ru
Free
Read

Ионыч


more
Impression
Add to shelf
Already read
22 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

b1198579641
b1198579641shared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Шикарно...
Коротко о том как не надо жить. Поучительный рассказ

b4876476362
b4876476362shared an impression4 days ago
🎯Worthwhile
🐼Fluffy

Была ли это любовь или сильное увлечения?

b4966134780
b4966134780shared an impression7 months ago
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

История духовной деградации умного человека

💞Loved Up
🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths

Джунг
Джунгshared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

Чехов умел писать такие произведения, которые затронут душу. Это так же трогает и заставляет о многом задуматься.

b2778945478
b2778945478shared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Задумалась...:/

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

🎯Worthwhile

b3623173710
b3623173710shared an impression22 days ago

Это шедевр!!!

🚀Unputdownable

Gleb Voronov
Gleb Voronovshared an impressionlast month
💤Borrrriiinnng!

Очень много опечаток в книге, издатель совсем совесть потерял.
Рассказ грустный и скучный, жаль смотреть на столь слабого человека.

💡Learnt A Lot

Прикольная

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

AlexA_nailartist
AlexA_nailartistshared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Года идут, а мир всё тот же. Порою пара слов сказанных неосторожно способна изменить человека до неузнаваемости.

Pirat
Piratshared an impression2 months ago
👍

Не смейтесь над любовью. Всё может поменяться, перевернуться. И тогда, возможно, вы пожалеете сильно, но будет поздно.

🚀Unputdownable

💞Loved Up
🐼Fluffy
💧Soppy

Вообще очень интересный рассказ, мне очень понравился!

Миша
Мишаshared an impression3 months ago
👍

Захлестнувший быт

Alister Roul
Alister Roulshared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

QuotesAll

Я иду по ковру, ты идешь, пока врешь
Мне кажется, никто еще не описал верно любви, и едва ли можно описать это нежное, радостное, мучительное чувство, и кто испытал его хоть раз, тот не станет передавать его на словах. К чему предисловия, описания? К чему ненужное красноречие? Любовь моя безгранична…
его дочь кончила и встала
Как, в сущности, нехорошо шутит над человеком мать-природа, как обидно сознавать это!
Когда еще я не пил слез из чаши бытия…
Сам Туркин, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительною целью, сам играл старых генералов и при этом кашлял очень смешно. Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и
и всегда у него было такое выражение, что нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно.
– Эх! – сказал он со вздохом. – Вы вот спрашиваете, как я поживаю. Как мы поживаем тут? Да никак. Старимся, полнеем, опускаемся. День да ночь – сутки прочь, жизнь проходит тускло, без впечатлений, без мыслей… Днем нажива, а вечером клуб, общество картежников, алкоголиков, хрипунов, которых я терпеть не могу. Что хорошего?
покорчило вас благодарю…
смотреть на это молодое, изящное и, вероятно, чистое существо
не ожидал отказа, — и не верилось, что все его мечты, томления и надежды привели его к такому глупенькому концу, точно в маленькой пьесе на любительском спектакле. И жаль было своего чувства, этой своей любви, так жаль, что, кажется, взял бы и зарыдал или изо всей силы хватил бы зонтиком по широкой спине Пантелеймона.
Дня три у него дело валилось из рук, он не ел, не спал, но, когда до него дошел слух, что Екатерина Ивановна уехала в Москву поступать в консерваторию, он успокоился и зажил по-прежнему.
Потом, иногда вспоминая, как он бродил по кладбищу или как ездил по всему городу и отыскивал фрак, он лениво потягивался и говорил:
— Сколько хлопот, однако!
пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже не глупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобном, например, о политике или науке, как он становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти
Когда еще я не пил слез из чаши бытия…
Вы были на кладбище?
— Да, я был там и ждал вас почти до двух часов. Я страдал…
— И страдайте, если вы не понимаете шуток.
После зимы, проведенной в Дялиже, среди больных и мужиков, сидеть в гостиной, смотреть на это молодое, изящное и, вероятно, чистое существо и слушать эти шумные, надоедливые, но всё же культурные звуки, — было так приятно, так ново…
Сколько лет, сколько зим! — сказала она, подавая Старцеву руку, и было видно, что у нее тревожно билось сердце; и пристально, с любопытством глядя ему в лицо, она продолжала: — Как вы пополнели! Вы загорели, возмужали, но в общем вы мало изменились.
И теперь она ему нравилась, очень нравилась, но чего-то уже недоставало в ней, или что-то было лишнее, — он и сам не мог бы сказать, что именно, но что-то уже мешало ему чувствовать, как прежде. Ему не нравилась ее бледность, повое выражение, слабая улыбка, голос, а немного погодя уже не нравилось платье, кресло, в котором она сидела, не
Когда Старцев пробовал заговорить даже с либеральным обывателем, например, о том, что человечество, слава богу, идет вперед и что со временем оно будет обходиться без паспортов и без смертной казни, то обыватель глядел на него искоса и недоверчиво и спрашивал: «Значит, тогда всякий может резать на улице кого угодно?» А когда Старцев в обществе, за ужином или чаем, говорил о том, что нужно трудиться, что без труда жить нельзя, то всякий принимал это за упрек и начинал сердиться и назойливо спорить. При всем том обыватели не делали ничего, решительно ничего, и не интересовались ничем, и никак нельзя было придумать, о чем говорить с ними. И Старцев избегал разговоров, а только закусывал и играл в винт, и когда заставал в каком-нибудь доме семейный праздник и его приглашали откушать, то он садился и ел молча, глядя в тарелку; и всё, что в это время говорили, было неинтересно, несправедливо, глупо, он чувствовал раздражение, волновался, но молчал, и за то, что он всегда сурово молчал и глядел в тарелку, его прозвали в городе «поляк надутый», хотя он никогда поляком не был.
Да, я был там и ждал вас почти до двух часов. Я страдал…
— И страдайте, если вы не понимаете шуток.
Опыт научил его мало-помалу, что пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже не глупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобном, например, о политике или науке, как он становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти.
Но Старцев ждал, и, точно лунный свет подогревал в нем страсть, ждал страстно и рисовал в воображении поцелуи, объятия

On the bookshelvesAll

smartfiction

Smartfiction. Короткие рассказы по будням

Natalia Beloshytskaya

Классика

Llopukhova

Классика

Оля Джемилиева

Школьная программа.

Related booksAll

Related booksAll

Антон Чехов

Крыжовник

Антон Чехов

Человек в футляре

Антон Чехов

Вишневый сад

Антон Чехов

Дама с собачкой

Антон Чехов

О любви

Антон Чехов

Студент

Максим Горький

На дне

On the bookshelvesAll

Smartfiction. Короткие рассказы по будням

Классика

Классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)