Андрей Зорин

Жизнь Льва Толстого: опыт прочтения

Лев Толстой давно стал визитной карточкой русской культуры, но в современной России его восприятие нередко затуманено стерео­типами, идущими от советской традиции, — школьным преподаванием, желанием противопоставить Толстого-художника Толстому-мыслителю. Между тем именно сегодня Толстой поразительно актуален: идея ненасильственного сопротивления, вегетарианство, дауншифтинг, требование отказа от военной службы, борьба за сохранение природы, отношение к любви и к сексуальности ― все, что казалось его странностью, становится мировым интеллектуальным мейнстримом. Новая краткая биография великого писателя прослеживает основные линии его судьбы и творчества. Художественное и философское наследие Толстого рассматривается здесь наравне с военным опытом, крестьянским трудом и семейной трагедией. Такой «интегративный» подход позволяет говорить о нем вне набивших оскомину рассуждений о «противоречиях» и яснее разглядеть уникальные последовательность и цельность его жизненного пути. Андрей Зорин ― историк литературы, профессор Оксфордского университета и МВШСЭН.
257 printed pages

Other versions

Impressions

    Александра Данилюкshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🚀Unputdownable

    Я обычно к биографиям отношусь осторожно, и ладно бы какой-то не слишком известный мне человек, а тут сам Лев Николаевич. Правда, смотрю, объем небольшой, и в информационном пространстве вокруг хорошие отзывы. Решила попробовать. И совершенно не пожалела!

    Очень легкое чтение, и неожиданно цельный, объемный взгляд на Толстого. Меня поразил его беспокойный, неуемный разум. То как много в нем было страстей. И книга ведет шаг за шагом, вывод за выводом (и все подкреплено цитатами) к невероятно живому образу Льва Николаевича. Не того, который смотрит сурово с портретов в классах литературы, а другого, постоянно ищущего, постоянно сомневающегося. Нашедшего ли покой? Нет. Опередившего время? Определенно.

    В голове будто сложился пазл, почему дневники жены были такие, почему с религией вот так, и множество других почему, о которых я почти и не задумывалась. Невероятный человек, и его интересная судьба.

    Очень яркая и важная книга. Хочу о других так же!

    Александр Крюковshared an impression10 months ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    💞Loved Up
    🚀Unputdownable
    💧Soppy

    Лучшая биография Толстого, которая сама читается как увлекательный роман.

    Писатель Алексей Ефимовshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

    Книга, в которой Лев Толстой предстает не памятником, но человеком, со своим внутренним миром, страстями, непростыми отношениями с разными людьми, церковью и своим собственным творчеством - я узнал много нового и вам рекомендую.

Quotes

    Мария Погребнякhas quoted2 days ago
    …я понимаю законы нравственные, законы морали и религии, необязательные ни для кого, ведущие вперед и обещающие гармоническую будущность, я чувствую законы искусства, дающие счастие всегда; но политические законы для меня такая ужасная ложь, что я не вижу в них ни лучшего, ни худшего.
    ego170403has quoted13 days ago
    его жизнь была полна разрывов, отъездов и отказов. Он вышел в отставку с военной службы, перестал преподавать в школе и прекратил заниматься делами своего имения. Он отверг сначала разгульную жизнь, которую вел в молодости, а потом образ жизни богатого помещика. Он отказался от православной церкви и социальной среды, к которой принадлежал. Он несколько раз порывался бросить литературу, хотя так и не сумел довести это до конца
    Виталийhas quotedlast month
    По Толстому, «учение Христа» сводилось к пяти заповедям, которые развивали или отменяли заповеди, данные Моисеем. Первая заповедь состояла в том, чтобы жить с людьми в мире и не называть другого «пропащим или безумным». Вторая запрещала прелюбодеяние, которое включало в себя развод и повторный брак. Третья заповедь требовала от человека не приносить клятв, то есть не присягать никаким земным властям и не участвовать ни в каких судебных процедурах. Четвертая, самая главная с точки зрения Толстого, воспрещала противиться злу насилием. Даже в обстоятельствах, угрожающих его жизни, человек не имел права прибегать к силе, но должен был принимать свою судьбу со смирением и молитвой. И, наконец, пятая заповедь повелевала не считать других людей чужими или враждебными, то есть, по существу, упраздняла деление человечества на народы.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)