Я исповедуюсь, Жауме Кабре
ru
Books
Жауме Кабре

Я исповедуюсь

Read
824 printed pages
  • 👍52
  • 🔮37
  • 🚀35
Впервые на русском языке роман выдающегося каталонского писателя Жауме Кабре «Я исповедуюсь». Книга переведена на двенадцать языков, а ее суммарный тираж приближается к полумиллиону экземпляров.Герой романа Адриа Ардевол, музыкант, знаток искусства, полиглот, пересматривает свою жизнь, прежде чем незримая метла одно за другим сметет из его памяти все события. Он вспоминает детство и любовную заботу няни Лолы, холодную и прагматичную мать, эрудита-отца с его загадочной судьбой. Наиболее ценным сокровищем принадлежавшего отцу антикварного магазина была старинная скрипка Сториони, на которой лежала тень давнего преступления. Однако оказывается, что история жизни Адриа несводима к нескольким десятилетиям, все началось много веков назад, в каталонском монастыре Сан-Пере дел Бургал, а звуки фантастически совершенной скрипки, созданной кремонским мастером, магически преображают людские судьбы. В итоге мир героя романа наводняют мрачные тайны и мистические загадки, на решение которых потребуются годы.
Impression
Add to shelf

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

  • 👍Worth reading52
  • 🔮Hidden Depths37
  • 🚀Unputdownable35
Sign in or Register
Федор Попадюк
Федор Попадюкshared an impression3 years ago

Литературный год прожит не зря, если из +/- 40 произведений, ты прочитаешь одно такое, которое будешь еще долго вспоминать, о котором еще долго будешь думать и к которому мысленно будешь возвращаться при каждом удобном случае.
В позапрошлом году у меня был Марек Хласко и его "Красивые, двадцатилетние", отрывки из которого я перечитывал не без удовольствия вот совсем недавно, месяц назад, по пути из Кракова в Прагу, в прошлом эпичнейший роман "Благоволительницы" Джонатана Литтелла, с которым я сейчас сравниваю любое понравившееся мне произведение, а в этом году главный претендент на роман года - это многопластовый "Я исповедуюсь" каталонского писателя Жауме Кабре.
Первые страницы мне дались довольно не просто, в силу того, что автор, ведущий повествование из своего кабинета, без малейшего предупреждения предпринимает попытку отбросить меня на 500 лет назад в какой-то монастырь Сан-Пере дел Бургал, потом к себе в детство, где его строгий отец бьет по рукам за то, что тот трогает скрипку, на которую можно только смотреть, а потом также внезапно закидывает в 1690-й в Пардаке, Моэне, Сироре, Сан-Марино, все жители которого (или которых), "кроме прикованных к постели, бежали, полуослепшие от дыма, посмотреть на бедствие, разрушившее их жизни - чью-то в большей степени, чью-то в меньшей".
И так на протяжении всего романа, автор, то от первого, то от третьего лица ведет сложный и запутанный рассказ, сплетенный из случайностей, множества эпох, нескольких сотен персонажей, обрывая в самый неожиданный момент одну сюжетную линию, перепрыгивая без предупреждения на другую, из-за чего поначалу ничего не понятно, но затем, ближе к финалу, ты сидишь и такой "Вау", даже несмотря на понимание того, что вроде как осознал структуру произведения и как такую можно построить самому, но все равно "Воу, просто вау"!
А от всех тех размышлений - и о красоте и загадке искусства, и банальности зла, которыми напичкана эта масштабная трагедия где "все переплетено, море нитей, но, потяни за нить - за ней потянется клубок", как писал один питерский поэт, просто в какой-то момент кружится голова.
И не знаю, говорит ли это о моей эстетической кончености и извращенности, но до "Благоволительниц", с которыми, как я писал выше, сравниваю все произведения (а тут грех не сравнить с общей темой немцев, евреев и Освенцима, а также проскальзывающей через оба произведения важности случайности и природы зла) - все же в моем рейтинге не много не дотягивает.
И почему-то захотелось прочитать "В поисках утраченного времени" Пруста. Но как-нибудь потом.

Tatiana Palasova
Tatiana Palasovashared an impression4 years ago

Потрясающая книга! Читала ее, в основном, в метро, где без всякого стеснения плакала навзрыд. Понравилась композиция, немного странная, на первый взгляд, но оправданная. Живые, законченные образы и, конечно, исторические провалы то в одно столетие, то в другое. Все, как я люблю. Все-таки обладать предметами антиквариата страшно. Как держать в руках чужие человеческие трагедии, боль, радость, страх и даже смерть.

Настя Гогина
Настя Гогинаshared an impression2 years ago
👍Worth reading

Взяв в руки эту книгу можно быть готовым к увлекательному путешествию и знакомству с жизнями десятков персонажей. И все ради неё- 🎻 скрипки. Автор ведёт запутанное повествование, к которому не сразу привыкаешь, но это того стоит. Мысль о том, что каждая вещь, которую мы можем приобрести в антикварном магазине имеет свою историю, является свидетелем жизней других людей, впитывает их энергетику, оставляет на себе следы времени и... попадает к тебе в руки и уже ты являешься ее хозяином. Здесь и дружба, и любовь, и предательства, и страшная война, непростые судьбы и их переплетение. После этой книги хочется побыть наедине с собой, дать ей время раскрыться в сознании. Она как аромат, который наносишь на тело и запах меняет свою силу и по-разному раскрывается на коже каждого, кто его выбрал. Мне понравилось, но я могу понять и тех, кто скажет, что ее совсем не понял, нудно...

Yasza
Yaszahas quoted3 years ago
Все, чего ты хочешь, — это провести жизнь за чтением: только ты и твои книги. А остальные пусть идут к черту.
Туркян Магеррамова
Туркян Магеррамоваhas quoted3 years ago
Внезапно мне открылось, что я всегда был одинок, что никогда не мог рассчитывать ни на родителей, ни на Бога, чтобы переложить на их плечи ответственность за свои проблемы. С возрастом, размышляя о жизни или принимая решения, я привык опираться, словно на костыли, на смутные представления, почерпнутые из разных книг. Однако вчера — во вторник, ночью, — пережидая дождь по дороге от Далмау, я пришел к выводу, что эта ноша только моя. И все успехи, равно как и ошибки, мои, и только мои. И отвечаю за них — я. Мне потребовалось шестьдесят лет, чтобы осознать это. Надеюсь, ты поймешь меня.
Elena Filippova
Elena Filippovahas quotedlast year
Сначала песчинка мешается в глазу, потом превращается в жжение в пальцах, трепет в желудке, протуберанец в кармане и в конце концов, при неблагоприятном стечении обстоятельств, становится камнем на сердце. Абсолютно всё — и жизни, и книги, дорогая Сара, начинаются так, с незаметной и безобидной песчинки.
Тургеневка рекомендует, Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева
Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева
Тургеневка рекомендует
  • 121
  • 1.6K
Take a breath, Katya Akhtyamova
Katya Akhtyamova
Take a breath
  • 301
  • 985
Полка Саши Филипенко, Sasha Filipenko
Пересмешники, Пересмешники
Пересмешники
Пересмешники
  • 278
  • 447
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)