Read

Дублинцы. Улисс

Джеймс Джойс, великий ирландский писатель, классик и одновременно разрушитель классики с ее канонами, человек, которому более чем кому-либо обязаны своим рождением новые литературные школы и направления ХХ века. В настоящее издание вошел сборник психологически тонких новелл «Дублинцы», по мастерству не уступающих рассказам Чехова, а также роман «Улисс» (1922) — главное произведение писателя, «божественное творение искусства», по словам Набокова определившее пути развития искусства прозы и не раз признанное лучшим, значительнейшим романом за всю историю этого жанра.
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,562 printed pages
Классика

ImpressionsAll

💩Utter Crap
🙈Lost On Me
💤Borrrriiinnng!

Жутчайшее говно.

Korchaginaveronika
Korchaginaveronikashared an impression7 months ago
👍
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Для мазохистов и людей любящих модернистскую литературу. Мне понравилось!)

madgringo91
madgringo91shared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

💧Soppy

До слез

Дима
Димаshared an impression10 months ago
🙈Lost On Me

На верхнем слое произведения — реализм на грани фола. Остальные слои могут быть понятны людям хорошо разбирающимся в литературе. Я о них узнал из комментария. Это произведение занимает высокие места в рейтингах т.к. их составляют профессиональные литераторы.

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
😄LOLZ

QuotesAll

Рыжие бабы блудливы как козы
Мистер Леопольд Блум с удовольствием ел внутренние органы животных и птиц.
Он мать родную убил, но серые брюки ни за что не наденет.
Ее изящные ногти, окрашенные кровью вшей с детских рубашонок.
настоящие приключения не происходят с теми, кто сидит дома
Бог создал пищу, а дьявол поваров.
Какой успех имели его попытки прямых поучений?
Она улавливала не полностью, а частично, с интересом внимала, с удивлением постигала, повторяла с прилежанием, вспоминала с трудом, с легкостью забывала, повторно вспоминала с опаской, повторно повторяла с ошибкой.
— Я только хотел добавить, — проговорил он. — Утверждают, что Ирландия, к своей чести, это единственная страна, где никогда не преследовали евреев. Вы это знаете? Нет. А вы знаете почему?
Лицо его сурово нахмурилось от яркого света.
— Почему же, сэр? — спросил Стивен, пряча улыбку.
— Потому что их сюда никогда не пускали, — торжественно объявил мистер Дизи.
Никто не подумал бы, что он будет таким красивым покойником.
все по-настоящему важное литература доносит, не «рассказывая историю» и не «вкладывая идейное содержание», а уже самою своею формой, письмом, способом речи — тем, как все говорится
Этикет значит этикет. Он мать родную убил, но серые брюки ни за что не наденет.
. Мертва — старушиная — седая запавшая пизда планеты.
Вон там палата для безнадежных. Это обнадеживает
Он выступил на шаг вперед в контрдансе скрипнув воловьей кожей и на шаг назад в контрдансе по торжественному паркету он отступил.
Яйцещемящее море. Эпи ойнопа понтон [2].
И подобно тому, как родинка у меня на груди по сей день там же, справа, где и была при рождении, хотя все тело уж много раз пересоткано из новой ткани, – так в призраке неупокоившегося отца вновь оживает образ почившего сына.
я там имел привычку. Да, привычку носить с собой старые билеты, чтобы представить алиби, если обвинят в каком-нибудь убийстве.
Сморкальник барда. Новый оттенок в палитру ирландского стихотворца: сопливо-зеленый. Почти ощущаешь вкус, правда?
Наклонность же видеть всюду предательство и измену — глубинная черта натуры самого автора. Следы ее многочисленны: тема предательства — сквозная нить, один из лейтмотивов романа
Поверх ветхой манжеты он видел море, которое сытый голос превозносил как великую и нежную мать. Кольцо залива и горизонта заполняла тускло-зеленая влага. Белый фарфоровый сосуд у ее смертного одра заполняла тягучая зеленая желчь, которую она с громкими стонами извергала из своей гниющей печени в приступах мучительной рвоты.

On the bookshelvesAll

Vladimir Fedotov

100 лучших книг всех времен и народов

Natalia Beloshytskaya

Классика

Валерий Ефремов

Книги - дети разума (Свифт)

norlusinyanalbert

Мужская библиотека: 9 книг, обязательных к прочтению

Related booksAll

Related booksAll

Джон Стейнбек

Гроздья гнева

Альбер Камю

Посторонний

Франц Кафка

Процесс

Джеймс Джойс

Портрет художника в юности

Франц Кафка

Замок

Уильям Фолкнер

Шум и ярость

Умберто Эко

Имя розы

On the bookshelvesAll

100 лучших книг всех времен и народов

Классика

Книги - дети разума (Свифт)

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)