Read

Элементарные частицы

Главный герой романа, французский ученый, одинокий и несчастный, добивается кардинальных изменений в биологии человека как вида, в результате чего приходит новое поколение счастливых и без устали ублажающих друг друга людей. Как это произошло и что из этого вышло, предстоит узнать читателю.
more
Impression
Add to shelf
Already read
341 printed pages

ImpressionsAll

👍
😄LOLZ

beinvenu007
beinvenu007shared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Про жизнь

QuotesAll

Он не мог себе представить путей, какими движется мысль Джерзински; он даже не чувствовал себя способным обсуждать с ним это. Ему подкатывало к шестидесяти, в интеллектуальном плане он себе казался перегоревшим дотла.
Arina
Arinahas quotedlast year
Радость – чувство сильное и глубокое, эмоция чистого восторга, охватывающая сознание целиком; её можно уподобить опьянению, зачарованности, экстазу.
Метафизические мутации, то есть радикальные, глобальные изменения картины мира у подавляющего большинства, – явление редкое в истории человечества. Примером тому может служить зарождение христианства.
судя по всему, все окончательно обрыдло, он просто больше не видит никакого толку в продолжении
Радость – чувство сильное и глубокое, эмоция чистого восторга, охватывающая сознание целиком; её можно уподобить опьянению, зачарованности, экстазу.
Метафизический или трагический выбор сводится в конечном счете к традиционно запечатленным на надгробном камне датам рождения и смерти.
В юности Мишель верил, что особое достоинство придают человеку страдания. Теперь приходилось признать: он заблуждался. Если что и придавало смертному дополнительное достоинство, то это само телевидение.
Метафизические мутации, то есть радикальные, глобальные изменения картины мира у подавляющего большинства, – явление редкое в истории человечества. Примером тому может служить зарождение христианства.
Маленькие девочки ждали, сидя на бугорке; печать тупой бабьей покорности уже проступала в их облике
При мало-мальски исчерпывающем рассмотрении того, что представляет собою род человеческий, необходимо принимать в расчет и этот феномен. В истории реально существовали такие люди. Они трудились весь свой век, трудились очень тяжело, исключительно во имя долга и любви, в буквальном смысле отдавая ближним свою жизнь, движимые долгом и любовью, притом никоим образом не считая, что приносят себя в жертву; они, по сути, просто не видели иного способа прожить жизнь, кроме как даровать её другим из побуждений долга и любви. Практически все подобные человеческие существа были женщинами.
Растянувшись на своем диване марки «Bultex», он безуспешно старался приучить себя к недолговечности.
сейчас в уме каждого ясна простая перспектива будущего: придет час, когда сумма физических радостей, которые ему уготованы в жизни, станет меньше, чем сумма ожидающих его страданий (в общем, человек знает, что счетчик работает – и крутится он в одну сторону).
Находясь в полной зависимости от общества, которое окружает меня, я сам со своей стороны почти что бесполезен для него; все, что я умею, это порождать сомнительные комментарии по поводу устаревших культурных объектов.
Нежность превыше соблазна, потому-то утратить надежду так трудно.
В эпоху, когда жил Джерзински, на философию по большей части смотрели как на науку, утратившую не только какое бы то ни было практическое значение, но даже` самый свой предмет…
Впоследствии чтение Ницше не вызвало в нем ничего, кроме мимолетной досады, а знакомство с Кантом лишь послужило подтверждением того, что он уже знал. Законы чистой морали единственны и всеобъемлющи. С течением времени она не подвергается ни ущербу, ни обогащению. Не обусловленная никакими историческими, экономическими, социологическими или культурными факторами, она ровным счетом ни от чего не зависит. Ничем не предопределяемая, она предопределяет. Беспричинная, сама служит причиной. Иными словами, это – абсолют.
Мораль, наблюдаемая на практике, всегда являет собой представленную в различных пропорциях смесь чистой нравственности с другими составляющими более или менее темного, по большей части религиозного происхождения. Чем значительнее в этой смеси доля первозданной морали, тем продолжительнее и благополучнее может быть существование общества, избравшего её своей опорой. В идеальном случае общество, организованное согласно универсальным законам нравственности, было бы способно просуществовать вплоть до конца света
Радость – чувство сильное и глубокое, эмоция чистого восторга, охватывающая сознание целиком; её можно уподобить опьянению, зачарованности, экстазу.
Теперь, когда мы достигли цели пути
И навеки покинули царство разлуки,
Царство разлуки с собой,
Чтоб окунуться в бессменную и изобильную радость
Наслаждение – дело привычки
все это в порядке вещей: тускнеет блеск глаз, гаснет радость, истощается доверие.

On the bookshelvesAll

Валерий Ефремов

Книги - дети разума (Свифт)

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

janlynn

Беллетристика

Related booksAll

Related booksAll

Мишель Уэльбек

Расширение пространства борьбы

Мишель Уэльбек

Платформа

Мишель Уэльбек

Возможность острова

Мишель Уэльбек
Лан­са­роте

Мишель Уэльбек

Лансароте

Мишель Уэльбек

Мир как супермаркет

Мишель Уэльбек

Карта и территория

Мишель Уэльбек

Г.Ф.Лавкрафт: против человечества, против прогресса

On the bookshelvesAll

Книги - дети разума (Свифт)

1001 Books You Must Read Before You Die

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)