Read

Бог Мелочей

Дебютный роман Арундати Рой, который заслуженно сравнивают с произведениями Фолкнера и Диккенса, – это современная классика, которую читают и любят по всему миру. Глубокая семейная сага, история запретной любви и пронзительная политическая драма, эта книга рассказывает о зажиточной индийской семье, жизнь которой раз и навсегда меняется в один судьбоносный день 1969 года. Приезд младшей двоюродной сестры Софи сотрясает мир семилетних близнецов Эсты и Рахель и приводит к случайным – и неслучайным – трагическим последствиям, которые учат их тому, что все вокруг может внезапно принять новые, уродливые формы и даже навсегда замереть на месте, – и лишь река будет продолжать нести свои воды…
more
Impression
Add to shelf
Already read
360 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Однозначно, книга из разряда тех, которые не забудешь и не спутаешь с другой. Дело даже не в том, что события развиваются в экзотической Индии, а в том, что сам язык книги - образный, мелодичный, и характеры выписаны, как говорят, с тонким психологизмом, и сюжет не банален. Как все хорошие книги, эта - о нелепости и жестокости, заключенных в нас самих, о поисках, потерях, о случае. Вобщем, must read

Карусель
Карусельshared an impression5 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
💧Soppy

Я считаю эту книгу одной из лучших прочитанных за последний год. И одной из примечательных за всю жизнь. Хотела бы я уметь так подавать глубинную суть явлений, как это умеет автор: уродливость некоторых порывов и неотвратимость их следствий в беспредельной слепящей красоте мироздания; потаённую красоту иных порывов в душном болоте мерзейшего мироустройства. Мне нечего добавить тут, я пишу слова, но они теряют смысл, падая буквами в пространство. Им нет места в этой истории. Тут эмоции, мысли без слов. Дух захватило, а сказать нечего. Так бывает.

Анна
Аннаshared an impression5 months ago
💧Soppy

Боже боже боже!! Какая пряная цветистая проза! Сколько сладкой боли и сострадания! Окончание романа - как утрата.
Бог утраты.
Бог мелочей!

👍
🚀Unputdownable

Мучительная и жестокая книга. Она прекрасна тем, что Арундати Рой не понадобилось отправлять своих персонажей в ад, чтобы вытянуть из читателя все жилы. Достаточно внести всего одно изменение в заурядную жизнь обычной семьи в необычной для нас Индии, и ты сам не замечаешь, как попадаешь в одну ловушку с героями романа.

Идеально, если период жалости к себе несколько подзатянулся. Сначала придавит, потом отпустит, проветрит душу и вряд ли забудется, это правда.

Kirill Kochnev
Kirill Kochnevshared an impression23 days ago
💀Spooky
🙈Lost On Me
💧Soppy

Ну так, с вопросами. Не уверен что структура книги выбрана удачно (читатель сначала знает что случится). Слишком много описательных отступлений от сюжета, слишком много отвлеченных имен (этакий индийский Доктор Живаго).
В целом книга оставила положительные эмоций. Автор донёс то, что хотел донести: жестокий кастовый мир; страна, в которой личное горе - ничто по сравнению с горем всей страны.

👍
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths

Одна из книг, слова которой можно слышать, вдыхать, смаковать неспешно, растирать между пальцами, носить с собой за пазухой, в ритме сердца.... Действительно - мелочи, мелочи, а важное всегда внутри, таится молчком.
Очень напряжённо и увлекательно было вместе с автором распутывать этот клубок мелочей. Очень удивительно было сознавать, как много за каждой из них важного. Очень грустно и волнительно было найти в сердцевине не сказочную свежую мякоть, а правдивую приторную горечь.

danali09270
danali09270shared an impression11 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Прочитала эту книгу несколько лет назад, но до сих пор при словах "Бог мелочей" возникает ощущение вылитого за шиворот ведра ледяной воды. И когда вижу на обложке "Рой", думаю сразу: Рой Арундати (хотя это чаще всего Олег Рой, простигосподи). Когда-нибудь наберусь смелости перечитать.

Dari Obukhova
Dari Obukhovashared an impression10 days ago
👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Супер!!!!!

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

Sasha Lyutenko
Sasha Lyutenkoshared an impression2 months ago
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths

Книга затягивает. Казалось бы - сюжет вполне предсказуемый, но слова и образы как паутина оплетают тебя и невозможно оторваться от истории...

👍
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Потрясающая книга. Образность. Язык. Перевод великолепный.
Давно не испытывала такого наслаждения от чтения.

galinakhoroshikh
galinakhoroshikhshared an impression2 months ago
💞Loved Up
🔮Hidden Depths

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths
🙈Lost On Me
💧Soppy

Впечатления как о великом шедевре.

🚀Unputdownable

Anna Litvina
Anna Litvinashared an impression3 months ago
👎
💤Borrrriiinnng!
🙈Lost On Me

💀Spooky

Этот роман – душные, томящие душу намеки. Темнота намеков сгущается по углам, окружает и неотвратимо наступает со всех сторон. Остается только ждать, когда все намеки сольются воедино и примут форму Приговора Судьбы. Жесткая пышность языка Арундати завораживает и ранит. Красиво, стильно, изящно пишет она о страшном, гнетущем. Гипноз её фраз держит с первых страниц, и нет сил ни зажмуриться, ни отвернуться. Попав под её чары, придется пройти этот путь до конца. Обрывистые короткие фразы красными ногтями проникают под кожу. Но они прекрасны. Эта книга – долгая дорога к эшафоту. Приглашение на казнь.

S
Sshared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Ох

Vadim Yurov
Vadim Yurovshared an impression6 months ago
👍

QuotesAll

Тридцать один.
Не старость.
Не молодость.
Жизнесмертный возраст.
Тридцать один.
Не старость.
Не молодость.
Жизнесмертный возраст.
стране, где она родилась, вечно зажатой между проклятьем войны и ужасом мира, Худшее случалось постоянно.
Когда он предложил ей руку и сердце, Рахель облегченно вздохнула, как пассажир, увидевший свободное место в зале ожидания аэропорта.
Нашим мечтам – размаха. Нашим жизням – весомости. Чтобы иметь какой-либо смысл.
Под глазами у близнецов темнеют нежные полумесяцы; им столько же лет, сколько было Амму́, когда она умерла. Тридцать один.
Не старость.
Не молодость.
Жизнесмертный возраст
Тридцать один.
Не старость.
Не молодость
На руке у Рахели были игрушечные часики с нарисованными стрелками. Без десяти два. Одним из ее желаний было иметь часы, на которых она могла бы ставить время по своему усмотрению (ведь для этого, считала она, Время главным образом и существует).
Ее собственное горе мучило ее. Его горе убивало ее.
Он досадовал, потому что не понимал, что означает этот взгляд. Ему казалось – нечто среднее между бесчувственностью и отчаянием. Он не знал, что есть на свете места – например, страна, в которой родилась Рахель, – где разные виды отчаяния оспаривают между собой первенство. Не знал, что личное отчаяние – это еще слабейший его вид. Не знал, как оно бывает, когда личная беда пытается пристроиться под боком у громадной, яростной, кружащейся, несущейся, смехотворной, безумной, невозможной, всеохватной общенациональной беды. Что Большой Бог завывает, как горячий ветер, и требует почтения к себе. Тогда Малый Бог (уютный и сдержанный, домашний и частный) плетется восвояси, ошеломленно посмеиваясь над своей глупой отвагой. Проникшись сознанием собственной несостоятельности, он становится податливым и подлинно бесчувственным. Все можно пережить. Так ли уж много это значит? И чем оно меньше значит, тем оно меньше значит. Не столь уж важно. Потому что случалось и Худшее. В стране, где она родилась, вечно зажатой между проклятьем войны и ужасом мира, Худшее случалось постоянно.
Пузырек тишины в океане шума.
Потому что, если по правде, считается только то, что считается.
Спасибо нашему замечательному обществу с его поганым мужским шовинизмом, – сказала Амму. А Чакко на это:
– Что твое – то мое, а что мое – то опять же мое.
Тридцать один.
Не старость.
Не молодость
Война, которую мы выиграли и проиграли. Самая скверная из войн. Война, которая берет в плен мечты и перекраивает их. Война, которая заставила нас восхищаться нашими поработителями и презирать себя
Демоны истории вновь пришли по их душу. Чтобы облечь их в старую, покрытую шрамами кожу и отвести туда, где им надлежит быть. Где властвуют Законы Любви, определяющие, кого следует любить. И как. И насколько сильно.
Он обнимал ее, как дар. Как любовно врученное ему сокровище. Тихое маленькое создание. Невыносимо ценное.
Нам внушили чужие мечты. Мы не помним родства. Мы плывем без якоря по бурному морю. Ни одна гавань нас не принимает. Нашим печалям вечно не хватает глубины. Нашим радостям – высоты. Нашим мечтам – размаха. Нашим жизням – весомости. Чтобы иметь какой-либо смысл.
Товарищ К. Н. М. Пиллей был, надо сказать, до мозга костей политиком. Профессиональным лесорубом. Он пробирался по жизни, как хамелеон. Всегда в маске, но всегда якобы открытый. Открытый на словах, но отнюдь не на деле. Без особых потерь сквозь любую заваруху.
Нам внушили чужие мечты. Мы не помним родства. Мы плывем без якоря по бурному морю. Ни одна гавань нас не принимает. Нашим печалям вечно не хватает глубины. Нашим радостям – высоты. Нашим мечтам – размаха. Нашим жизням – весомости. Чтобы иметь какой-либо смысл.

On the bookshelvesAll

Meduza

Галина Юзефович рекомендует

kazakovn

Книжная полка Book Friends Club

Lelya Nisevich

Ох, уж этот 2017

Марина Богданова

Современная зарубежная проза - самое интересное

Related booksAll

Related booksAll

Джонатан Франзен

Безгрешность

Донна Тартт

Маленький друг

Ханья Янагихара

Маленькая жизнь

Антония Байетт

Обладать

Уильямс Джон

Стоунер

Элизабет Страут

Оливия Киттеридж

Тони Моррисон

Возлюбленная

On the bookshelvesAll

Галина Юзефович рекомендует

Книжная полка Book Friends Club

Ох, уж этот 2017

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)