Детство Иисуса, Джон Максвелл Кутзее
ru
Джон Максвелл Кутзее

Детство Иисуса

258 printed pages
  • 👍6
  • 🔮5
  • 🙈5
«Детство Иисуса» – шестнадцатый по счету роман Кутзее. Наделавший немало шума еще до выхода в свет, он всерьез озадачил критиков во всем мире. Это роман-наваждение, каждое слово которого настолько многозначно, что автор, по его признанию, предпочел бы издать его «с чистой обложкой и с чистым титулом», чтобы можно было обнаружить заглавие лишь в конце книги. Полная символов, зашифрованных смыслов, аллегорическая сказка о детстве, безусловно, заинтригует читателей.
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Search on Google
Impression
Add to shelf
  • 👍Worth reading6
  • 🔮Hidden Depths5
  • 🙈Lost On Me5
Sign in or Register
Denis Abasov
Denis Abasovshared an impression4 years ago

Если почитать рецензии на последний по времени роман нобелевского лауреата, то общее впечатление можно обозначить как почтительное непонимание, подобное сакральной дрожи гуманитарного сознания перед бескомпромиссной однозначностью математического примера. Вы знаете, что смысл там точно есть, но какой именно - разбираться трудно и скучно. Поэтому рецензенты разноязычных газетных изданий, как правило, ограничиваются простым пересказом сюжета и общими похвалами автору, который по странной случайности оказывается как раз математиком и программистом. В его слоге Вы не встретите литературных изысков, он тщательно конструирует гипотетическую модель мира, к которому мы идём.

Но начну, пожалуй, с того, что это первый и пока единственный роман Кутзее, с которым я знаком. Из различных описаний творчества я знаю, что он родился на территории Южной Африки и принадлежит к поколению, для которого, по его словам, и создавался апартеид. Неудивительно, что следствием этого стал особый интерес к вопросам свободы и социального равенства. Содружество развитых стран в последние годы пытается воплотить в жизнь идею общественной ассимиляции, которая бы узаконила равенство всех людей и их возможностей. Мне видится, что Кутзее решил сделать этой старой вере на новый лад прививку антиутопией.

Роман начинается с регистрации двух беженцев, мальчика и мужчины, в иммиграционном центре города, в который они прибыли. Все люди в городе "очищены" от своего прошлого, низменных страстей и преисполнены благой волей по отношению друг к другу. Чем Вам не европейский идеал победившей толерантности? Прибывшим даются новые имена и новая жизнь. Так, мужчина становится Симоном,а мальчик - Давидом. Пусть так. А теперь давайте вспомним слова ещё одного нобелевского лауреата Чеслова Милоша: "Формула бегства: "начать жизнь заново"". Он писал о мифе острова-рая, неизменно повторяющимся мотиве бегства от цивилизации, которая якобы портит человека. Не оказывается ли в таком случае беспроблемное общество будущего обществом сбежавших, отрёкшихся от самих себя во имя личного спокойствия? Такое общество не может принять "морально устаревших" страстей Симона, его ненасытной, но крайне человеческой жажды до сытной еды и чувственной любви. Точно так же образовательная система нового мира отправляет Давида в школу с особым режимом для всех, кто не хочет или не может мыслить так, как предписано программой. Любое отклонение от нормы карается ссылкой в заведение полузакрытого типа. Так, Симона, получившего травму на работе грузчиком в порту, пробуют отправить в дом престарелых, но он, собрав остаток сил, сбегает вместе с мальчиком и выбранной им матерью навстречу ещё одной новой жизни.

Все попытки создания универсальной культуры изначально обречены на провал, по крайней мере до тех пор пока мы остаёмся людьми. Конфликтность и страстность это тот вызов, который лежит в основе чувства жизни. А любая государственная система в конечном счёте стремится к унификации и лёгкости управления, что может прельстить только бегущих от жизни. В заколдованном кругу Кутзее люди вынуждены вечно бежать от одной идеи свободы к другой в поисках лучшего из возможных миров, пока не смирятся с тем, что оказались в одном-единственном.

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression4 years ago

Кутзее меня заинтересовал не только своей философией, но и отсылкой в будущее каждой женщины. Все рожают. И все дети часто задают вопросы. И на них нужно отвечать. От твоего ответа будет зависеть его будущее, банальные отговорки здесь не подойдут. В жизни нельзя ничего предугадать: каким будет твой ребенок, может быть он будет гением и задаст такие вопросы, которые будут гораздо выше и твоего уровня и университетской философии (про стол и стул - как в романе; примитивное общество куда более управляемо - зачем давать дополнительные знания?). Почему 2+2=4 (банальность? а попробуй объясни без учета математики). Между числами 2 и 3 лежит целая пропасть (никогда не задумывались?). А ещё в романе проскальзывает тема небытия - если нет истории, не памяти, то всё - имена, возраст, прошлое лишаются смысла. А нас так часто заставляют многое забыть...

Larisa Belkina
Larisa Belkinashared an impression3 years ago
👍Worth reading
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

Э...как бы сказать)... здесь был Тарковский.
Короче, развязки не будет, но интересно)

Elmira Mammadova
Elmira Mammadovahas quoted4 years ago
Кто знает, как мы выбираем, кого любить? Это все – великая тайна.

Strong message. Indeed who knows what leads us when we are making the decision whom to love and whom - not.

QATestlab49
QATestlab49has quoted4 years ago
Девушка появляется с тарелкой и кувшином. В кувшине – вода. На тарелке – четыре куска хлеба, намазанные маргарином. В точности этим они завтракали на благотворительном пункте.
– Как новоприбывшим, вам по закону полагается останавливаться в предписанных местах проживания или в Центре, – говорит она. – Но это ничего, если вы п
ксюша шенгера
ксюша шенгераhas quotedlast year
Вот тебе пожалуйста – устами младенца. Из благой воли происходят дружба и счастье, происходят приятельские пикники в парковых зонах и приятельские вечерние прогулки в лесу. А из любви – или, по крайней мере, из желания более ярких проявлений ее – происходит томление, сомнение и боль душевная. Проще некуда.
Прочесть , Евгений Марченко
Евгений Марченко
Прочесть
  • 1.2K
  • 57
2015, Бузин Алексей
Бузин Алексей
2015
  • 237
  • 42
Нобелевская премия, Динара Шагирова
Динара Шагирова
Нобелевская премия
  • 154
  • 34
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)