Read

Авиатор

Евгений Водолазкин – прозаик, филолог, автор бестселлера «Лавр». Герой его нового романа «Авиатор», очнувшись однажды на больничной койке, понимает, что не знает про себя ничего – ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он записывает посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, увлечение авиацией, Соловки…
more
Impression
Add to shelf
Already read
344 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression11 months ago

Роман, прочитанный взахлеб, — за одну ночь. Смесь фантастики и философии. Замороженный в Соловецком лагере (не чудо, а результат научных испытаний чекистов) Иннокентий Платонов «оживает» (а вот это уже чудо) стараниями доктора Гейгера в 1999 г. Научный эксперимент не позволяет пациенту не сообщить, что с ним случилось, и доктор предлагает ему вести дневник своих воспоминаний; постепенно слабый ручеек памяти превращается в бурную реку, совмещающуюся с «акклиматизацией» Платонова в современном мире. Постепенно к его голосу добавляются отрывки дневников Гейгера и его старо-новой возлюбленной Анастасии. Финал романа — открытый.

Авиатор — синоним путешественника во времени, пытающегося ответить на один из вечных вопросов: а есть ли смысл в вечной жизни (или той же временной заморозке), если все те, кого ты знал и любил умерли? Если все звуки и запахи умерли вместе с ними? («Человек — не кошка, он не может приземлиться на четыре лапы всюду, куда бы его не бросили. Для чего-то же он поставлен в определенное историческое время. Что происходит, когда он его теряет?»)

Главное в романе — язык; надеюсь, не только я кожей почувствовала те описываемые: времена, события (которые больше важны потомкам, а не тому, кто их пережил —«В событиях нет неотделимости. они не составляют часть человека — наоборот, человек становится их частью. Он в них попадает, как попадают под поезд, а там уж смотри, что от тебя останется.»), вкусы, запахи, ощущения. Звенящий трамвай, расплющивающий своей мощью медные монеты, тяжелую статуэтку Фемиде с отломанными весами, идеально ложащуюся в руку, ожидание закипающего самовара, стук молотков рабочих, ремонтирующих торцовую мостовую, капли дождя, просачивающиеся сквозь щели деревянной платформы, крошки между страниц зачитанного томика «Робинзона Крузо». Слова ценны сами по себе, но их бессмысленной совокупности в нашей жизни в последнее время слишком много. («Как можно тратить бесценные слова на телесериалы, на эти убогие шоу, на рекламу? Слова должны идти на описание жизни. На выражение того, что ещё не выражено, понимаешь?»)

Цените каждый свой день. Запоминайте и записывайте свои ощущения. Память хрупка, ей нельзя доверять.

» -Почему счастье жизни моей вспоминается мне не полностью?
- Может, тогда оно перестало бы быть счастьем? - Может. Но чтобы понять это, нужно всё вспомнить.»

Dasha Shamray
Dasha Shamrayshared an impression8 months ago
👍

Книга хороша!
После прочтения появляется новая привычка тоньше воспринимать и детальнее подмечать все происходящее: как ласкает кожу теплый ветер на набережной,как жадно прилипает солнце к коже...
И как всегда бывает после прочтения хороших книг-ее мирок с героями и историями как будто бы становится и частью твоей жизни тоже

Руслан
Русланshared an impression10 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Водолазкин вновь, как и "Лавре", буквально выворачивает историю, перекраивая время, да так, что и в конце уже не понимаешь - кто же герой книги. "Авиатор" - вещь очень камерная, скрывающая в себе отсылки на десятки других текстов, но главное - вновь и вновь говорящая об индивидуальном времени человека, о его превосходстве над временем историческим.

💡Learnt A Lot

Книгу читала сначала взахлеб. Пока не появилась Настя. Она как-то очень предсказуемо появилась, как-то смазано. В остальном же тема памяти, воспоминаний очень здорово раскрыта. Очень точные, прямо кинематографичные описания деталей. Не удивлюсь, если по книге фильм снимут.

👍
🔮Hidden Depths

После середины книги возникла стойкая ассоциация с "Цветами для Элджернона". Но это что касается формы, костяка романа. Что же касается содержания, морали - то здесь стойкая ассоциация с "Летом господним", конечно. Картины детства в "Авиаторе" - самые щемящие. Вообще, роман пронизан отсылками к великой русской литературе: тут и Достоевский с его преступлением и наказанием, и Гончаров с его антиподами-двойниками Обломовым и Штольцем, и вечный вопрос Герцена "кто виноват"...
Роман проигрывает "Лавру", но тоже очень хорош. Великолепный, живой, тягучий язык, фантастическая, но такая жизненная история. Прочла на одном дыхании - и определенно рекомендую.

zaraysky
zarayskyshared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Очень хорошо. Прекрасный язык. Каждое предложение читаешь слово за словом. Видишь всю глубину образов.
Одна из лучших книг, что я читал.

Ksen'ya
Ksen'yashared an impression9 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Не зря я была очарована Водолазкиным после Лавра, ох не зря! И не зря Авиатор номинирован в этом году на Большую книгу. Про то, из чего плетется канва жизни отдельного человека и ценность мгновений. Про историю - страны и человека. Про прошлое и будущее. Очень.

🔮Hidden Depths

За два дня прочёл .. И ещё * Лавра* .. Открыл для себя замечательного автора .

timakinnaaa
timakinnaaashared an impression5 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Роман схватил, сжал в своих стальных объятьях. За скрипом пера натянуто гудели мысли, смешиваясь с авторскими, проникая, сплетаясь нейронами. А за спиной устало шевелились стальные крылья, теряя железное оперение на пустоши века.

Alina Shamalova
Alina Shamalovashared an impression5 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Если вдруг вы задались вопросом как понять петербуржца - эта книга для вас.
Идите бестрепетно в этот нежный Мир Петербурга от начала и до конца ХХ века. Безупречный стиль, точность исторических деталей, воздух из слов - все это "Авиатор". Сентиментальный и грешный, романтичный и внимательный роман.

Стася
Стасяshared an impression6 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

А еще думал, что, если бы я был президентом, заставил бы население РФ вечерами играть в лото. Из всего, что сейчас могли бы предпринять власти, это мне кажется лучшим.

💧Soppy

Потрясающая глубина, душа промыта слезами. Мозг забит вопросами: кто был этот почти земляк из Симбирской губернии? За что вы так отомстили России, милый дедушка Ленин?

Светлана
Светланаshared an impression10 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Книга похожа на две моих любимых. "Венерин волос" - потому что воспоминаниями- зарисовками о начале 20 века пронизана. "Цветы для Элджернона"- потому что из ниоткуда появился разум и обречённо исчезает.
Прочитано и прочитано с удовольствием.
Мне кажется, кто то из нас изменился ( или Водолазов или я), ведь предыдущие описания жизни юродивых ( "Лавр" кажется ) были для меня совсем нечитабельными.

Oksana Prokofieva
Oksana Prokofievashared an impression22 days ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Страшно за хрупкость жизни. Человеческий фактор - то что делает или уничтожает жизнь. Действительно, нужно ценить те мелочи на которые мы порой не обращаем внимания.

Faina Lerner
Faina Lernershared an impression25 days ago

Прекрасная книга. Глубокая, сильная и бережная к читателю

Очень трогательная книга великого писателя.

Anna Rocheva
Anna Rochevashared an impression4 months ago
👍

Невероятно своевременная книга. Написана, сплетена так, что ловишь себя в состоянии полного восторга от поворота - не сюжета, а мысли - и хочешь выделить цитату - но это невозможно, потому что этот восторг - он выходит из всего предыдущего повествования, которым автор тебя к этому восторгу готовил. Так и остаёшься в немом недоумении, как это у него получилось. Спираль рассказа закручивается, повествование всех троих сплетается и в конце концов неясно, трое ли это или уже один человек. Изящно.

kvatya84
kvatya84shared an impression5 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Замечательная книга, заставляющая задуматься о смысле жизни, о событиях происходящих в ней и о том как к ним относиться. Читается очень легко, язык написания невероятно красив. Великолепный автор!

Грустная книга. Вполне себе Большая.
Но с автором не согласен. Большое изнасилование страны не оправдывается ни частной виной, ни совокупностью частных проступков и преступлений. Не Содом, чай.

Nadia Sokolova
Nadia Sokolovashared an impression6 months ago
👍

Дочитывать ее в темноте раннего утра пустой квартиры странно и даже печально. Но потом думаешь, что это все же счастливый финал. Никому не приходилось вот так пожить второй раз и попытаться исправить сделанное. Хоть и недолго.

QuotesAll

Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью
для многих существуют только внешние законы. А внутренних у них нет.
То, что в человеке прежде подавлялось законами, выходит наружу. Потому что для многих существуют только внешние законы. А внутренних у них нет.
Входишь – особый запах квартиры, в которой много книг.
Вчера еще не было времени. А сегодня – понедельник
Человек – не кошка, он не может приземлиться на четыре лапы всюду, куда бы его ни бросили. Для чего-то же он поставлен в определенное историческое время. Что происходит, когда он его теряет?
Фраза зацепилась за какой-то крючок в сознании и раскачивалась на нем весь день.
Вчера еще не было времени. А сегодня – понедельник.
у людей состоявшихся есть особенность: они мало зависят от окружающих. Независимость, конечно, не цель, но она – то, что помогает достигать цели. Вот бежишь ты по жизни со слабой надеждой взлететь, и все смотрят на тебя с жалостью, в лучшем случае – с непониманием. Но ты – взлетаешь, и все они с высоты кажутся
Всё очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм…
Прошлым летом деньги обесценились.
– И что же теперь делать?
– Меньше воровать, наверное. Только в России это невозможно.
Всё очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью.
– Ты уже спишь? – шепотом спрашивает Сева.
– Нет, – отвечаю, – но собираюсь.
– Я видел за окном великана, – Сева показывает на окно, противоположное морю.
– Это сосна. Спи.
Через несколько минут раздается Севино сопенье. Я смотрю в указанное Севой окно. И вижу великана.
Всё очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью.
– Что вы всё пишете?
– Описываю предметы, ощущения. Людей. Я теперь каждый день пишу, надеясь спасти их от забвения.
Всё очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления. То есть связан, может быть, но как-то не напрямую. Что примечательно: добро в других душах отзывается совсем не с такой скоростью.
На шкафу статуэтка Фемиды, ее подарили отцу в день окончания юридического факультета. Мне на нее еще грудному показывали, говоря: Фемида. Спрашивали потом, при гостях особенно: где Фемида? Я показывал. Не знал еще, кто такая Фемида, думал, что любая дребедень, стоящая на шкафу. Мне всё в Фемиде нравилось, кроме весов – они не качались. Лет до семи я это терпел, а потом попытался сделать весы подвижными, гнул их, стучал по ним молотком. Был уверен, что они должны качаться, думал, заело что-то. Весы, конечно, отломились
было бы скучно, если бы воспоминания отражали жизнь зеркально. Они делают это выборочно, и это сближает их с искусством.
Или совсем уж фантасмагория: кому-то дают по голове куском колбасы, и вот этот человек катится по наклонной плоскости, катится и не может остановиться, и от этого качения кружится голова…
Суббота
В связи с отцом думал о природе исторических бедствий – революций там, войн и прочего. Главный их ужас не в стрельбе. И даже не в голоде. Он в том, что освобождаются самые низменные человеческие страсти. То, что в человеке прежде подавлялось законами, выходит наружу. Потому что для многих существуют только внешние законы. А внутренних у них нет.

On the bookshelvesAll

Большая книга

«Большая книга»: короткий список премии 2016

Александр Гермаков

Бесплатно

Сергей Капличный

Книги для отдыха и развития

Эхо Москвы

Книжечки: выбор критика «Эха Москвы»

Related booksAll

Related booksAll

Мария Галина

Автохтоны

Людмила Улицкая

Лестница Якова

Петр Алешковский

Крепость

Анна Матвеева

Завидное чувство Веры Стениной

Саша Филипенко

Травля

Александр Иличевский

Справа налево

Леонид Юзефович

Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922–1923

On the bookshelvesAll

«Большая книга»: короткий список премии 2016

Бесплатно

Книги для отдыха и развития

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)