«Я» значит «Ястреб», Хелен Макдональд
ru
Books
Хелен Макдональд

«Я» значит «Ястреб»

Read
350 printed pages
  • 👍4
  • 👎2
  • 💤2
Смерть любимого отца расколола жизнь Хелен на «до» и «после», однако она нашла необычный способ справиться с горем, взяв на воспитание ястреба-тетеревятника. Страдающая от горечи утраты женщина и крылатый хищник – казалось бы, что общего может быть между ними? Однако с каждым днем они все крепче привязываются друг к другу и все глубже постигают красоту окружающего мира и непреходящее очарование бытия.
Impression
Add to shelf
  • 👍Worth reading4
  • 👎Give This a Miss2
  • 💤Borrrriiinnng!2
Sign in or Register
Алена
Аленаshared an impression3 years ago
👍Worth reading
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Удивительно, как у автора получилось написать свою автобиографию через биографию Теренса Уайта. Удивительно, как автор выходит из депрессии (смерть папы) с помощью ястреба-тетеревятника. Удивительно, сколько фактов из орнитологии я узнала, читая художественную книгу.

Екатерина Труфанова
Екатерина Труфановаshared an impression3 years ago
👍Worth reading
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Искренний рассказ о горевании, бегстве от боли, смирении с потерей и возвращении к жизни. История о поиске понимания, кто я есть. Интеграции разных сторон своей личности, примирении с собой и событиями своей жизни. Разрушусь ли я со смертью близкого? Что есть я вне социальных связей? Если снять все социальные маски, то что от меня останется? И в более широком смысле: что значит быть человеком?

«Сначала я взяла к себе ястреба и стала притворяться, будто живу его жизнью. Однако отныне я все вижу по-другому – мы должны жить счастливо вместе, но каждая своей жизнью. Гляжу на свои руки: на них тонкие белые полосы. Это шрамы. Один – от когтей Мэйбл. Тогда она не находила себе места от голода. Для меня он – предупреждение, начертанное прямо на теле. Другой – от шипа терновника, сквозь который я продиралась, когда думала, что Мэйбл пропала. У меня есть и другие, невидимые шрамы. Но Мэйбл в них не виновата – наоборот, благодаря ей они затянулись».

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression3 years ago

Прочла оочень много хвалебных отзывов на эту книгу еще до ее выхода на русском.
Но начало меня разочаровало, хотелось закрыть книгу. К середине вроде бы удалось втянуться, но до конца не покидало ощущение, что читаю из-под палки ради галочки (ну, не могут столько людей ошибаться). Записи человека, который не может принять правду, успокоиться и справиться с депрессией - сбивчивые и мрачные (хочется посоветовать автору немного выдохнуть и начать заново), приходится продираться через нагромождения слов и эмоций. Может быть людям, переживающим большое горе, они покажутся тем самым светом в конце тоннеля, что они не такие одни в своем несчастье.
Героине нужен был кто-то, временный кто-то. Кто-то утешается людьми, кто-то находит успокоение в общении в животными. Необычность в том, что это птица, ястреб - не домашняя, не самая добрая и покладистая. Но главный ее плюс - в том, что в отличии от домашнего питомца, дикую птицу (как образ собственной печали) можно и нужно отпустить на волю. Сражаясь с приручением ястреба автор сражается с собственным горем и нелюдимостью. Победивши, героиня обретает покой, а птица - свободу.

red_foks
red_fokshas quoted9 months ago
увидела, как сокольники девятнадцатого века переносили на своих ястребов все мужские качества, существованию которых, как им казалось, угрожает современность: дикость, властолюбие, мужество, независимость и силу. В процессе дрессировки, отождествляя себя с ястребами, они могли путем интроекции вновь обрести эти качества. В то же время они могли проявлять свою власть, «цивилизуя» дикое и примитивное создание. Маскулинность и способность покорять – два имперских мифа по цене одного.
Илона Романова
Илона Романоваhas quoted2 years ago
все равно есть ощущение опасности, словно что-то притаилось под землей, что-то разрушилось.
Виталия Елисеева
Виталия Елисееваhas quoted2 years ago
Выяснилось, что существует множество определений того явления, что зовется трагедией, которые пробили себе дорожку в историю литературы, и самое простое было следующее: это история персонажа, которого в силу определенных обстоятельств из-за морального изъяна или личной несостоятельности ожидает гибель.
bookmate icon
One fee. Stacks of books
You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)