Книги издательства «Strelka Press»

Maksim Łabovič
Maksim Łabovič
31Books

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Strelka Press издает работы о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Издательство продвигает новое мышление в сфере дизайна и архитектуры, уделяя внимание тому, как международный опыт может повлиять на Россию.
http://www.strelka.com/ru/press
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Пространство Лефевра, где ощущения, идеи, практики и физический мир соединяются в динамическом процессе постоянного возникновения и воспроизводства отношений между людьми, сообществами и институтами.

Классическая работа французского философа Анри Лефевра «Производство пространства» одна из самых амбициозных попыток преодолеть извечный спор между теми, кто считает пространство абсолютной данностью физического мира, и теми, кто полагает, что оно существует лишь в сознании человека.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
«Научная автобиография» Альдо Росси — это не просто история жизни одного из крупнейших послевоенных архитекторов, рассказанная от первого лица, но в первую очередь попытка понять, каким образом складывается индивидуальный способ думать, видеть и работать, — внимательная инвентаризация воспоминаний и прочитанных книг, художественных впечатлений, встреч и путешествий в их связи с главным делом Росси — архитектурой.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Сборник статей авторитетных российских экономистов, который демонстрирует, как достижения современной экономической науки могут помочь в работе с темой городского развития.
Широкий спектр явлений городской жизни - строительство, транспорт, развлечения, медиа, социальные взаимодействия - рассматривается в книге через призму классических и современных концепций - от агломерационного эффекта и конкурентных преимуществ до поведенческой экономики, транзакционных издержек и социального капитала.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Написанная в 1966 году, на пике торжества модернистской культуры, «Архитектура города» стала едва ли не самым радикальным ответом на архитектурный утопизм первой половины XX века
Итальянский архитектор Альдо Росси отказался от создания нового, «лучшего» города и попытался вернуть интерес архитекторов и проектировщиков к городу историческому: существующую городскую архитектуру он описывал как сложный, насыщенный смыслами и эмоциями феномен, открытый новым зданиям, но принимающий их по своим собственным законам.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Разобщение и неравенство, ужасная экология, транспортный коллапс, демонстративное потребление, бесчеловечный ритм и утрата моральных норм — критическое отношение к городу существует ровно столько, сколько существует он сам. Однако счастье возможно, считает английский историк и урбанист Лео Холлис, надо лишь научиться понимать город и правильно пользоваться теми возможностями, которые он предоставляет человеку.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Ложку можно воспринимать как фрагмент генетического кода — кода, способного породить любой рукотворный артефакт.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Мы, самые мобильные люди в истории человечества, счастливо можем выбирать из невероятно разнообразного меню мест, расположенных в наших родных странах и по всему миру.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Способность граждан самостоятельно участвовать в решении общественных проблем или не создавать такие проблемы оказывается востребованной и дает осязаемую отдачу. Социальный капитал в городах позволяет решать задачи, до которых у городских властей по тем или иным причинам не доходят руки.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Что объединяет Мумбаи, Петербург, Дубаи и Шанхай? У этих четырёх городов, вроде бы, нет ничего общего — ну, кроме того, что все они присутствуют на схеме маршрутов Emirates Airlines.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Куда устремлена мировая архитектура последних десятилетий? Заметен ли в ее кипучем становлении, от которого порой рябит в глазах и подташнивает, какой-то общезначимый импульс, объединяющий стратегический мотив?
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Краткая история наступления технологий на город и его жителей. История кинематографа, стекла, смартфонов и текучей архитектуры киберпространства в книге австралийского медиатеоретика Скотта Маккуайра.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Города развиваются не в вакууме. Урбанизм зиждется на былом — не только в физическом, но и в интеллектуальном смысле. Чтобы лучше понять возможности и ограничения, связанные с градостроительством, стоит проанализировать концепции, способствовавшие тому, чтобы наши города стали такими, каковы они сегодня.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Похоже, у любой фотографии, снятой сегодня, есть потенциал превратиться в фотографию «до» того опустошительного «после», которому еще предстоит наступить.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Беляево. Спальный район, который ничем не отличается от любого другого района Москвы. Пространство ничем не примечательное и слегка хаотичное. Безликое. Пресное. Скучное.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Мы должны научиться координировать наши действия и сотрудничать с самостоятельными машинами, чтобы решать задачи легко и ко всеобщему удовольствию.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
1990-е принято ругать — «развал страны», утраченные ценности, политические и экономические реформы. Однако я испытываю к этому периоду сильную эмоциональную привязанность. То, что происходило с Москвой, случилось с моим домом и с моим районом. Мы выросли вместе.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Постсоветская архитектура продолжается двадцать лет. Это много. За двадцать лет начались и закончились модерн, неоклассицизм, конструктивизм, сталинская архитектура — есть с чем сравнивать. История этой архитектуры — повесть о двадцати главных героях.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Сегодня аскетизм уже не заперт в монашеских кельях — напротив, им наполнено все от самой логики капитализма и концепции социального жилья до идеологической риторики минималистского дизайна. Вопрос в том, может ли аскетизм указать нам способ жизни, отличный от того, что навязывается нам существующим положением вещей.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
В более широком смысле, впрочем, дома и среда, в которую они вписаны, — это, так сказать, выставка порядка, физическое отражение сложившихся в этих краях правил общежития. Живя в ячейках-квартирах, в пространстве частной жизни, но вне пространства жизни общественной, мы пришли к зеркальной противоположности древнегреческого полиса.
Maksim Łabovič
Maksim Łabovičadded a book to the bookshelfКниги издательства «Strelka Press»3 years ago
Мир земной поверхности, где протекает жизнь всех людей, — не склад, свалка или смесь отдельных объектов на безразличном или враждебном фоне, а сплошная многослойная ткань. Кажущиеся отдельными объекты — связанные узелки на этой ткани, имеющей целостный смысл и сложный, регулярный рисунок со сквозными закономерностями. Теоретическая география описывает эту ткань с помощью концепции «культурного ландшафта».
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)