ru
Free
Read

Поединок

В мае 1905 года в сборнике «Знание» увидела свет повесть Куприна «Поединок» — одно из самых известных и, пожалуй лучшее произведение писателя. В «Поединке», основанном на воспоминаниях автора о его военной службе, создана правдивая картина армейских будней и вместе с тем рассказана проникновенная история любви, ставшая историей победы человеческого духа.
more
Impression
Add to shelf
Already read
298 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Роман Пятин
Роман Пятинshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

7 ноября мне сказали - "Куприн хорошо пишет", спустя 2 месяца, я убедился 2жды в этом - сначала "Яма", теперь "Поединок".
Главный герой книги - Ромашов - интересный персонаж, разносторонний, глубокий, мыслящий, задающий правильные вопросы, анализирующий жизнь под разными углами. Он, вербализируя свои мысли, будто передает их тебе и говорит - "проецируй, думай, делай выводы".
А..ну да, Куприн действительно хорошо пишет, легко и ярко читается.
Из того, что удивило - эта книга явно не для школьной программы - её нужно читать позднее.

🔮Hidden Depths

Повесть «Поединок» — одно из звеньев в цепи произведений А. И. Куприна, посвя-щенных русской армии. Перед «Поединком» Куприным были написаны многочисленные рассказы, такие как «Куст сирени» , «Дознание» , «Поход» , «Ночлег» и др. , повесть «На переломе» . После «Поединка» последовали рассказы «Свадьба» и «Гранатовый браслет» , «Сашка и Яшка» — рассказ о военных летчиках первой мировой войны, роман «Юнкера» . Взгляды писателя менялись, но интерес к теме оставался неизменным. И это неудивительно — Куприну военная жизнь была знакома не понаслышке. Он был связан с армией с 10 до 24 лет и гарнизонный быт, проблемы офицерской среды коснулись его напрямую. В повести «Поединок» с гневом и болью писатель рассказывает о проблемах российской армии.
Современники Куприна отмечали, что автор четко и точно очертил в «Поединке» социальные проблемы русской армии начала 1900-х годов: проблему непонимания и отчужденности между солдатами и офицерами, проблему тягот семейной жизни в гарнизоне, недостаток образования и ограниченность офицеров.
На страницах-повести царит практически безысходное отчаяние. Герои обречены, как обречена и сама армия. Главный герой повести подпоручик Ромашов не находит смысла в самом существовании армии. Учения, уставы, казарменная повседневность кажутся ему и его однополчанам абсолютно бессмысленными.
«Поединок» — повесть, которая имеет два плана: история любви и дуэли подпо-ручика Ромашова. Главный герой предан безгранично эгоистичной и расчетливой Шурочке и нелепо погибает в конце повести. В повести представлена богатая галерея лиц и характеров провинциальной армейской среды: от жалкого и забитого Хлебникова до философствующего «ницшеанца» Назанского; от тупого и трусливого Николаева до вспыльчивого и бесстрашного Бек-Агамалова. Каждый портрет убедителен настолько, что за ним сразу видишь живого человека с присущими только ему чертами. Ни один из нарисованных портретов не повторяет другой.
Герои «Поединка» предстают перед читателями как отчаявшиеся люди. Назан-ский мечтает о светлом, мучаясь тяжелыми алкогольными кошмарами. Осадчий воспевает «радость прежних войн, веселую и кровавую жестокость» . Шурочка, очаровательная образованная женщина, терпеливо подготавливает своего мужа к поступлению в Академию Генерального штаба и расчетливо, хладнокровно подводит любящего ее Ромашова под дуло пистолета.
Тема сострадания в повести возникает только в сцене ночного разговора Ромашова с солдатом Хлебниковым на откосе железной дороги. Сострадание мы видим в поступках подпоручика, в разговоре солдат, вспоминающих сказки Петровской эпохи, В остальные же моменты Ромашова продолжает преследовать «чувство нелепости, сумбурности, непонятности жизни» .
Обличительный пафос повести сразу был отмечен критиками. Повесть вышла в свет в 1905 году в момент поражения русского флота на японском фронте, которое предшествовало катастрофе российской армии в японской войне. М. Чуносов писал: «Давно уже не выходило на русском языке романа, который сразу бы завладел бы читателем с такой силой, как роман Куприна «Поединок» , посвященный армейской жизни во всей ее ужасной и трагической неприглядности» .
Интересно, что повесть сохранила значение и до наших дней и до сих пор является свежей и интересной. Я думаю, что причина актуальности повести в наши дни кроется в том, что «Поединок» изображает трагедию человека (существа природного и духовного) , перерастающего рамки, в которое заключает его общество. И в своем стремлении вырваться из этого круга человек либо опускается, как опустился муж Шурочки, либо погибает, как Ромашов.
В начале века большинство людей верило в то, что Революция решит эти проблемы и человеческий дух возродится. Однако этот вопрос остается открытым и на сегодняшний день. Пожалуй, каждый человек эту проблему решает сам, исходя из собственного духовного опыта.

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Слишком больно дочитывать книгу. Слишком грустно было терять Ромашова. Куприн слишком реалист в этом смысле. Переживания героев совершенно ощущаются как свои собственные. Но это произведение прекрасно своими милыми характерами и необыкновенными монологами.

Иосиф Шпак
Иосиф Шпакshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Весьма познавательно

Pavel  Vankov
Pavel Vankovshared an impression8 days ago
👍

🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Daria Revina
Daria Revinashared an impression5 months ago
👍
🎯Worthwhile

👍
🚀Unputdownable

Нет слов просто. Финал стоит того, чтобы прочитать повесть.Почему-то всегда проходила мимо этого произведения, а зря. Каждый русский писатель - это философ, но мировоззрение Куприна наиболее близко мне. И "Поединок" ещё раз подтвердил мне это.

b2284122358
b2284122358shared an impression5 months ago
👍

Очень понравилось

b1556302337
b1556302337shared an impression6 months ago
🎯Worthwhile

🔮Hidden Depths

Mary G.
Mary G.shared an impression8 months ago
👍

Вызывает стойкое отвращение к войне, армии и оружию.

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

farida
faridashared an impression9 months ago
💡Learnt A Lot

Пиздец

b2364332948
b2364332948shared an impression9 months ago

Super

stormtom
stormtomshared an impression11 months ago
🎯Worthwhile

Очень легко читается, достаточно интересный сюжет)

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Спасибо за книгу, она лает понять всю суть жизни. Спасибо.

🔮Hidden Depths
💧Soppy

💡Learnt A Lot

QuotesAll

И любовь, говорю я вам, имеет свои вершины, доступные лишь единицам из миллионов.
Мысль в эти часы бежит так прихотливо, так пестро и так неожиданно. Ум становится острым и ярким, воображение — точно поток! Все вещи и лица, которые я вызываю, стоят передо мною так рельефно и так восхитительно ясно, точно я вижу их в камер-обскуре. Я знаю, я знаю, мой милый, что это обострение чувств, все это духовное озарение — увы! — не что иное, как физиологическое действие алкоголя на нервную систему. Сначала, когда я впервые испытал этот чудный подъем внутренней жизни, я думал, что это — само вдохновение. Но нет: в нем нет ничего творческого, нет даже ничего прочного. Это просто болезненный процесс. Это просто внезапные приливы, которые с каждым разом все больше и больше разъедают дно. Да. Но все-таки это безумие сладко мне, и… к черту спасительная бережливость и вместе с ней к черту дурацкая надежда прожить до ста десяти лет и попасть в газетную смесь, как редкий пример долговечия… Я счастлив — и все тут!
Ромашов вытащил шашку из ножен и сконфуженно поправил рукой очки. Он был среднего роста, худощав, и хотя довольно силен для своего сложения, но от большой застенчивости неловок. Фехтовать на эспадронах он не умел даже в училище, а за полтора года службы и совсем забыл это искусство. Занеся высоко над головой оружие, он в то же время инстинктивно выставил вперед левую руку.
— Пожалуй, она никогда и никого не любила, кроме себя. В ней пропасть властолюбия, какая-то злая и гордая сила. И в то же время она — такая добрая, женственная
Главная суть удара не в плече и не в локте, а вот здесь, в сгибе кисти. — Он сделал несколько быстрых кругообразных движений кистью правой руки, и клинок шашки превратился над его головой в один сплошной сверкающий круг. — Теперь глядите: левую руку я убираю назад, за спину. Когда вы наносите удар, то не бейте и не рубите предмет, а режьте его, как бы пилите, отдергивайте шашку назад… Понимаете? И притом помните твердо: плоскость шашки должна быть непременно наклонна к плоскости удара, непременно. От этого угол становится острее. Вот, смотрите.
— Любовь! К женщине! Какая бездна тайны! Какое наслаждение и какое острое, сладкое страдание!
знаю языки, я сумею себя держать в каком угодно обществе, во мне есть — я не знаю, как это выразить, — есть такая гибкость души, что я всюду найдусь, ко всему сумею приспособиться…
И все ясней и ясней становилась для него мысль, что существуют только три гордых призвания человека: наука, искусство и свободный физический труд.
— Н-ну! Во-первых, меня никакой шпак не ударит, потому что бьют только того, кто боится, что его побьют. А во-вторых… ну, что же я сделаю? Бацну в него из револьвера.
Ведь никто — ни вы, ни я, ах, да просто-напросто никто в мире не верит ни в какую загробную жизнь. Оттого все страшатся смерти, но малодушные дураки обманывают себя перспективами лучезарных садов и сладкого пения кастратов, а сильные — молча перешагивают грань необходимости. Мы — не сильные.
Но Бек-Агамалов, точно боясь испортить произведенный эффект, улыбаясь, вкладывал шашку в ножны. Он тяжело дышал, и весь он в эту минуту, с широко раскрытыми злобными глазами, с горбатым носом и с оскаленными зубами, был похож на какую-то хищную, злую и гордую птицу.
нас вот как делают: поставят ивовый прут в тиски и рубят, или воду пустят сверху тоненькой струйкой и рубят. Если нет брызгов, значит, удар был верный.
— А вот, господа, что я скажу с своей стороны. Буфетчика я, положим, не считаю… да… Но если штатский… как бы это сказать?.. Да… Ну, если он порядочный человек, дворянин и так далее… зачем же я буду на него, безоружного, нападать с шашкой? Отчего же я не могу у него потребовать удовлетворения? Все-таки же мы люди культурные, так сказать…
— Э, чепуху вы говорите, Ромашов, — перебил его Веткин. — Вы потребуете удовлетворения, а он скажет: «Нет… э-э-э… я, знаете ли, вээбще… э-э… не признаю дуэли. Я противник кровопролития… И кроме того, э-э… у нас есть мировой судья…» Вот и ходите тогда всю жизнь с битой мордой.
«Вот странно, — говорил про себя Ромашов, — где-то я читал, что человек не может ни одной секунды не думать. А я вот лежу и ни о чем не думаю. Так ли это? Нет, я сейчас думал о том, что ничего не думаю, — значит, все-таки какое-то колесо в мозгу вертелось. И вот сейчас опять проверяю себя, стало быть, опять-таки думаю…»
И он до тех пор разбирался в этих нудных, запутанных мыслях, пока ему вдруг не стало почти физически противно: как будто у него под черепом расплылась серая, грязная паутина, от которой никак нельзя было освободиться
бя и резко спросил:
— Кто здесь младший офицер?
Ромашов выдвинулся вперед и приложил руку к фуражке.
— Я, господин полковник.
— А-а! Подпоручик Ромашов. Хорошо вы, должно быть, занимаетесь с людьми. Колени вместе! — гаркнул вдруг Шульгович, выкатывая глаза. — Как стоите в присутствии своего полкового командира? Капитан Слива, ставлю вам на вид, что ваш субалтерн-офицер не умеет себя держать перед начальством при исполнении служебных обязанностей… Ты, собачья душа, — повернулся Шульгович к Шарафутдинову, — кто у тебя полковой командир?
— Не могу знать, — ответил с унынием, но поспешно и твердо татарин.
— У!.. Я тебя спрашиваю, кто твой командир полка? Кто — я? Понимаешь, я, я, я, я, я!.. — И Шульгович несколько раз изо всей силы ударил себя ладонью по груди.
— Не могу знать…
— …….. - … — выругался полковник длинной, в двадцать слов, запутанной и циничной фразой. — Капитан Слива, извольте сейчас же поставить этого сукина сына под ружье с полной выкладкой. Пусть сгниет, каналья, под ружьем. Вы, подпоручик, больше о бабьих хвостах думаете, чем о службе-с. Вальсы танцуете? Поль де Коков читаете?.. Что же это — солдат, по-вашему? — ткнул он пальцем в губы Шарафутдинову. — Это — срам, позор, омерзение, а не солдат. Фамилию своего полкового командира не знает… У-д-дивляюсь вам, подпоручик!..
Ромашов глядел в седое, красное, раздраженное лицо и чувствовал, как у него от обиды и от волнения колотится сердце и темнеет перед глазами… И вдруг, почти неожиданно для самого себя, он сказал глухо:
— Это — татарин, господин полковник. Он ничего не понимает по-русски, и кроме того…
— Ходили там две хорошенькие жидовочки. Да мне что? Я нуль внимания.
— Знаем мы, как вы плохо в шашки играете!
А там война… Нет, до войны лучше Ромашов поедет военным шпионом в Германию. Изучит немецкий язык до полного совершенства и поедет
Точно испуганные, сразу исчезли последние остатки дня уступив место мраку, который, выйдя из рощи, надвинулся на костер.
Она была достойна любви, и он любил ее, но он был недостоин любви, и она не любила его
Солдаты разошлись повзводно на квартиры. Плац опустел. Ромашов некоторое время стоял в нерешимости на шоссе. Уже не в первый раз за полтора года своей офицерской службы испытывал он это мучительное сознание своего одиночества и затерянности среди чужих, недоброжелательных или равнодушных людей, — это тоскливое чувство незнания, куда девать сегодняшний вечер. Мысли о своей квартире, об офицерском собрании были ему противны.

On the bookshelvesAll

Александр Гермаков

Бесплатно

Телеканал Дождь

Сто лекций с Дмитрием Быковым

Anastasiya Nagurnova

Старая добрая классика

Llopukhova

Классика

Related booksAll

Related booksAll

Александр Куприн
Олеся

Александр Куприн

Олеся

Александр Куприн

Яма

Александр Куприн

Гранатовый браслет

Александр Куприн

Суламифь

Максим Горький

На дне

Иван Бунин

Господин из Сан-Франциско

Максим Горький

Старуха Изергиль

On the bookshelvesAll

Бесплатно

Сто лекций с Дмитрием Быковым

Старая добрая классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)