонов ему соответствует. В роман нужно именно погружаться, тогда он кажется действительностью, приправленной злостью и завистью действующих лиц. Не всех, конечно, но большинства.

b2448499702
b2448499702shared an impression10 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
😄LOLZ

👍

Elizaveta Tverskaya
Elizaveta Tverskayashared an impressionlast year
👍

Учебник стиля. Несмотря на прошедший век, многое из описанного живо.

👍

💀Spooky
🔮Hidden Depths

vkiselev49224
vkiselev49224shared an impressionlast year
👍

QuotesAll

Жид русского всегда надует, а русский жида никогда не надует.
"Я люблю вас, потому что вы - холодная и далекая. Варвара потеет, с нею жарко спать, несет, как из печки. Я хочу иметь любовницу холодную и далекую. Приезжайте и соответствуйте".
Ныне люди пошли - пародия на человеческую породу, -
Передонов смотрел равнодушно: он не принимал никакого участия в чужих делах, — не любил людей, не думал о них иначе, как только в связи со своими выгодами и удовольствиями
Все принарядились по-праздничному, смотрели друг на друга приветливо, и казалось, что в этом городе живут мирно и дружно. И даже весело. Но все это только казалось.
Передонов подумал и вдруг захохотал. Он всегда не сразу отзывался на то, что казалось ему смешным, — медленны и тупы были его восприятия.
И это восхитительное тело для этих двух пьяных и грязных людишек являлось только источником низкого соблазна. Так это и часто бывает, — и воистину в нашем веке надлежит красоте быть попранной и поруганной.
Это он всегда думал, когда видел барышень, любезных с ним.
«С княгиней-то как же? — подумал он. — За теми гроши, и протекции нет, а с Варварой в инспекторы попадешь, а потом и директором сделают».
Он посмотрел вслед суетливо убегающему Рутилову и злорадно подумал: «Пусть побегает».
Опять была пасмурная погода. Ветер налетал порывами и нес по улицам пыльные вихри. Близился вечер, и все освещено было просеянным сквозь облачный туман, печальным, как бы не солнечным светом. Тоскою веяло затишье на улицах, и казалось, что ни к чему возникли эти жалкие здания, безнадежно-обветшалые, робко намекающие на таящуюся в их стенах нищую и скучную жизнь. Люди попадались, — и шли они медленно, словно ничто ни к чему их не побуждало, словно едва одолевали они клонящую их к успокоению дремоту. Только дети, вечные, неустанныe сосуды божьей радости над землею, были живы и бежали, и играли, — но уже и на них налегла косность, и какое-то безликое и незримое чудище, угнездясь за их плечами, заглядывало порою глазами, полными угроз, на их внезапно тупеющие лица.
Вершина посмотрела на Марту. Марта налила стакан, подвинула его Передонову, и при этом на ее лице играла странная улыбка, не то испуганная, не то радостная. Вершина сказала быстро, точно просыпала слова:
— Положите сахару в пиво.
Марта подвинула к Передонову жестянку с сахаром. Но Передонов досадливо сказал:
— Нет, это — гадость, с сахаром.
— Что вы, вкусно, — однозвучно и быстро уронила Вершина.
— Очень вкусно, — сказала Марта.
— Гадость, — повторил Передонов и сердито поглядел на сахар
Тебе с ней не котят крестить
Марта сидела в беседке, еще принаряженная от обедни. На ней было светлое платье с бантиками, но оно к ней не шло. Короткие рукава обнажали островатые красные локти, сильные и большие руки. Марта была, впрочем, не дурна. Веснушки не портили ее. Она слыла даже за хорошенькую, особенно среди своих, поляков, — их жило здесь не мало.
Марта сидела в беседке, еще принаряженная от обедни. На ней было светлое платье с бантиками, но оно к ней не шло. Короткие рукава обнажали островатые красные локти, сильные и большие руки. Марта была, впрочем, не дурна. Веснушки не портили ее. Она слыла даже за хорошенькую, особенно среди своих, поляков, — их жило здесь не мало.
Затем, запершись, в спальне, он решил наметить себя, чтобы Володин не мог подменить его собою.
На твоей родине дохлых кошек жрут, — сердито сказал Передонов.
Мне бы, главное, не хотелось, чтобы она была сухопарая, — с тоскою в голосе сказал Передонов. — Жирненькую бы мне.
Долго глядя на его расторопные, отчетливые движения, можно было подумать, что это не живой человек, что он уже умер, или и не жил никогда, и ничего не видит в живом мире и не слышит ничего, кроме звенящих мертво слов.
Городской голова, Яков Аникиевич Скучаев, встретил Передонова на пороге своей гостиной. Это был мужчина толстый, высокий, черноволосый, коротко стриженый; держался он с достоинством и любезностью, не чуждой некоторой презрительности в отношении к людям малоденежным.
У Передонова, чтобы занимать гостей, только и было в запасе, что карты да водка. Так как за карты сесть еще нельзя было, — чай надо было пить, — то оставалась водка.

Related booksAll

Петербург, Андрей Белый
Андрей Белый
Петербург
Красный смех, Леонид Андреев
Леонид Андреев
Красный смех
Федор Сологуб
Кра­сота
Федор Сологуб
Красота
Тяжелые сны, Федор Сологуб
Федор Сологуб
Тяжелые сны
Бездна, Леонид Андреев
Леонид Андреев
Бездна
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)