ru
Free
Read

Рассказ о семи повешенных

В прозе Леонида Андреева причудливо переплелись трепетная эмоциональность, дотошный интерес к повседневности русской жизни и подчас иррациональный страх перед кошмарами «железного века». Любовь и смерть, жестокосердие и духовная стойкость человека — вот главные темы его повестей и рассказов, ставших одним из высших достижений русской литературы начала XX столетия.
more
Impression
Add to shelf
Already read
85 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Igor Malyshev
Igor Malyshevshared an impression8 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

Рекомендую. Очень мрачная и очень красивая книга. Всем любителям начала 20го века.

👍
🔮Hidden Depths

💀Spooky
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Это прекрасно. В конце остаётся какое-то послевкусие и множество мыслей! Не устаю восхищаться Леонидом Андреевым

👍
💀Spooky

Нет слов. Перед смертью обнажается душа.

👍
💀Spooky
🙈Lost On Me
💡Learnt A Lot
💞Loved Up

странно и непонятно. описание разных эмоций и чувств в ожидании эшафота в образах героев-прекрассно.

Yulia Voronina
Yulia Voroninashared an impression4 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths

Elena Milash
Elena Milashshared an impression4 months ago
🎯Worthwhile

Сильно

Аня
Аняshared an impression4 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

💀Spooky

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

💀Spooky
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

💀Spooky

Elena Polyanskaya
Elena Polyanskayashared an impression11 months ago
👍
🚀Unputdownable

Кристина
Кристинаshared an impression11 months ago
💀Spooky
🚀Unputdownable

💀Spooky

🎯Worthwhile

alenapolitana
alenapolitanashared an impressionlast year
🙈Lost On Me

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

🎯Worthwhile

Исследование смерти, одной на всех и разной для каждого.

QuotesAll

И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет.
Прощай, барин! – громко сказал Цыганок. – На том свете знакомы будем, увидишь когда, не отворачивайся. Да водицы когда испить принеси – жарко мне там будет.
Когда тысячи убивают одного, то, значит, победил этот один.
– Ничего, – ответила тишина. – Ничего.
чтобы показать, что он совершенно жив, ни капельки не умер и далек от смерти, как всякий другой человек, – громко и отрывисто басил в тишине и одиночестве спальни.
вместе, – сказала Ковальчук, утешая. – До самой казни вместе будем сидеть.
И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет
И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет. А эти дураки предупреждают: „В час дня, ваше превосходительство“.»
Он вспомнил, один за другим, все недавние ужасные случаи, когда в людей его сановного и даже еще более высокого положения бросали бомбы и бомбы рвали на клочки тело, разбрызгивали мозг по грязным кирпичным стенам, вышибали зубы из гнезд. И от этих воспоминаний собственное тучное больное тело, раскинувшееся на кровати, казалось уже чужим, уже испытывающим огненную силу взрыва; и чудилось, будто руки в плече отделяются от туловища, зубы выпадают, мозг разделяется на частицы, ноги немеют и лежат покорно, пальцами вверх, как у покойника
Только очень тонкая, нежная шея да такие же тонкие девичьи руки говорили о ее возрасте, да еще то неуловимое, что есть сама молодость и что звучало так ясно в ее голосе, чистом, гармоничном, настроенном безупречно, как дорогой инструмент, в каждом простом слове, восклицании, открывающем его музыкальное содержание.
Была она очень бледна, но не мертвенной бледностью, а той особенной горячей белизной, когда внутри человека как бы зажжен огромный, сильный огонь и тело прозрачно светится, как тонкий севрский фарфор
В час дня, ваше превосходительство
, всех обнимая материнским заботливым оком, изнывала в тревоге пятая террористка, Таня Ковальчук. У нее никогда не было детей, она была очень молода и краснощека, как Сергей Головин, но казалась матерью всем этим людям: так заботливы, так бесконечно любовны были ее взгляды, улыбка, страхи. На суд она не обращала ни
Когда тысячи убивают одного, то, значит, победил этот один.
И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет
И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет.
Всюду появились они: встали в углах, протянулись по потолку; трепетно цепляясь за каждое возвышение, прилегли к стенам; и трудно было понять, где находились раньше эти бесчисленные уродливые, молчаливые тени, безгласные души безгласных вещей.
– Нет, не в час дня, ваше превосходительство, а неизвестно когда. Неизвестно когда. Что?
– Ничего, – ответила тишина. – Ничего.
– Нет, ты говоришь что-то.
– Ничего, пустяки. Я говорю: завтра, в час дня.
И не в том было мучение, что видна смерть, а в том, что сразу видны и жизнь и смерть.
И не смерть страшна, а знание ее; и было бы совсем невозможно жить, если бы человек мог вполне точно и определенно знать день и час, когда умрет.

On the bookshelvesAll

Llopukhova

Классика

Мария Фарафонова

Бесплатно и ладно

Всеволод Вожаков

бесплатно

Юлия Лукьянова

Руслит — 5 семестр

Related booksAll

Леонид Андреев

Бездна

Леонид Андреев

Красный смех

Леонид Андреев

Призраки

Леонид Андреев

Тьма

Леонид Андреев

Жизнь Человека

Леонид Андреев

Мысль

Леонид Андреев

Ангелочек

On the bookshelvesAll

Классика

Бесплатно и ладно

бесплатно

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)