344 printed pages
Евгений Водолазкин – прозаик, филолог, автор бестселлера «Лавр». Герой его нового романа «Авиатор», очнувшись однажды на больничной койке, понимает, что не знает про себя ничего – ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он записывает посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, увлечение авиацией, Соловки…
Impression
Add to shelf
Already read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression2 years ago

Роман, прочитанный взахлеб, — за одну ночь. Смесь фантастики и философии. Замороженный в Соловецком лагере (не чудо, а результат научных испытаний чекистов) Иннокентий Платонов «оживает» (а вот это уже чудо) стараниями доктора Гейгера в 1999 г. Научный эксперимент не позволяет пациенту не сообщить, что с ним случилось, и доктор предлагает ему вести дневник своих воспоминаний; постепенно слабый ручеек памяти превращается в бурную реку, совмещающуюся с «акклиматизацией» Платонова в современном мире. Постепенно к его голосу добавляются отрывки дневников Гейгера и его старо-новой возлюбленной Анастасии. Финал романа — открытый.

Авиатор — синоним путешественника во времени, пытающегося ответить на один из вечных вопросов: а есть ли смысл в вечной жизни (или той же временной заморозке), если все те, кого ты знал и любил умерли? Если все звуки и запахи умерли вместе с ними? («Человек — не кошка, он не может приземлиться на четыре лапы всюду, куда бы его не бросили. Для чего-то же он поставлен в определенное историческое время. Что происходит, когда он его теряет?»)

Главное в романе — язык; надеюсь, не только я кожей почувствовала те описываемые: времена, события (которые больше важны потомкам, а не тому, кто их пережил —«В событиях нет неотделимости. они не составляют часть человека — наоборот, человек становится их частью. Он в них попадает, как попадают под поезд, а там уж смотри, что от тебя останется.»), вкусы, запахи, ощущения. Звенящий трамвай, расплющивающий своей мощью медные монеты, тяжелую статуэтку Фемиде с отломанными весами, идеально ложащуюся в руку, ожидание закипающего самовара, стук молотков рабочих, ремонтирующих торцовую мостовую, капли дождя, просачивающиеся сквозь щели деревянной платформы, крошки между страниц зачитанного томика «Робинзона Крузо». Слова ценны сами по себе, но их бессмысленной совокупности в нашей жизни в последнее время слишком много. («Как можно тратить бесценные слова на телесериалы, на эти убогие шоу, на рекламу? Слова должны идти на описание жизни. На выражение того, что ещё не выражено, понимаешь?»)

Цените каждый свой день. Запоминайте и записывайте свои ощущения. Память хрупка, ей нельзя доверять.

» -Почему счастье жизни моей вспоминается мне не полностью?
- Может, тогда оно перестало бы быть счастьем? - Может. Но чтобы понять это, нужно всё вспомнить.»

Dasha Shamray
Dasha Shamrayshared an impressionlast year

Книга хороша!
После прочтения появляется новая привычка тоньше воспринимать и детальнее подмечать все происходящее: как ласкает кожу теплый ветер на набережной,как жадно прилипает солнце к коже...
И как всегда бывает после прочтения хороших книг-ее мирок с героями и историями как будто бы становится и частью твоей жизни тоже

Руслан
Русланshared an impression2 years ago
Hidden Depths
Unputdownable

Водолазкин вновь, как и "Лавре", буквально выворачивает историю, перекраивая время, да так, что и в конце уже не понимаешь - кто же герой книги. "Авиатор" - вещь очень камерная, скрывающая в себе отсылки на десятки других текстов, но главное - вновь и вновь говорящая об индивидуальном времени человека, о его превосходстве над временем историческим.

Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью
для многих существуют только внешние законы. А внутренних у них нет.
Кир
Кирhas quotedlast year
Вчера еще не было времени. А сегодня – понедельник
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)