Соловей, Кристин Ханна
ru
Books
Кристин Ханна

Соловей

Read
452 printed pages
  • 💧213
  • 👍183
  • 🚀176
Франция, 1939-й. В уютной деревушке Карриво Вианна Мориак прощается с мужем, который уходит воевать с немцами. Она не верит, что нацисты вторгнутся во Францию… Но уже вскоре мимо ее дома грохочут вереницы танков, небо едва видать от самолетов, сбрасывающих бомбы. Война пришла в тихую французскую глушь. Перед Вианной стоит выбор: либо пустить на постой немецкого офицера, либо лишиться всего – возможно, и жизни.
Изабель Мориак, мятежная и своенравная восемнадцатилетняя девчонка, полна решимости бороться с захватчиками. Безрассудная и рисковая, она готова на все, но отец вынуждает ее отправиться в деревню к старшей сестре. Так начинается ее путь в Сопротивление. Изабель не оглядывается назад и не жалеет о своих поступках. Снова и снова рискуя жизнью, она спасает людей.
«Соловей» – эпическая история о войне, жертвах, страданиях и великой любви. Душераздирающе красивый роман, ставший настоящим гимном женской храбрости и силе духа. Роман для всех, роман на всю жизнь.
Книга Кристин Ханны стала главным мировым бестселлером 2015 года, читатели и целый букет печатных изданий назвали ее безоговорочно лучшим романом года. С 2016 года «Соловей» начал триумфальное шествие по миру, книга уже издана или вот-вот выйдет в 35 странах.
Impression
Add to shelf

Other versions

Соловей , Кристин Ханна
  • 💧Soppy213
  • 👍Worth reading183
  • 🚀Unputdownable176
Sign in or Register

Не знаю, по чьей версии роман Кристин Ханны «Соловей» стал «главным мировым бестселлером 2015 года» и стал ли им на самом деле, но роман вышел настолько слабым, что о нем не стоило бы говорить. Да, но ведь «главный» и «мировой» - я купился на эти характеристики (другим покупаться на них не советую).
Действие происходит в оккупированной немцами Франции. Главные героини, две сестры переживают трудное время каждая по-своему. Одна сосредотачивается на выживании с маленькой дочкой на руках, вторая рвется в ряды Сопротивления. В их же доме поселяется обворожительный немецкий капитан с прекрасными манерами и романтической настроенностью. Уже по набору персонажей можно заподозрить «Соловья» в том, что это так называемый женский/дамский роман. И, несмотря на попытки отрицать это, таковым он и является на деле. Достаточно посмотреть на спектр мнений и отзывов. Положительные, как правило, сосредоточены в женской части аудитории.
Нет, проблема не в искусственном разделении литературы на жанры и в отнесении «Соловья» условно к дамским романам. Невооруженным глазом видно, что Кристин Ханна пыталась кое-что заимствовать у «Унесенных ветром» (младшая сестра-сопротивленка так вообще чуть ли не списана со Скарлетт). А уж этот «женский» роман является признанной классикой литературы. И классикой, надо сказать, крепкой.
Нет, дело не в жанрах, а в конкретных реализациях. «Соловей» - реализация слабая. Мне кажется, что основная проблема романа заключается в некомпетентности автора. Она просто не знает предмета, о котором пишет. Война и оккупация, действия людей в ее условиях для Ханны являются какими-то отвлеченными понятиями, не почерпнутыми ею из надежных источников (прожить-то уж это она точно не могла), а попросту надуманными в уюте солнечной Калифорнии.
Видит бог, я старался не замечать отдельных сюжетных дыр и косяков, но к середине книги их концентрация начала зашкаливать. В общем, я сломался и бросил читать. Посудите сами. Ниже дам пару примеров, убивших во мне остатки читательского интереса.
Пример первый. Ханна старательно описывает страдания сестер в холодном не отапливаемом зимой доме. Нет дров, нет денег купить дрова. Сестры и маленький ребенок жмутся друг к другу на кровати, укрывшись всеми теплыми вещами, найденными в доме. О, как тяжелы их страдания. Не правда ли? Только вот беда, автор в данном эпизоде начисто забывает о немецком капитане, квартирующем тут же. Он что, тоже так мерз? Ответа нет.
Пример второй. Младшей сестре надоело ходить пешком с фермы в город. Да и ботинки уже износились, на новые денег нет. Она не придумывает ничего лучше, как взять да и похитить велосипед у эсэсовцев. Ну всё, думаю, сейчас ей придется как-то оправдываться дома, объяснять сестре, откуда взялась у нее такая редкая и дорогая машина. Да что там сестра! Ведь в доме живет немецкий капитан из комендатуры. Уж он-то точно припрет девушку вопросами. Да еще, не дай бог, обворованные эсэсовцы заявили о пропаже в ту же комендатуру. Ага! Посмотрим, как она будет выкручиваться. А вот никак! Сразу после этой сцены следует «прошло четыре месяца».
Вербовка младшенькой в ряды Сопротивления – это вообще полный финиш. К ней просто подошел на улице незнакомый человек, перекинулся парой слов и отвел на явочную квартиру, где сидел весь местный актив Сопротивления. Просто так! Обычную девчонку с улицы! Автору явно не хотелось заморачиваться придумыванием реалистичных сцен. Типа, и так сойдет. Впрочем, вся дальнейшая деятельность сестренки в рядах Сопротивления преподносится чередой таких же абсурдных благоглупостей.
Вот вы вдумайтесь. В начале оккупации старшая сестра начинает активно разводить кроликов, кур, цыплят – дескать, будем есть. Я даже не спрашиваю, как она построила сарайчики и клетки. Далее семья отчаянно голодает, не может купить и кусочка сыра/мяса/хлеба, у нее нет яиц. Куда делись кролики, куры? Может быть, их сожрали? Сами или помогли немцы. Нет – через энное количество страниц эта живность упоминается вновь. Чёрт! Но тогда чем старшая сестра кормит свой зверинец, если самим есть нечего? Ответ прост: фантазиями писательницы, страшно далекой от хозяйства и реальных забот. Автору просто удобно, чтобы всё появлялось и пропадало по мановению ее волшебной ручки/клавиатуры.
В общем, Ханна живет по своим правилам в искусственном, ею выдуманном мирке. Удобно ей что-то – пусть будет, как бы по-идиотски это ни выглядело. Перестало быть нужным – она попросту забывает ранее созданное, отбрасывает его и более не вспоминает. Знаете, так дети в играх легко правила меняют: «а давай теперь ты будешь…»
Вы скажете: придираюсь. Может быть, это всё мелочи, а сама история и персонажи заслуживают внимания? Знаете, нет. Персонажи отчаянно скучны. Автор придумала их и совершенно не развивает, раз за разом воспроизводя как мантры одни и те же характеристики с отсылкой к их тяжелому детству. Ну раз повторила, ну два, но не всю же книгу. Герои романа, проходящие через тяжелые испытания должны как-то развиваться, меняться к лучшему или худшему. А тут нет, Ханну заботит только красота воспроизводимых ею психологических сцен. Она набросает трогательную сценку и как бы ею любуется. Сценка для нее важна не как часть романа, а сама по себе.
В общем, картонные персонажи, отсутствие их развития, отсутствие настоящих чувств, отсутствие четко выстроенной истории, присутствие массы глупостей, дыр и нелогичностей полностью перечеркивает любые достоинства романа. Даже если они и есть. Нет, я-то их не увидел, ну а вдруг?

5 из 10

💀Spooky
🚀Unputdownable

Книга о женщинах. Нет не так - книга о Женщинах.

На часах 4 утра. Я проглотила 'Соловья' всего за половину ночи. Потрясающе.
Чрезвычайно насыщенный, динамичный сюжет. До конца не ясно кто есть кто.
Даже не понимаю, почему я так долго откладывала эту книгу?
Немного напоминает 'Весь невидимый нам свет', но возможно, лишь временем и местом действия. Герои не отпускают до конца, переживаешь за них, как за своих знакомых. Лучшее из прочитанного за последние месяцы.

Mariia Kuschenkova
Mariia Kuschenkovashared an impression3 years ago
👍Worth reading
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Каждый раз открывая новую книгу я надеюсь найти сильное произведение, ради прочтения которого я с удовольствием принебрегу многими своими делами и дам себя временно поглотить. И каждый раз, находя такое, испытываю то редкое ощущение где-то внутри, в поисках которого я и читаю. "Соловей" - яркий пример, очень рекомендую. Трогает и очень захватывает.

лучше быть дерзким, чем покорным. И что если прыгнешь со скалы, то по крайней мере сможешь немножко полетать, прежде чем упадешь.
Нынешние молодые хотят знать все обо всех. Они думают, что, разговаривая о проблемах, смогут их разрешить. Но я из поколения не столь бойкого. Мы знаем, как важно забывать и порой поддаваться искушению начать все заново.
Если бы давным-давно я рассказала ему правду, если бы позволяла себе больше петь, пить и танцевать, может, он и сумел бы разглядеть в своей беспомощной скучной матери меня
bookmate icon
One fee. Stacks of books
You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)