Read

Дом тишины

Действие почти всех романов Орхана Памука происходит в Стамбуле, городе загадочном и прекрасном, пережившем высочайший расцвет и печальные сумерки упадка. Подобная двойственность часто находит свое отражение в характерах и судьбах героев, неспособных избавиться от прошлого, которое продолжает оказывать решающее влияние на их мысли и поступки. Таковы герои второго романа Памука «Дом тишины», одного из самых трогательных и печальных произведений автора, по мастерству и эмоциональной силе напоминающего «Сто лет одиночества» Маркеса и «Детей Полуночи» Рушди. Перед читателем неспешно разворачивается история одной стамбульской семьи, рассказанная от лица различных ее представителей, каждый из которых заключен в свой собственный дом тишины, наполненный невысказанными мечтами и тревожными размышлениями о прошлом.
more
Impression
Add to shelf
Already read
407 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

szakhidova
szakhidovashared an impression11 months ago
💧Soppy

Печальная, меланхоличная, угнетающая, пропитанная безысходностью книга. Где-то к самому концу тебя наконец начинает захватывать стремительно происходящее действо, которое вдруг внезапно обрывается. Осталось какое-то неудовлетворенное чувство, как после недоеденного бутерброда, который внезапно кончился, а ты еще не наелся...
Очень неоднозначное ощущение после прочтения...

zagnibedaa
zagnibedaashared an impressionlast year
👍

Как и все нобелевские лауреаты очень не прост. Советую

Maria Avdeeva
Maria Avdeevashared an impression2 years ago
👎
💩Utter Crap
🙈Lost On Me

Мда

QuotesAll

Дом карликов в Юскюдаре!
Они снова помолчали — на этот раз не потому, что не мог­ли договориться, а словно потому, что были довольны тем, что понимают: то, в чем они сошлись, невозможно понять. Часто, когда два человека молчат, это молчание бывает гораздо значительнее, чем разговор. Если бы и у меня был такой человек, если бы и у меня был такой друг...
Иногда зимой, по вечерам, когда мне не с кем поговорить, мне хочется к ним, я иду туда, но все время слышу одни и те же разговоры.
моя фамилия, Караташ,
Помню соль на кончике языка, лимон и этот ядовитый вкус. Потом я испугалась и пожалела, что попробовала; сразу же прополос­кала рот, все вылила и несколько раз вымыла стакан и с любопытством стала ждать, что у меня закружится голова, села, чтобы не упасть; было страшно — господи, неужто я стану пьяницей, как он, но ничего не случилось. Я поняла это и успокоилась — шайтан до меня не доберется.
Я подумал, что любовь толкает человека на двуличие, а между тем я решил, что смогу избавиться от этого постоянного ощущения лицемерия, так как верил, что влюблен. Скорее бы закончилось это ожидание! Но я знаю, что жду неизвестно чего. Чтобы успокоить себя, я вспомнил и по порядку перечислил свои преимущества, но это меня не утешило.
Читать — самое лучшее, читай и учись, ведь так много предстоит сделать, да? Я молчу. Если будешь читать и прозреешь, то однажды увидишь, Фатьма, как много всего нужно сделать в жизни. Как много всего!
Нет. Сделать нужно мало. Прошло девяносто лет, и я знаю — сделать нужно мало: я смотрю — вокруг, я вижу — предметы, комнаты; еще немного времени; невозможно остановить капли, капающие из крана, который никак не закрыть.
Я подумал — убивают. Если коммунисты все время так себя ведут, то в России кладбища наверняка битком набиты.
На столе перед ним стоит неизменный череп и смотрит на то, как плачет взрослый мужчина
мне давно известно, кого будет строить из себя этот Фикрет, — он изображает волевого мужчину. Когда ты некрасив и глуп, то должен выглядеть сильной личностью хотя бы благодаря своему быстроходному катеру и сверхскоростной машине, чтобы девчонки обращали на тебя внимание
Тогда я пробормотал ей: «Equipement eletrique Brevete type, Ansaldo San Giorgia Geneva…» Фунда спросила меня, не прочитал ли я это на каком-нибудь сувенире из Италии. Я не стал говорить ей, что во всех стамбульских троллейбусах над передней дверью висит табличка с такой вот непонятной надписью, и все, кто ездит на этих троллейбусах, волей-неволей запоминают это, чтобы не умереть от скуки,

On the bookshelvesAll

Katya Akhtyamova

Take a breath

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

sim2171

Художественные

Бузин Алексей

Азбука Premium

Related booksAll

Related booksAll

Орхан Памук

Новая жизнь

Орхан Памук

Снег

Орхан Памук

Белая крепость

Орхан Памук

Музей Невинности

Орхан Памук

Имя мне — Красный

Орхан Памук

Стамбул. Город воспоминаний

Орхан Памук

Черная книга

On the bookshelvesAll

Take a breath

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Художественные

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)