Аркадий Стругацкий,Борис Стругацкий

Полдень, XXII век

Центральное произведение знаменитого цикла братьев Стругацких о мире будущего. Шедевр отечественной (и мировой) утопической фантастики, выдержавший проверку временем — и сейчас читающийся с таким же удовольствием, как и десятилетия назад. Роман, который сами авторы называли книгой о «Светлом, Чистом, Интересном мире».
345 printed pages

Other versions

Impressions

    Camradeshared an impression5 years ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Перечитываю не первый раз, и видимо, не последний. Книга выше всех похвал. Да - наивная, или даже детская. Да - пропитана идеологией. Но только очень недалёкий или очень недальновидный человек отказался бы жить в таком будущем. Книга о том, что для человека возможно всё, вопрос только в желании и времени. Не для конкретного человека, а для человека как биологического вида, для человечества. Читая это произведение на душе становится тепло, светло и радостно, и в то же время, больно и грустно от осознания того, как мы всё таки далеки, прежде всего в правильном понимании и представлении собственного будущего... Оно должно быть таким как описано авторами. Другого будущего не может быть. Либо приблизительно так, либо человечества как цивилизации существовать не будет.

    Сэр Пухshared an impressionlast year
    👍Worth reading

    8

    Мишка Топычкановshared an impression3 years ago

    Смешные чувства. Ну вроде как интересно, но в то же время хотел перестать читать

Quotes

    Юлияhas quoted4 years ago
    Ладно, — сказал Лин с удовольствием. — Но он туповат, учитель.
    Поль ответил немедленно:
    — Лучше быть туповатым в колене, чем тупым, как полено!..
    — Три с плюсом. — Учитель покачал головой. — Не слишком грамотно, но идея ясна. Годам к тридцати ты, может быть, и научишься острить, Поль, но и тогда не злоупотребляй этим.
    — Постараюсь, — скромно сказал Поль.
    Сэр Пухhas quotedlast year
    Горбовский сходил за лавровым листом, а затем сходил за перцем и кореньями, а потом – отдельно – за хлебом. Вместе с хлебом он в знак протеста приволок тяжеленный баллон с кислородом и язвительно сказал:

    – Вот я принес заодно. На всякий случай, если надо…

    – Не надо, – сказал Кондратьев. – Большое спасибо. Отнесите назад.
    Irina Abdulovahas quoted3 months ago
    хорошо воспитали, не делали из него с детства гения и уникума. Самое страшное для ребенка – это любвеобильные родители. Но его-то воспитывала школа, и он очень славный парень.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)