Заповедник гоблинов, Клиффорд Саймак
Read

Заповедник гоблинов

Если у вас из-под ног вышибает привычный мир и вы непонятным образом оказываетесь среди гоблинов и драконов, в речке блесну вашего спиннинга заглатывает настоящий плезиозавр, а какой-нибудь сумасшедший рыцарь норовит проткнуть вас копьем, сдуру приняв за дьявола, – не удивляйтесь. В фантазиях Клиффорда Саймака еще и не такое бывает.
more
Impression
Add to shelf
Already read
197 printed pages
Фантастика и фэнтези

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Domi Rere
Domi Rereshared an impression21 days ago
👎
💩Utter Crap

ELena Serebryakova
ELena Serebryakovashared an impression6 months ago

помню с каким упоением погружалась... идеальный слог для девочек средних классов, очень вкусная фантазийная книга.. боюсь перечитывать, но конечно обязательно...

Дария Пу
Дария Пуshared an impression8 months ago

Могу перечитывать бесконечно...

Nikolay Belokolodov
Nikolay Belokolodovshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Belissimo!

💩Utter Crap

QuotesAll

Ёж
Ёжhas quoted2 years ago
Слово «нетерпимость» мне не нравится, мистер Мармадьюк, так как оно подразумевает «терпимость», а это оскорбительно и для вас, и для меня, и для любого другого существа во вселенной.
Иногда, сказал себе Максвелл, любить что-то, бороться за что-то — это дорогое удовольствие. Возможно, истинную мудрость жизни постигли только люди типа Нэнси Клейтон — пустоголовой Нэнси, у которой гостят знаменитости и которая устраивает сказочные приемы.
В том, чтобы жить по правилам, нет благородства, и радости тоже нет
— Мне было бы легче принять решение, — сказал Максвелл, — если бы мои сведения были более подробными, если бы мы могли узнать о вас больше…
— Вы знаете, что мы — таракашки, — заявил мистер Мармадьюк, и слова эти буквально брызгали желчью. — Ваша нетерпимость…
— Вовсе нет, — негодующе перебил Максвелл. — И мы не считаем вас таракашками. Мы знаем, что вы — ульевые конгломераты. Мы знаем, что каждый из вас является колонией существ, сходных с теми, которых мы здесь, на Земле, называем насекомыми, и это, разумеется, составляет значительное различие между нами, и все же вы отличаетесь от нас не больше, чем многие другие существа с иных звезд. Слово «нетерпимость» мне не нравится, мистер Мармадьюк, так как оно подразумевает «терпимость», а это оскорбительно и для вас, и для меня, и для любого другого существа во Вселенной.
Он заметил, что трясется от гнева, и удивился, почему одно какое-то слово могло его так взбесить. Его не вывела из себя даже мысль о том, что знания хрустальной планеты вот— вот достанутся колесникам, и вдруг он пришел в ярость от одного слова.
Возможно, подумал он, это произошло потому, что там, где множество самых разных рас должно жить в мире и согласии друг с другом, и «нетерпимость» и «терпимость» стали одинаково грязными ругательствами.
— Вы ведете спор убедительно и любезно, — сказал мистер Мармадьюк. — И возможно, вы не нетерпимы…
— Если бы нетерпимость и существовала, — не дал ему окончить Максвелл, — не понимаю, почему вы приходите в такое негодование. Ведь проявление такого чувства бросает тень не на того, против кого оно направлено, а на того, кто его испытывает, поскольку он демонстрирует не только невоспитанность, но и глубокое невежество. Нет ничего глупее нетерпимости.
Но ведь некоторые химические изменения необратимы и…
Мистер О’Тул смерил Максвелла презрительным взглядом.
– Вы, – сказал он, – лепечете на ученом жаргоне, пригодном только для чепухи и заблуждений. Мне непостижимо ваше пристрастие к этой вашей науке, когда, будь у вас охота учиться и попроси вы нас, вам открылась бы магия.
Тут они находили тишину и покой для размышлений и занятий, и уютные уголки для дружеской беседы, и комнаты для бильярда и шахмат, и столовые, и залы для собраний, и укромные маленькие читальни, где стенами служили полки с книгами.
Сколько раз я им втолковывал: летит себе помело, и пусть летит, а вы не вмешивайтесь!
Головешка в очаге рассыпалась каскадом раскаленных угольков. Пламя заплясало, и по всей комнате побежали неверные тени.
гипотезой пульсирующей вселенной?

Related booksAll

Почти как люди, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Почти как люди
Снова и снова, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Снова и снова
Магистраль вечности, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Магистраль вечности
Могильник, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Могильник
Братство Талисмана, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Братство Талисмана
Город, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Город
Планета Шекспира, Клиффорд Саймак
Клиффорд Саймак
Планета Шекспира
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)