Орхан Памук

Рыжеволосая Женщина

Read
Новый роман Орхана Памука рассказывает историю любви, случившуюся в небольшом городке недалеко от Стамбула. Главный герой книги — юный стамбульский лицеист, полюбивший актрису бродячего театра, загадочную Рыжеволосую Женщину, которая каждую ночь рассказывает немногочисленной публике старинные сказки и предания. Впервые познав опьянение любовью, ревность, ощущение свободы и ответственности, Джем Челик пронесет эти чувства через всю жизнь, чтобы через тридцать лет вновь встретиться со своим прошлым лицом к лицу…Впервые на русском!
195 printed pages

Impressions

Lacivərd Məmmədova
Lacivərd Məmmədovashared an impression3 years ago
👍Worth reading
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Pamukdan oxuduğum ikinci kitabdır. Nə hikmətdirsə, həmişə qabağıma rus dilində çıxır. Türk dilində səslənməli olan o şirin ifadələrin tərcüməsinə baxa baxa qalıram. Kitab bir nəfəslikdir, adamı yormur, "qara" deyil, amma adamı kədərli buraxır...
Kitabı metroda kiminsə əlində görmüşdüm birinci dəfə, üz qabığını xoşuma gəlmişdi. Əbəs deyilmiş. Oxuyun.

Nadi Fedotova
Nadi Fedotovashared an impression3 years ago
👍Worth reading
💡Learnt A Lot
💞Loved Up

Орхан Памук как всегда на высоте! Потрясающая книга. Читается на одном дыхании! И если сюжет подсказывает читателю сам себя, то форма не даёт угаснуть интересу ни в коей мере. Мастерски построенная композиция. Ближе к концу, когда обнажается скелет построения, у публики случается эстетический оргазм от того как предложения и заявленные темы, и подобранные слова ( за что и переводчику большое спасибо) сплетаются в удивительной красоты узор! Всегда удивительно наблюдать за тем, как Памук превращает любой реализм в магию просто посредство языка.

"Рыжеволосую женщину" читать всем.

rdra
rdrashared an impression2 years ago

Памук - литературный структуралист. Жесткая схематичность его программных произведений всегда завораживает. Произведение, как теорема, - развязка неминуема, как доказательство.
Я думал, что Памук и Мураками - это два таких полюса комплиментарной мне литературы - где Турция, а где Япония. Но из всех ремесел, процесс овладения которыми является художественным приемом у Памука, на этот раз его герой выбирает рытье колодцев, и сразу же в памяти всплывают все реминисценции, связанные с Хрониками Заводной птицы. Самый длинный роман Мураками и самый короткий Памука - про колодцы.

Случайно так совпало, но незадолго до Рыжеволосой женщины я прочитал «Остров в полдень» Кортасара. И понял, что Памук тоже его имел в виду - или читал его во время написания, или вспоминал подспудно. Немногословность - это такое достоинство.

Тема отца и сына - самая «мужская» из всех маскулинных переживаний в литературе. Да, есть целая планета соперничества - отсюда оружие, война, женщины в «мужских» сюжетах.
Но тема «отец-сын» это целый эмоциональный Юпитер в сравнении с жалкой воинственностью Марса.

Ну и конечно рытье колодца - это замечательная метафора чтения произведения о Востоке. Неподготовленному читателю трудно удержать внимание вдали от национальных особенностей в повествовании. Но если читатель находит в себе силы отбросить пласт-другой специй, ароматов и прочих слонов-павлинов-шахерезад, то вниманию предстают универсальные темы, например, отец-сын.
Универсальная история Эдипа на Западе. Универсальная история Рустама на Востоке.
И колодец, прорытый между ними.

Quotes

Lacivərd Məmmədova
Lacivərd Məmmədovahas quoted3 years ago
Никто никогда не заключит в объятья ни сына, у которого нет отца, ни отца, у которого нет сына.
Хаким Фирдоуси. Шахнаме
Maria Garaeva
Maria Garaevahas quoted3 years ago
Порой я о чем-то не мог думать словами, но у меня перед глазами появлялась картина, например, как я бегу под дождем, который льет как из ведра. Иногда о чем-то я мог думать только словами, а вот в виде картины этого представить не мог: например, черный свет, смерть матери или бесконечность.
Евгения
Евгенияhas quoted4 years ago
Конечно, ты лучше меня знаешь, как начать роман, но книга должна быть точно такой же, как мой заключительный монолог на сцене, — и искренней, как сказка. Она должна быть реалистичной, как история, которая была на самом деле, и узнаваемой, как легенда.

On the bookshelves

Книги, написанные на языке любви, Вячеслав Суриков
Полка Саши Филипенко, Sasha Filipenko
Пересмешники, Пересмешники
Пересмешники
Пересмешники
  • 400
  • 873
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)