ru
Free
Read
Impression
Add to shelf
Already read
201 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

👍
🚀Unputdownable

Невероятно и слишком реалистично

b8368089744
b8368089744shared an impressionyesterday
👍

Эля Гал
Эля Галshared an impression2 months ago
👍
💞Loved Up

Comtess Kate
Comtess Kateshared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

alexxko
alexxkoshared an impression4 months ago
👍

Ничего не меняется в России!

🎯Worthwhile

Мне понравилось.

Irina Kosheleva
Irina Koshelevashared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Невероятно актуальная книга, жаль многие не доходят в цитатах дальше "гнилого Запада". Судьба героя держала в напряжении до самого конца. Что мне нравится в классической прозе, так это описание внутреннего мира персонажей "действующими" образами - и это захватывает, хотя по действию внешнему герой по комнате прошёлся :) Must read.

Муть фиолетовая прочитал всего 11 страниц.

Polatlen
Polatlenshared an impression9 months ago
🚀Unputdownable

🐼Fluffy

Васиф
Васифshared an impressionlast year
👍

всем советую

belalex3
belalex3shared an impressionlast year
🎯Worthwhile

Хорошо

🚀Unputdownable

sitala95
sitala95shared an impressionlast year
👍

Nika Kovach
Nika Kovachshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

QuotesAll

хороший ученик видит ошибки своего учителя, но молчит о них почтительно; ибо самые эти ошибки служат ему в пользу и наставляют его на прямой путь
а сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос,- вы имели случай сегодня в том убедиться,- вопрос о значении, о будущности России, да в таких общих чертах, от яиц Леды,бездоказательно, безвыходно. Жуют, жуют они этот несчастный вопрос, словно дети кусок гуммиластика: ни соку, ни толку. Ну, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу. Экая притча, подумаешь! Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад,- а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали,- продолжал Потугин,- а то ведь это все фраза и ложь. Ругать-то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим, то есть, в сущности, мнением парижских лоботрясов.
сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос,- вы имели случай сегодня в том убедиться,- вопрос о значении, о будущности России, да в таких общих чертах, от яиц Леды,бездоказательно, безвыходно. Жуют, жуют они этот несчастный вопрос, словно дети кусок гуммиластика: ни соку, ни толку. Ну, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу
Замечательно, поистине замечательно было то уважение, с которым все посетители обращались к Губареву как наставнику или главе; они излагали ему свои сомнения, повергали их на его суд; а он отвечал… мычанием, подергиванием бороды, вращением глаз или отрывочными, незначительными словами, которые тотчас же подхватывались на лету, как изречения самой высокой мудрости. Сам Губарев редко вмешивался в прения; зато другие усердно надсаживали грудь. Случалось не раз, что трое, четверо кричали вместе в течение десяти минут, и все были довольны и понимали.
пошли им господь облегчения от грызущей их скуки!
, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу. Экая притча, подумаешь! Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад, а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали, продолжал Потугин, а то ведь это все фраза и ложь. Ругать то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим, то есть, в сущности, мнением парижских лоботрясов
Странный человек! думал Литвинов, направляясь к гостинице, в которой остановился. Странный человек! Надо будет отыскать его”
Неужели же не пора сдать в архив это щеголянье, этот пошлый хлам вместе с известными фразами о том, что у нас, на Руси, никто с голоду не умирает, и езда по дорогам самая скорая, и что мы шапками всех закидать можем? Лезут мне в глаза с даровитостью русской натуры, с гениальным инстинктом, с Кулибиным… Да какая это даровитость, помилуйте, господа? Это лепетанье спросонья, а не то полузвериная сметка.
Инстинкт! Нашли чем хвастаться! Возьмите муравья в лесу и отнесите его на версту от его кочки: он найдет дорогу к себе домой; человек ничего подобного сделать не может; что ж? разве он ниже муравья? Инстинкт, будь он распрегениальный, не достоин человека: рассудок, простой, здравый, дюжинный рассудок вот наше прямое достояние, наша гордость; рассудок никаких таких штук не выкидывает; оттого то все на нем и держится.А что до Кулибина, который, не зная механики, смастерил какие то пребезобразные часы, так я бы эти самые часы на позорный столб выставить приказал; вот, мол, смотрите, люди добрые, как не надо делать. Кулибин сам тут не виноват, да дело его дрянь. Хвалить Телушкина, что на адмиралтейский шпиль лазил, за смелость и ловкость можно; отчего не похвалить? Но не следует кричать, что, дескать, какой он нос наклеил немцам архитекторам! и на что они? только деньги берут… Никакого он им носа не наклеивал: пришлось же потом леса вокруг шпиля поставить до починить его обыкновенным порядком. Не поощряйте, ради бога, у нас на Руси мысли, что можно чего нибудь добиться без учения! Нет; будь ты хоть семи пядей во лбу, а учись, учись с азбуки! Не то молчи да сиди, поджавши хвост! Фу! даже жарко стало!
Потугин снял шляпу и помахал на себя платком.
Русское художество, заговорил он снова, русское искусство!.. Русское пруженье я знаю и русское бессилие знаю тоже, а с русским художеством, виноват, не встречался. Двадцать лет сряду поклонялись этакой пухлой ничтожности, Брюллову,и вообразили,что и у нас,мол, завелась школа, и что она даже почище будет всех других … Русское художество, ха ха ха! хо хо!
Но, однако, позвольте, Созонт Иваныч, заметил Литвинов. Глинку вы, стало быть, тоже на признаете?
Потугин почесал у себя за ухом.
Исключения, вы знаете, только подтверждают правило, но и в этом случае мы не могли обойтись без хвастовства ! Сказать бы, например, что Глинка был действительно замечательный музыкант, которому обстоятельства, внешние и внутренние, помешали сделаться основателем русской оперы, никто бы спорить не стал; но нет, как можно! Сейчас надо его произвести в генерал аншефы, в обер
Дом свой мать Литвинова тоже поставила на европейскую ногу; слугам говорила “вы” и никому не позволяла за обедом наедаться до сопения
с криком, но без цели,
10 августа 1862 года, в четыре часа пополудни, в Баден Бадене, перед известною “Соnvеrsаtion” толпилось множество народа.
или, наконец, возьмет книжку и уставится в нее, не читая, хмурится и кусает губы, а не то вдруг громко спросит у отца или у брата: как по немецки “терпение”?
Неужели же не пора сдать в архив это щеголянье, этот пошлый хлам вместе с известными фразами о том, что у нас, на Руси, никто с голоду не умирает, и езда по дорогам самая скорая, и что мы шапками всех закидать можем?
сидел красивый мужчина лет под тридцать, среднего роста, сухощавый и смуглый, с мужественным и приятным лицом
пришел некто Пищалкин, идеальный мировой посредник, человек из числа тех людей, в которых, может быть, точно нуждается Россия, а именно ограниченный, мало знающий и бездарный, но добросовестный, терпеливый и честный
Но уж таков предел судеб на Руси: скучны у нас превосходные люди
следовало бы увлекаться страстью; она нарушает самый смысл их жизни…
По ее милости он стал и одеваться опрятно, и держаться прилично, и браниться бросил; стал уважать ученых и ученость, хотя, конечно, ни одной книги в руки не брал, и всячески старался не уронить себя: даже ходить стал тише и говорил расслабленным голосом, все больше о предметах возвышенных, что ему стоило трудов немалых. “Эх! взял бы да выпорол !” думал он иногда про себя, а вслух произносил: “Да, да, это… конечно; это вопрос
Как вам сказать? Мне кажется, нам, русским, еще рано иметь политические убеждения или воображать, что мы их имеем. Заметьте, что я придаю слову “политический” то значение, которое принадлежит ему по праву, и что.
Дым, дым",- повторил он несколько раз; и все вдруг показалось ему дымом, все, собственная жизнь, русская жизнь - все людское, особенно все русское . Все дым и пар, думал он; все как будто беспрестанно меняется, всюду новые образы, явления бегут за явлениями, а в сущности все то же да то же; все торопится, спешит куда-то - и все исчезает бесследно, ничего не достигая; другой ветер подул - и бросилось все в противоположную сторону, и там опять та же безустанная, тревожная и - ненужная игра.

On the bookshelvesAll

Roman Super

Очень Пыльная Полка

Aghuzatæ Gæbæratæ

#Тургенев Иван Сергеевич

Марина Богданова

Классика

Ekaterina Oparina

художественная литература

Related booksAll

Related booksAll

Иван Тургенев

Новь

Иван Тургенев

После смерти

Иван Тургенев

Рудин

Иван Тургенев

Накануне

Иван Тургенев

Несчастная

Иван Тургенев

Дневник лишнего человека

Иван Тургенев
Фа­уст

Иван Тургенев

Фауст

On the bookshelvesAll

Очень Пыльная Полка

#Тургенев Иван Сергеевич

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)