Люся, стоп!, Людмила Гурченко
Read

Люся, стоп!

Биографию и характер актера можно проследить по его ролям. Как бы тонко он ни перевоплощался и ни прятался за текст. «Везде, во всех ролях, есть частица меня», – пишет Людмила Гурченко.
В этой книге вы прочтете о том, как проходили съемки актрисы в различных фильмах, о режиссерах и актерах, с которыми ей довелось работать, о судьбоносных встречах с уникальными творческими людьми и музыкальной карьере.
more
Impression
Add to shelf
Already read
284 printed pages
Биографии и мемуарыКультура

ImpressionsAll

GalinaBadalova
GalinaBadalovashared an impressionlast year

Замечательная книга!

👍

Mrs. Birina
Mrs. Birinashared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

QuotesAll

Оказывается, во времена Чингисхана самое страшное наказание было за преступление с формулировкой: «За обман доверившегося тебе».
Я не подозревала, что детская привязанность таит в себе силу мощного чувства, которое невозможно изжить никогда! Понимаю это сейчас. Я и сейчас с дорогим родителем так выстраиваю диалог, что получаю от него точные и нужные советы. И крепкая нитка держит нас еще сильнее. И не рвется. И не отпускает.
«Ты знаешь, что нужно, чтобы жить спокойно?» – «Нет, Любочка, не знаю». – «Три «Б». – «Ого! Ну, одно «Б» я понимаю. А что такое три?» – «Надо быть Бедной, Больной и Бездарной».
Недавно мне позвонила моя харьковская подруга Любочка Рабинович. «Ты знаешь, что нужно, чтобы жить спокойно?» – «Нет, Любочка, не знаю». – «Три «Б». – «Ого! Ну, одно «Б» я понимаю. А что такое три?» – «Надо быть Бедной, Больной и Бездарной».
во времена Чингисхана самое страшное наказание было за преступление с формулировкой: «За обман доверившегося тебе».
«Людочка! Пишу Вам из мест не столь отдаленных. Я бугор. Меня все боятся и, конечно, уважают, уж Вы поверьте, есть за что. Недавно зашел в библиотеку, взял журнальчик, где Вы на обложке в красном. На шейке у вас фуфло, а вот в ушках вещица стоящая, верьте, я в этом разбираюсь. За это и получил свое. Короче, я в этом профи. Ну что ж, думаю, сидеть мне осталось девять месяцев. Решил, как выйду, первую, кого очищу, это Вас. А тут завезли к нам Ваш фильм «Вокзал для двоих». Смотрел я его два сеанса подряд, ночью не спал. Все разглядывал Ваш портретик, вспоминал картину и думал о Вас. Кровью, кровью и потом зарабатываете себе на жизнь, честно, как говорится, живете. И вот что я решил, — живите спокойно. И всем своим наказал, чтобы порог Вашего дома не переступали.
Уважающий Вас и Ваш труд Леонид».
Не дай бог быть режиссером! Если только этим заниматься, если только этим жить, надо иметь колоссальное здоровье и металлические нервы. А терпение? Терпение!!! Талант же, вкус, слух, музыкальность — это атрибутика. Это аксиома. Это как само собой.

On the bookshelvesAll

биографии, Julia Green Kulich

Julia Green Kulich

биографии

деятели культуры - своими и чужими словами, Mrs. Birina

Mrs. Birina

деятели культуры - своими и чужими словами

Биография, Enio

Enio

Биография

ЖЗЛ, Gregory Aidinov

Gregory Aidinov

ЖЗЛ

Related booksAll

Related booksAll

Аплодисменты, Людмила Гурченко

Людмила Гурченко

Аплодисменты

Мое взрослое детство, Людмила Гурченко

Людмила Гурченко

Мое взрослое детство

Людмила Гурченко, Валерий Кичин

Валерий Кичин

Людмила Гурченко

Людмила Гурченко, Екатерина Мишаненкова

Екатерина Мишаненкова

Людмила Гурченко

Первая встреча – последняя встреча, Эльдар Рязанов

Эльдар Рязанов

Первая встреча – последняя встреча

Андрей Миронов и Я, Татьяна Егорова

Татьяна Егорова

Андрей Миронов и Я

Быть, Иннокентий Смоктуновский

Иннокентий Смоктуновский

Быть

On the bookshelvesAll

биографии, Julia Green Kulich

биографии

деятели культуры - своими и чужими словами, Mrs. Birina

деятели культуры - своими и чужими словами

Биография, Enio

Биография

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)