Read

Правила виноделов

Классическая сага о любви и выборе от блистательного Джона Ирвинга, автора таких мировых бестселлеров, как «Мир глазами Гарпа» и «Отель „Нью-Гэмпшир“», «Правила виноделов» и «Сын цирка», «Молитва об Оуэне Мини» и «Мужчины не ее жизни». Итак, молодой доктор приезжает в провинциальный городок работать в приюте для сирот. Он помогает женщинам этих сирот рожать, он воспитывает брошенных ими детей… Это книга о том, что каждый мечтает о семье, особенно сирота. Это книга о простых жизненных правилах, которых должны придерживаться люди, если они хотят оставаться людьми, об обязательствах, которые настоящие люди берут на себя и выполняют, и о призвании, которое, как ни крути, есть у каждого в жизни, но не всякий его найдет.Киноверсия романа, снятая Лассе Хальстремом (в ролях Тоби Магуайр, Шарлиз Терон, Майкл Кейн), была номинирована на семь «Оскаров» и два «Оскара» получила, причем один из них достался самому Ирвингу — за лучший сценарий.
more
Impression
Add to shelf
Already read
760 printed pages

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Жизнь непрерывно смешивает ужасное с прекрасным, и, чтобы не захлебнуться в её потоке, чтобы не запутаться, где добро истинное, а где добро показное, мы придумываем правила, создаем свою мораль и находим свой путь, даже если остается лишь "ждать и надеяться".

Илья
Ильяshared an impression13 hours ago
👍
💡Learnt A Lot

Почему-то кажется, что после прочтения книги не стоит смотреть кино. Наверняка, снять нормальный фильм по такой хорошей книге невозможно!

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Обожаю объёмные книги за то, что можно наслаждаться хорошо раскрытой длинной историей. Правила виноделов Джона Ирвинга (по ней же снят фильм) - это 700 страниц хорошей доброй истории, от которой не оторваться. История про врача, сиротский приют, детей, дружбу и любовь. Самое то читать весной, тем более, что, начав, вы не сможете остановится - захватывает покруче скандинавских детективов

Содержание книги сильно отличается от фильма, подробности книги нельзя показывать...

🚀Unputdownable

Увлекло очень сильно, не могла остановиться

👍

elam20467
elam20467shared an impressionlast month

Замечательный роман, интересные герои, увлекательные повороты сюжета. Мне кажется, лучший роман Джона Ирвинга. Нам очень повезло читать эту книгу в прекрасном переводе М.Д.Литвиновой, огромное ей спасибо.

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Stas Kozlovskiy
Stas Kozlovskiyshared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths

Dana Karashaeva
Dana Karashaevashared an impression5 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Ekaterina Ladatko
Ekaterina Ladatkoshared an impression6 months ago

Огромное удовольствие - читать это произведение.

Olga Lyubimova
Olga Lyubimovashared an impression9 months ago
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Восхитительно!

Arisha
Arishashared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Anastasiya Diminenko
Anastasiya Diminenkoshared an impressionlast year

☺️

QuotesAll

«Глупо внушать людям, что самое лучшее для них – покой. Человек должен действовать. И если у него этой возможности нет, он сам ее создает».
Вскрыв однажды брюшную полость, доктор Кедр театральным жестом указал на гладкий бордового цвета орган, лежащий справа ниже ребер. Он походил на трехфунтовую буханку хлеба или на слизня, состоящего из двух огромных доль. «Смотрите, — прошептал Кедр. — Ее очень редко можно увидеть, нам посчастливилось застать ее спящей. Скорее смотрите, пока она не проснулась!» Сестры во все глаза воззрились на загадочный орган. «Душа!» — благоговейно прошептал Кедр. Это была, разумеется, печень, самая крупная железа человеческого организма, частично наделенная свойствами, приписываемыми душе, способная к тому же регенерировать клетки. Доктор Кедр считал печень важнее души.
любовь — занятие опасное.
Он даже напечатал на машинке короткую памятку, как пользоваться презервативами. Сочинял — как для несмыш­леных детей. Впрочем, как еще можно писать такие памятки? Озаглавил он ее «Типичные ошибки при пользовании профилактическим средством».
Днем ее все радовало, ночь же приносила тревогу; она была уверена: несчастья случа­ются с теми, кто поздно ложится.
В рабочем порядке аборт можно определить как прерывние беременности на стадии нежизнеспособности плода.
Нас не касается и то, что женщина, забеременев, иногда не хочет ребенка. Наверное, при­дет когда-то просвещенное время и закон даст ей право избавляться от нежеланного ребенка. Но и тогда останутся женщины­ необразованные, запутавшиеся, испуганные. Так что и в самые просвещенные времена никому не нужные дети все равно будут рождаться на свет.
Самым необъяснимым было то, что новорожденный воспринимал новую для него среду как нечто враждебное, ту самую среду, чьим воздухом его легкие будут дышать до последнего дня. Так неласково встретил младенца этот мир, что казалось, будь его воля, он навсегда бы остался там, откуда явился.
Замкнутые долины, развивал он свою мысль, обнесенные, как оградой, лесом, ограничивающим кругозор, обладают свойством подавлять высшие проявления человеческого духа и поощрять низменные, мелочные инстинкты.
Этот их страх заставил его задуматься над величайшей двойственностью отношения людей к детям, которая навсегда останется для него загадкой: плоть человеческая желает зачать ребенка, а ум зачастую противится. К несчастью, существуют извращенные умы, требующие, чтобы женщина родила ребенка вопреки своему желанию. Во имя чего? Зачем рождать на свет никому не нужных страдальцев?
Ну а тот, кто хочет ребенка, но не может или не умеет о нем заботиться, о чем думает?
Ты говоришь, что любишь ее. Так служи ей. Возможно, ты видишь это служение не так, как она. Но если ты ее действительно любишь, дай ей то, что ей больше всего сейчас нужно, не ставя никаких условий. И не жди за это награды. Чем она может оделить тебя? Только тем, что осталось на твою долю. Это не совсем то, чего ты ждешь. Но чья в том вина? Ты хочешь от нее отказаться, потому что она не может отдать себя тебе целиком. На все, так сказать, сто процентов. Половина ее сердца в небе над Бирмой. И поэтому ты хочешь отвергнуть ее? Неужели твой принцип – все или ничего? Так людям не служат».
«Ты совсем забыл жизнь Сент-Облака, — писал доктор Кедр. — Неужели ты так отдалился от нас, что компромисс для тебя неприемлем? Для тебя, сироты! Где твое правило — приносить людям пользу? Не презирай компромисса, путь служения людям не всегда выбираешь сам. Ты говоришь, что любишь­ ее. Так служи ей. Возможно, ты видишь это служение не так, как она. Но если ты ее действительно любишь, дай ей то, что ей больше всего сейчас нужно, не ставя никаких условий. И не жди за это награды. Чем она может оделить тебя? Только тем, что осталось­ на твою долю. Это не совсем то, чего ты ждешь. Но чья в том вина? Ты хочешь от нее отказаться, потому что она не может отдать себя тебе целиком. На все, так сказать, сто процентов. Половина ее сердца в небе над Бирмой. И поэтому ты хочешь отвергнуть ее? Неужели твой принцип — все или ничего? Так людям не служат».
Председатель совета был старый, отошедший от дел врач, который искренне полагал, что из всех двуногих существ в мире только он и президент Тедди Рузвельт были сделаны не бананом.
Нельзя родить ребенка, если никто не хочет спать, положив сюда голову, — шептала женщина, похлопывая ладонью по животу рядом с головой Гомера.
Глупо внушать­ людям, что самое лучшее для них — покой. Человек должен действовать. И если у него этой возможности нет, он сам ее соз­дает».
считается особым свойством ума. Здесь, в Сент-Облаке, мы говорим: безумно счастливы те, в ком нет ни
— Дебилвилл! — прокричал он в окошко на станции Гармония. — Вот как вас надо было назвать! Вы и понятия не имеете, что такое гармония!
— Нам всю гармонию перепутал ваш чертов труп! — ответили ему с платформы.
Половина ее сердца в небе над Бирмой
Они были еще одной парой, попавшей в западню. Жили иллюзиями, которые заменяют жизнь.
В его словах прозвучало такое сочувствие, что д-ру Кедру показалось, будто его намылили нежнейшей детской губкой,
«…Я стоял и смотрел, как призраки прошлого проплывают мимо…

On the bookshelvesAll

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

BAKU AFISHA

#BakuAfisha рекомендует

Sergey Petrov

Американская литература XX века

Ri

Художники

Related booksAll

Related booksAll

Джон Ирвинг

Отель «Нью-Гэмпшир»

Джон Ирвинг

Семейная жизнь весом в 158 фунтов

Джон Ирвинг

Мир глазами Гарпа

Джон Ирвинг

Молитва об Оуэне Мини

Джон Ирвинг

Мужчины не ее жизни

Джон Ирвинг

Чужие сны и другие истории (сборник)

Иван Гончаров
Письма (1842–1851)

Иван Гончаров

Письма (1842–1851)

On the bookshelvesAll

1001 Books You Must Read Before You Die

#BakuAfisha рекомендует

Американская литература XX века

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)