Read

Венера в мехах

Скандально знаменитая книга австрийского писателя Леопольда фон Захер-Мазоха «Венера в мехах» (1870) прославилась тем, что стала первой отчетливой попыткой фиксации и осмысления сексуально-психологического и социокультурного феномена мазохизма. В настоящем издании текст «Венеры в мехах» предваряется вступительной статьей, вводящей читателя в биографический, литературный и философско-культурологический контекст сочинения Мазоха.
more
Impression
Add to shelf
Already read
144 printed pages
Классика

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

Интересно, необычно, странно...

👍

От "Венеры в мехах" при должной фантазии можно получить, как минимум, эстетическое удовольствие.

🔮Hidden Depths

Книга класс.., но, видимо, чтобы полностью осознать её глубинный смысл, нужно ещё раз перечитать через пару лет..!

💀Spooky
🔮Hidden Depths

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Книга меня захватила и не отпускала до последней страницы.
Любовь, страсть, унижение... Временами накатывали волны отвращения к главному герою, но все равно, теперь это один из моих любимых романов.

Yulia Sheveleva
Yulia Shevelevashared an impression3 months ago
👍
🚀Unputdownable

b4928574738
b4928574738shared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Очень понравилась !

Анна Дрей
Анна Дрейshared an impression5 months ago
🌴Beach Bag Book

pole4ka220967842
pole4ka220967842shared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Интересно, только конец показался скомканным.

Ksenia Nikiforova
Ksenia Nikiforovashared an impression11 months ago
🚀Unputdownable

Мария
Марияshared an impression11 months ago
🚀Unputdownable

👍
🐼Fluffy

Неожиданная интересная

Рита Пабат
Рита Пабатshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable

QuotesAll

— Ах, так ведь мы и верны, покуда лю­бим! — воскликнула она. — Но вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не лю­бит, чтобы она отдавалась, даже если это и не доставляет ей наслаждения. Кто же более жес­ток, мужчина или женщина? Вы, северяне, во­обще понимаете любовь слишком серьезно и су­рово. Вы толкуете о каких-то обязанностях там, где речь может идти только об удовольствиях.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
Cammie
Cammiehas quotedlast year
Вы понимаете любовь, — заговорила она, — и прежде всего женщину, как нечто враждебное, как то, от чего вы стараетесь, хотя и тщетно, защититься, но чью власть вы вос­принимаете, однако, как сладостную муку, как щекочущую нервы жестокость. Взгляд вполне современный.
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрез­вление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем бо­лее жестокой и неверной выкажет себя женщи­на, чем грубее она с ним обращается, чем легко­мысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит.
Довольно того, что эта Венера прекрасна и что я люблю ее — так страстно, так болезненно нежно, так безумно, как можно любить только женщину, неизменно отвечающую на любовь вечно одинаковой, вечно спокойной, каменной улыбкой.
Ну а мы, современные люди, не переносим античной веселости — по крайней мере, в любви. Одна мысль — делить женщину, хотя бы она была какой-нибудь Аспазией, с другими — нас возмущает; мы ревнивы, как наш Бог. И вот почему у нас имя очаровательной Фрины стало бранным словом.
Мы предпочитаем скромненькую, бледную гольбейновскую деву, принадлежащую только нам, — античной Венере, которая, как бы она ни была божественно прекрасна, любит сегодня Анхиза, завтра Париса, послезавтра Адониса. И если случится, что в нас одерживает верх стихийная сила и мы отдаемся пламенной страсти к подобной женщине, то ее жизнерадостная веселость нам кажется демонической силой, жестокостью, и в нашем блаженстве мы видим грех, который требует искупления.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
Венера, вынужденная на нашем погрязшем в рефлексах Севере, в ледя­ном христианском мире, кутаться в простор­ные, тяжелые меха — чтобы не простудиться!..
Бывают такие люди, которые вечно только начинают и никогда не доводят до конца; вот и я один из таких людей
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрез­вление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем бо­лее жестокой и неверной выкажет себя женщи­на, чем грубее она с ним обращается, чем легко­мысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит. Так было от века во все времена — от Елены и Далилы и до Екатерины II и Лолы Монтец.
Большинство муж­чин столь обыкновенны — в них нет вдохнове­ния, пафоса, поэзии; а в вас есть известная глу­бина, энтузиазм и, главное, серьезность, кото­рая мне нравится. Я могла бы вас полюбить.
Наконец я останавливаюсь и произношу крат­кий монолог.
Ведь наедине с самими собой люди всегда бывают или очень любезны, или очень грубы.
И вот я говорю себе:
— Осел!
Гоголь, этот русский Мольер, где-то гово­рит — не помню, где именно... ну, все равно, — что истинный юмор — это тот, в котором сквозь «видимый миру смех» струятся «незримые ми­ру слезы».
Дивное изречение!
юмор — это тот, в котором сквозь «видимый миру смех» струятся «незримые ми­ру слезы».
Напротив того, чем бо­лее жестокой и неверной выкажет себя женщи­на, чем грубее она с ним обращается, чем легко­мысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит,
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрезвление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем более жестокой и неверной выкажет себя женщина, чем грубее она с ним обращается, чем легкомысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит. Так было от века во все времена — от Елены и Далилы и до Екатерины II и Лолы Монтец.
Чем более преданна женщина, тем скорее наступает отрез­вление у мужчины, который незамедлительно превращается в тирана. Напротив того, чем бо­лее жестокой и неверной выкажет себя женщи­на, чем грубее она с ним обращается, чем легко­мысленнее играет им, чем более к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит. Так было от века во все времена — от Елены и Далилы и до Екатерины II и Лолы Монтец.
И покарал его Господь и отдал его в руки женщины.
Кн. Юдифи, 16, гл. 7.
Гоголь, этот русский Мольер, где-то гово­рит — не помню, где именно... ну, все равно, — что истинный юмор — это тот, в котором сквозь «видимый миру смех» струятся «незримые ми­ру слезы».
— Каждая женщина инстинктивно стремится извлекать пользу из своих чар. В том же, чтоб отдаваться без любви, без наслаждения, есть известная выгода: сохраняешь хладнокровие и можешь воспользоваться своим преимуществом

On the bookshelvesAll

Andrey Burlankov

Переворачивают мозги

Ksenia Loginova

18+: эротическая литература

Виталий Пивоваров

100 Лучших книг по версии Дистопии

Evgeniya S. Butko

Классическая зарубежка

Related booksAll

Related booksAll

Август Юхан Стриндберг

Листок бумаги

Альбер Камю

Посторонний

Владимир Набоков

Защита Лужина

Леопольд фон Захер-Мазох

Искусство стать любимым

Генри Миллер

Тропик Рака. Черная весна (сборник)

Томас Стернз Элиот

Бесплодная земля

Леопольд фон Захер-Мазох

Женщина-сирена

On the bookshelvesAll

Переворачивают мозги

18+: эротическая литература

100 Лучших книг по версии Дистопии

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)