Венера в мехах, Леопольд фон Захер-Мазох
Read

Венера в мехах

Скандально знаменитая книга австрийского писателя Леопольда фон Захер-Мазоха «Венера в мехах» (1870) прославилась тем, что стала первой отчетливой попыткой фиксации и осмысления сексуально-психологического и социокультурного феномена мазохизма. В настоящем издании текст «Венеры в мехах» предваряется вступительной статьей, вводящей читателя в биографический, литературный и философско-культурологический контекст сочинения Мазоха.
more
Impression
Add to shelf
Already read
144 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths

Книга класс.., но, видимо, чтобы полностью осознать её глубинный смысл, нужно ещё раз перечитать через пару лет..!

🚀Unputdownable

Интересно, необычно, странно...

👍

От "Венеры в мехах" при должной фантазии можно получить, как минимум, эстетическое удовольствие.

Solnyshkova Anna
Solnyshkova Annashared an impression22 days ago
👍
💡Learnt A Lot

Dmitry The Nothing
Dmitry The Nothingshared an impression3 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Своеобразный роман о любви к мазохизму, к мучениям, о великой красоте, божественной и недоступной. Спорные и не особо актуальные мысли о сущности отношений мужчины и женщины, но зато интересная и захватывающая история с тонким анализом природы мазахизма и садизма. В любом случае, сцены романа очень красивы и эстетичны, что само по себе неплохо.

💀Spooky
🔮Hidden Depths

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Книга меня захватила и не отпускала до последней страницы.
Любовь, страсть, унижение... Временами накатывали волны отвращения к главному герою, но все равно, теперь это один из моих любимых романов.

Yulia Sheveleva
Yulia Shevelevashared an impression7 months ago
👍
🚀Unputdownable

b4928574738
b4928574738shared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Очень понравилась !

Анна Дрей
Анна Дрейshared an impression9 months ago
🌴Beach Bag Book

pole4ka220967842
pole4ka220967842shared an impression11 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Интересно, только конец показался скомканным.

Ksenia Nikiforova
Ksenia Nikiforovashared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Мария
Марияshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

👍
🐼Fluffy

Неожиданная интересная

Рита Пабат
Рита Пабатshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable

QuotesAll

покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
— Ах, так ведь мы и верны, покуда лю­бим! — воскликнула она. — Но вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не лю­бит, чтобы она отдавалась, даже если это и не доставляет ей наслаждения. Кто же более жес­ток, мужчина или женщина? Вы, северяне, во­обще понимаете любовь слишком серьезно и су­рово. Вы толкуете о каких-то обязанностях там, где речь может идти только об удовольствиях.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
Вы понимаете любовь, — заговорила она, — и прежде всего женщину, как нечто враждебное, как то, от чего вы стараетесь, хотя и тщетно, защититься, но чью власть вы вос­принимаете, однако, как сладостную муку, как щекочущую нервы жестокость. Взгляд вполне современный.
Мужчина, обуреваемый страстью, находится целиком во власти женщины, и та, которая не сумеет сделать его своим подданным, своим рабом, более того — своей игрушкой, чтобы затем со смехом изменить ему, — такая женщина просто неумна.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
Ах, так ведь мы и верны, покуда любим! — воскликнула она. — Но вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не любит, чтобы она отдавалась, даже если это и не доставляет ей наслаждения. Кто же более жесток, мужчина или женщина
сквозь «видимый миру смех» струятся «незримые ми­ру слезы».
Вы называете жестокостью то, — с жи­востью возразила богиня любви, — что состав­ляет главную сущность чувственности, веселой и радостной любви, — то, что составляет при­роду женщины: отдаваться, любя, и любить все, что нравится.
Мы предпочитаем скромненькую, бледную гольбейновскую деву, принадлежащую только нам, — античной Венере, которая, как бы она ни была божественно прекрасна, любит сегод­ня Анхиза, завтра Париса, послезавтра Адони­са. И если случится, что в нас одерживает верх стихийная сила и мы отдаемся пламенной страсти к подобной женщине, то ее жизнера­достная веселость нам кажется демонической силой, жестокостью, и в нашем блаженстве мы видим грех, который требует искупления.
Мужчина жадно стремится к обладанию, женщина — предмет этих стремлений; это ее единственное, но зато исключительное преимущество.
Вы называете жестокостью то, — с жи­востью возразила богиня любви, — что состав­ляет главную сущность чувственности, веселой и радостной любви, — то, что составляет при­роду женщины: отдаваться, любя, и любить все, что нравится.
— Да разве может быть что-нибудь более жестокое для любящего, чем неверность воз­любленной?
— Ах, так ведь мы и верны, покуда лю­бим! — воскликнула она. — Но вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не лю­бит, чтобы она отдавалась, даже если это и не доставляет ей наслаждения. Кто же более жес­ток, мужчина или женщина? Вы, северяне, во­обще понимаете любовь слишком серьезно и су­рово. Вы толкуете о каких-то обязанностях там, где речь может идти только об удовольствиях.
где найти женщину, которая не добива­лась бы превосходства посредством мелочной сварливости, а сумела бы властвовать спокойно, сознавая свою силу?
?
— Ах, так ведь мы и верны, покуда лю­бим! — воскликнула она. — Но вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не лю­бит, чтобы она отдавалась, даже если это и не доставляет ей наслаждения. Кто же более жес­ток, мужчина или женщина? Вы, северяне, во­обще понимаете любовь слишком серьезно и су­рово. Вы толкуете о каких-то обязанностях там, где речь может идти только об удовольствиях.
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрезвление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем более жестокой и неверной выкажет себя женщина, чем грубее она с ним обращается, чем легкомысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит.
Да, мы, женщины, изобретательны. Бере­гитесь. Когда вы найдете свой идеал, легко мо­жет случиться, что с вами будут обращаться ку­да более жестоко, нежели вам того хотелось бы.
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрез­вление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем бо­лее жестокой и неверной выкажет себя женщи­на, чем грубее она с ним обращается, чем легко­мысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит.
Довольно того, что эта Венера прекрасна и что я люблю ее — так страстно, так болезненно нежно, так безумно, как можно любить только женщину, неизменно отвечающую на любовь вечно одинаковой, вечно спокойной, каменной улыбкой.
Ну а мы, современные люди, не переносим античной веселости — по крайней мере, в любви. Одна мысль — делить женщину, хотя бы она была какой-нибудь Аспазией, с другими — нас возмущает; мы ревнивы, как наш Бог. И вот почему у нас имя очаровательной Фрины стало бранным словом.
Мы предпочитаем скромненькую, бледную гольбейновскую деву, принадлежащую только нам, — античной Венере, которая, как бы она ни была божественно прекрасна, любит сегодня Анхиза, завтра Париса, послезавтра Адониса. И если случится, что в нас одерживает верх стихийная сила и мы отдаемся пламенной страсти к подобной женщине, то ее жизнерадостная веселость нам кажется демонической силой, жестокостью, и в нашем блаженстве мы видим грех, который требует искупления.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)