Так много книг, так мало времени

Lelya Nisevich
Lelya Nisevich
278Books

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Внерабочее чтение
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени8 days ago
“Дворянское воспитание имело много достоинств, но и немало недостатков... Но если судить о воспитательной системе по приносимым ею плодам, лучшего воспитания, нежели дворянское, в России, похоже, все-таки не было” (c)
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени9 days ago
Роман, как часы с движущимися фигурками, в свой час из дверки выезжает персонаж со своей историей, а в определённый час открываются все фигуры, и все, что казалось непонятным по одиночке, обретает смысл в целом.
Пытаться представить себя на месте героини - немыслимо. В отличие от персонажей «Коллекционера» и «Комнаты» она добровольно запирает себя кирпичной стеной от окружающего мира (и революции в Анголе). Кто знает, может это ее и спасло? Или же в обмен на безопасность она лишилась чего-то неуловимо большего? Стоит ли учиться забвению, или забыть - значит сдаться?
Разбавляют мрачную картину отрешения Луду от мира алмазные голуби, пёс-альбинос и поющий бегемот
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времениlast month
“The good people” в русском переводе внезапно стали «Темной водой», потеряв саркастичность названия.
1825 год, затерянная ирландская деревушка, чьи жители считают себя добрыми католиками, но не чураются ежедневневного мини-колдовства, даже в таких простые вещах - как сбивание масла (рецептов удачного масла три: подкова у маслобойки, тысячелистник в молоке и не касаться мужа). При этом ведовство осуждается женщинами около родника днём, но под покровом все спешат к местной колдунье за лекарством/советом.
Жизнь деревеньки течёт неторопливо и неизменно, до тех пор пока в семью Норы Лихи не приходит беда: умирает дочь, оставив больного внука, и в тот же год умирает ее муж. Идут пересуды о том, что это порча «добрых соседей» - лесных духов фэйри; селяне тут же подмечают череду неприятностей в своей жизни и связывают это с малышом, «который не такой как все». Обезумевшая от потерь Нора обращается к врачам, священнику - но они равнодушны к ее горю, как ей кажется. Устав слышать соседские пересуды о внуке, она идёт за помощью к вещунье Нэнс Роух...
Книга вовсе не о невежестве, а о том, что в безвыходной ситуации человек верит всему, что обещает лёгкий выход из ситуации (чудо). Принять то, что твой внук - «подменыш», а настоящее дитя похищено фэйри - куда проще, нежели понять, что тебе придётся всю жизнь мучаться с калекой.
И ещё о том, что зло творят сами люди, без помощи злых духов, которые не зря кличут «добрыми соседями». Если ты не такой как все, то тебя надо изгнать или даже убить, несмотря на то, что ты не причинил никому беды, зачем разбираться в ситуации?
С той невежественной поры минуло 2 века, человечество полетело в космос, но у «Битвы экстрасенсов» - сумасшедшие рейтинги )
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времениlast month
— Разве не знаешь, что творили мужчины с женщинами в войну?
— Знаю, ты мне рассказывала. И вот полюбуйся, что творят женщины с мужчинами в мирное время (с)
История Индонезии сквозь призму сказок 1000и1 ночи, облеченная в форму семейной саги. Жутко, пронзительно, саркастично, и жаль, что всего-то 500 страниц крупным шрифтом.
PS Только это никакой не Маркес и не Гоголь, как сказано в русской аннотации, а скорее - Рушди.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времениlast month
Когда в мире нет границ и предела твоих возможностей, то их надо выдумать; главный специалист по таким вопросам - подсознание. Поколение N выбирает не наркотики, а психотропы. Разрушения те же, но выглядишь ты не отбросом общества, а почти гением...
Книга об утрате себя в этом большом-большом мире, где постоянно ждут от тебя каких-то решений и свершений. Здесь нет сильных эмоций и затейливых поворотов сюжета; красной стрелой идёт вниз линия жизни героини; финал вполне предсказуем.
PS Рассказы про Мону более цельные и законченные (что ли?) нежели роман.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени2 months ago
Пощекотать нервы накануне 2 февраля (даты гибели) не получилось.
Подборка документов на пять, сам же роман - на двоечку.
Что ж, ждём пополнения книг-фильмов на тему «дятловцев», ибо Прокуратура вновь занялась этим делом.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени2 months ago
Счастливое детство и ужасы гражданских войны одинаковы в любой точке мира; разве что в Африке на дни рождения готовят стейки из крокодила, а в соседском саду вместо яблок растут манго.

Война, хотим мы того или нет, непременно назначает нам врага. Я хотел бы остаться нейтральным, но не мог (c) за врагом, обычно, далеко не ходят: даже если ты не интересуешься политикой, соседи не оставят тебе выбора, устроив охоту друг на друга, а то и на тебя самого.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevich2 months ago
Конечно, папы должны подлежать обмену на золотых рыбок. Это более чем разумно (с) Нил Гейман
PS Не дарить комикс своим детям, а то они вас тоже поменяют.
PPS ну разве только как способ узнать во сколько вас оценят дети и их способности к бизнесу - на щенка вас поменяют или же на квартиру.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени2 months ago
На 100 страницах уместились сочетание бега с фаст-фудом, «спешите делать добро» и «он улетел, но он обещал вернуться».
PS Мистер Кинг, признайтесь, это вы о себе? Вы готовитесь воспарить и рассыпаться фейерверком?
PPS Как всегда, жальче всего кошака Билла.
Стивен Кинг
На подъеме
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени2 months ago
В каждой семье тлеют свои костры недопонимания между детьми и родителями. Но стоит привычному укладу жизни нарушиться хоть чуть, как тление обращается в огонь, выжигая все на своём пути.
Но роман - не об отношениях детей и родителей. Роман - о материнстве и жертвенности. Три матери, путь которых пересекутся летом в тихом Шейкер-Хайтс. У всех троих разные судьбы и разные пути материнства, но объединяет их одно: все они чем-то пожертвовали ради ребёнка: карьерой, образом жизни и даже пошли на преступление ради них. Но женщины никогда не расскажут своим детям о том, как им было трудно, но всегда будут помнить об этом.
«Жизнь несправедлива или справедливо не всегда означает правильно» (с).
Конечно, в настоящей жизни бывает ещё и не то, но достоверность сюжета сильно пострадала в попытке вызвать жалость к героям. В итоге: перегруженный событиями текст и шаблонность противостояния «хорошие-плохие». Но читается на одном дыхании.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени2 months ago
Одним словом постмодернизм - приходится продираться сквозь заросли слов и фраз: где-то путаешься в ветвях разговоров героев и хочется перерубить их мачете, где-то, наоборот, хочется заныкаться в эти кусты поглубже; в этих зарослях время не линейно, время - как корм в коровьем желудке: путешествует от рубца к сычугу туда-сюда, пережёвывается по несколько раз, до тех пор пока не будет готов к перевариванию.
Пирсон высмеял всю суть Америки - замалчивание неприглядной истории, американскую мечту, любовь к сутяжничеству, общественно-университетской жизни (и делению на группы), толерантности, свободе, бюрократии, благотворительности (на доходы от войн в странах) и ещё бесконечное число вещей. А Чарли, который пытается стать чем-то целиком - ещё один образ США, с ее делением на штаты, в каждом из которых свои обычаи и правила.
Мычать от удовольствия не получилось, получилось долго и обречённо жевать траву.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
«Есть люди, которым нужна истина, а есть те, которые предпочитают ее себе воображать» - этой фразой автор сразу делит читателей на тех, кому история понравится, а кому - «нужна истина».
В России роман вышел в серии «Звезды мирового детектива», но это вовсе не детектив, а одна из сказок 1001 ночи. Сказка о многогранности любви и тех, кому не суждено было стать чьим-то попутным ветром, судьбой, их роль другая - рассказать чужую историю.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Уныло и нудно.
Героиню хочется отправить к психологу с первых страниц.
Это не про любовь к книгам, а про депрессию.
Бонус: странный список упоминаемых книг (наверное, любимые книги автора)
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Старинная закрытая женская школа, хранящие добропорядочность учениц строгие монахини, поле гиацинтов среди рощи кипарисов и льющийся с небес лунный свет. Не хватает только гипнотического голоса Ланы Дель Рэй саундтреком. Идеальное место для девичьих грез, крепкой дружбы, совместных тайн, первой любви, нерушимых клятв на крови... но в жизни не бывает все гладко: детские игры, любовь, вражда, наивность и оторванность от реальности оборачиваются трагедией.
Чтение с громадным чувством сожаления ускользающего чуда, того, что юность быстротечна, будущее навевает холодок по спине и способно разорвать самые прочные дружеские узы. Чем ты готов пожертвовать, чтобы сохранить девичью дружбу?
4* исключительно за то, что роман можно было бы сократить на 100 страниц без ущерба.
Тайное место, Тана Френч
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Где-то на середине книги в сети попался пост Подрабинека о том, что все было совсем не так, что поубавило восторгов от текста. Уж очень все гладко. О.Э. многократно говорит о том, что книжное детство и театральная семья оказали на него большое влияние: видимо, поэтому любую жизненную ситуацию он как бы переносит на сцену, наблюдая и оценивая персонажей со стороны, даже если пишет о себе.
Случайных жизней всего 6 и они не закончены - рассказывать о быте эмиграции пока автору не интересно (или нечего?).
Советую относиться как к художественной литературе с долей вымысла и приукрашивания прошлого.
Олег Радзинский
Случайные жизни
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Не очень понятна вторая часть заголовка про смерть - книга, скорее, о жизни как чуде, дарованном в годы войны. Больше чудес в жизни не было; все, как у всех: одесский мальчишка, московский студент, советский инженер - середнячок, один из винтиков социалистической системы. Мемуары - еще одна попытка поймать улетающий змей истории за хвост.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
97 советов хомо сапиенсу о том, что жизнь на Земле чертовски хорошая штука, если взглянуть на неё глазами инопланетянина.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Вампирские хроники французской полиции, как повод задуматься о мутациях болезней, системе донорства в мире и о том, что куда белый человек не сунется, всегда все портит и обращает во зло.
Шарко, Франк Тилье
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Мы трясёмся над своими детьми, но продолжаем убивать мир, в котором им предстоит жить. Мы привязываем детей к себе невидимой нитью, вместо того, чтобы сделать мир безопаснее. Жить иллюзией безопасности легче. Но когда-нибудь случится что-то ужасное: нить порвётся, дистанция окажется бесконечностью, до конца которой и не добраться вовек...
Саманта Швеблин
Дистанция спасения
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichadded a book to the bookshelfТак много книг, так мало времени3 months ago
Книга написана взрослым для взрослых: тех кто скучает по своему советско-пионерскому детству. Эдакая смесь Рыбакова, Гайдара, Булычева, приправленная щепоткой неидеологического Лукьяненко. Все предсказуемо: вот эти, четверо - настоящие друзья: смелые, отважные, правильные, а все, кто не похож на них - обязательно подлецы и негодяи; правильные всегда поступают правильно, негодяи умеют только делать гадости.
Будет ли интересно это читать читать сегодняшним подросткам? Скорее нет. Слишком силён налёт «советскости», зомби и перемещения между мирами не спасают (к слову, экшен-сцены автору удались не очень), вполне хватает рассказов родителей-упреков школьных учителей-тв-пропаганды.
Все части легко читаются; если вы из 70-80 - вызывают легкую ностальгию по чудесным школьным годам (и запудренным идеологией наивным головам), а также счастливый выдох, что «мертвые» джинсы можно не «достать», а купить в ближайшем магазине; из стоящего - размышления в 1-2 части о живых-мертвых, в контексте именно настоящей смерти, а не идеологии хороших-плохих.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)