Книги, которые меня сочинили

Вячеслав Суриков
Вячеслав Суриков
145Books
Навсегда неслучайные тексты
Американский врач Майкл Грегер пишет о том, что современный человек является заложником сразу трех индустрий: пищевой, медицинской и фармацевтической. Первая создает все условия, чтобы мы поглощали еду в максимально возможном количестве; вторая ждет, чтобы однажды мы встанели в очередь у кабинета врача и остались в ней уже до самой смерти, третья же предлагает таблетки на все случаи жизни. Все вместе они дают синергетический эффект: «Система здравоохранения США основана на гонорарном способе оплаты, то есть врачам платят за прописанные лекарства и процедуры, вознаграждая за количество, а не качество». Грегер настаивает: основная причина всех заболеваний — избыточное питание: «Мы стали потреблять больше мяса, птицы, яиц, растительных масел, газированных напитков, сахара, белого риса и белой муки». При этом врачи борются не с причиной болезни, а с ее следствием, назначая лекарства для уменьшения таких факторов, как высокое давление, сахар в крови и холестерин. «Это подход уборщицы, которая все собирает и собирает тряпкой воду с пола ванной, вместо того чтобы закрыть кран». Грегер неоднократно ссылается на «Китайское исследование» Колина Кэмпбелла, в котором тот выявил связь между употреблением в пищу продуктов животного происхождения и заболеваниями раком груди, простаты, кишечника, диабета и коронарной болезни сердца. Он приводит еще один пример, подтверждающий выводы Кэмпбелла: «Смертность от рака кишечника в Японии в 1950-х годах была меньше одной пятой количества смертей по той же причине в США (включая американцев японского происхождения). Но сейчас заболеваемость раком кишечника в Японии стала такой же, как и в США: одной из причин этого считается возросшее в пять раз потребление мяса». Но есть и хорошая новость: «Правильное питание — это проще, чем вы думаете. Это недорого. И это может спасти вашу жизнь». Борьба за жизнь — это просто.
История превращения мальчика из Ставропольского края в вершителя судеб мира. Каким-то образом ему удалось там - на политическом Олимпе остаться идеалистом. Возможно, это произошло потому, что он находился под сильным влиянием жены. Она же стала одним из факторов обожания его в Европе и США, и почти ненависти на родине. 1987-ой год - год его взлета, когда любовь в равной степени сопровождала Горбачева по обе стороны океана. Но уже в 1989-ом и в следующем 1990-ом он с трудом контролировал политическую ситуацию и совершал одну ошибку за другой. В описаниях этого периода - невероятная концентрация драматизма. Таубман только цитирует известные ему источники, ничего от себя не добавляя, но этого вполне хватает, чтобы на физиологическом уровне испытывать неловкость за генсека, который выпрашивает у американцев деньги на поддержание рушащейся советской экономики. И при этом ужасно многословен. И это всех напрягает. Увы.
Gorbatsjov, William Taubman
Новая книга Пелевина не понравилась мне своей злостью, тем не менее я дочитал ее до конца.
Очень откровенная книга. По прочтению кажется, что знаю Юрского от и до. Жалею, что не прочитал раньше.
Талеб - ниспровергатель устоявшихся истин, которые, как выясняется на первую интеллектуальную поверку - немногого стоят. В новой книге он противопоставляет тех, кто готов ради своих убеждений рисковать собственной шкурой, и тех, кто даже не думает об этом. Талеб считает, что эти люди обладают сознанием рабов, и им нельзя доверять принятие серьезных решений.
Вышедший на пенсию нейрохирург Генри Марш купил себе загородный дом и теперь, с больным бедром, просыпаясь по ночам от боли в простате, размышляет о собственной жизни, кается в своих врачебных ошибках и наблюдает за процессом собственного старения. Что касается старости, то здесь он безутешен. Степень беспомощности отца, последние годы жизни страдающего деменцией, произвела на него самое удручающее впечатление. Когда Марш увидел свои дряблые, обвисшие ягодицы в номере отеля, увешанном зеркалами, это напоминание о возрасте показалось ему оскорбительным. Он все чаще подумывает о разумности эвтаназии — как атеист он не боится последствий, которые могут ему грозить в случае преждевременной смерти по собственной воле. И все чаще сомневается в том, что нужно предпринимать максимальные усилия, чтобы во что бы то ни стало сохранить человеку жизнь. Его опыт хирурга подсказывает: очень часто операция на мозге спасает от смерти, но цена этого спасения — полубессознательное существование на протяжении всего времени, пока организм будет в состоянии поддерживать в самом себе жизнь. Марш раз за разом повторяет: есть случаи, когда человеку надо просто дать умереть. Эта мысль чаще всего навещала его в Непале, куда он поехал после того, как уволился из британской больницы. И если в Англии в случае неверного лечения максимум, что ему грозило, — долгое и нудное судебное разбирательство, то в Непале возле больницы его могли поджидать разъяренные и вооруженные родственники неудачно прооперированного больного. Жизнь врача нелегка.
Я прослушал все выпуски «Аэростата» - некоторые не по одному разу. Мои музыкальные вкусы и представления о природе музыки и творчества запрограммированы «Аэростатом» по меньшей мере наполовину. Иногда мне кажется, что я взял из этих программ намного меньше того, что в них заложено. Я готов возвращаться к ним снова. И в виде текстов тоже.
Новый роман Пелевина нельзя пропустить, взявшись читать, нельзя отложить в сторону, даже если ты в какой-то обнаруживаешь, что перестаешь понимать, о чем в нем написано. Ты читаешь до самого конца в надежде, что окажешься все-таки в состоянии понять немного больше, чем понимал до сих пор. Но главное в процессе чтения книг Пелевина - не пропустить ни один из его едких афоризмов, которые, как мне иногда кажется, и составляют самую важную часть содержания его книг.
iPhuck 10, Виктор Пелевин
С Аленой Долецкой мне довелось провести целых два дня в одной компании - это была поездка в Казань на выставку «Гений века», и я читал эту книгу уже не только как о далекой звезде глянцевой журналистики, но и опираясь на набор личных впечатлений. Все совпало. Долецкая ничего не скрывает и в книге предстает такой же, как в жизни. Из ее историй я узнал о женщинах нечто такое, о чем до сих не подозревал. Не исключено, что лучше мне этого было бы и не знать.
Книга, которая приоткрывает завесу тайны над тем, как формируется национальный характер. Люди, родившиеся в разных странах все-таки отличаются друг от друга. Если ты родился в России, ты не станешь шведом никогда, даже сумеешь выучить шведский язык. Чтобы понять это, стоит прочитать книгу о шведском Lagom.
Книга, которую я купил, как только она вышла на русском, кажется, еще в середине девяностых. Я ожидал от нее большего, но, в конце концов, был рад и тому, что есть - наспех по горячим следам написанному тексту об уходящей натуре советского рока, С тех пор не раз ее перечитывал, пропуская страницы посвященные слишком экзотичным прибалтийским группам, иногда только ради того, чтобы встретить названия групп, альбомов, песен, которые когда-то так много значили для меня.
Юлия Яковлева настолько глубоко владеет предметом, что может спокойно писать о происходящем в XIXвеке почти в репортажном стиле, она свободно касается самых разных аспектов балета, и проходится по всем наиболее значимым персонам, которые так или иначе были в это искусство вовлечены, начиная с его родоначальника Людовика XIV. Механизм зарождения балета, как танцевального спектакля, в котором участвует сам король, и объясняет его вечную близость к высшим государственным чинам. Яковлева пишет о том, что балет был изначально структурирован таким образом, чтобы создать образ и структуру власти ей самой. Даже большевики, для которых балет был чуждым буржуазным искусством, в какой-то момент, как только государственная власть структурировалась и вернула себе прежние позиции в обществе, и те признали и полюбили балет и даже обеспечили его расцвет. А что же Петипа? Он был неудачливым танцовщиком, потом, став главным балетмейстером долгие годы подстраивался под вкусы публики. Но звездный час его пришел. Он его дождался. Вот только мы его балеты не дождались. Все что сейчас видим – это отредактированные шедевры, истинный облик которых уже не вернешь.
Книга наивной, но очень уверенной в себе женщины, которая ко всем прочим своим еще и написала отличную биографию. Её брак с Есениным сделал ее частью литературного мифа, который я впитал с молоком матери, он всегда был для меня как нечто само собой разумеющееся, и вот по прошествии многих лет я решил узнать подробности. Как жаль, что книга обрывается в тот самый момент, когда она приехала в послереволюционную Россию.
Лев Данилкин написал выдающуюся книгу о человеке, миф о котором пронизывал мое детство от и до. Так кто же такое Ленин?
Неиссякаемый источник афоризмов, которые до сих пор поражают своим остроумием.
Мир Приста полон эротических видений. Но это не единственное его достоинство. Его сюжеты непредсказуемы, а персонажи психологически выверены. И все очень, очень странно, Это меня подкупает в первую очередь.
"Карлик-нос" был моим первым опытом сторителлинга. Лет в шесть я решился пересказать эту сказку своим коллегам по детскому саду. Моя аудитория состояла из не менее, чем двадцати детей. Я путался в сюжетных линиях, но это было и немудрено, все-таки там так лихо все закручено. Гауф написал образцовые сказочные истории. В них все как я люблю до сих пор: волшебство, интрига, добро побеждает зло.
Познера помню с детских лет, он для меня как член семьи. Сначала видел его только по телевизору, затем стал встречать и в реальной жизни в самых разных ситуациях. И книгу его я тоже прочитал. Теперь все про него знаю.
Книга, из которой следует, что врачи также болеют, как и все остальные люди, и даже когда болеют их ближайшие родственники они не в силах им помочь. Все, что у них есть это привилегия на большую, чем обычным пациентам степень внимания со стороны коллег в тот момент, когда и придется оказаться на больничной койке. Книга, которая учит смотреть правде в глаза, и ни на что не надеется.
Всегда придавал особое значение звучанию как чужих голосов так и своего собственного. Почему одни могут восприниматься как неприятные, а другие совсем наоборот ласкающими слух. Почему голос так сильно влияет на сознание человека - имеет над ним такую власть. Оксана Булгакова не отвечает на этот вопрос, но сообщает много любопытных фактов.
bookmate icon
One fee. Stacks of books
You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)