Read

Багровый лепесток и белый

От автора международных бестселлеров «Побудь в моей шкуре» (экранизирован в 2014 году со Скарлет Йохансон в главной роли) и «Книга странных новых вещей» – эпического масштаба полотно «Багровый лепесток и белый», послужившее недавно основой для одноименного сериала Би-би-си (постановщик Марк Манден, в ролях Ромола Гарай, Крис О’Дауд, Аманда Хей, Берти Карвел, Джиллиан Андерсон).
Итак, познакомьтесь с Конфеткой. Эта девятнадцатилетняя «жрица любви» способна привлекать клиентов с самыми невероятными запросами. Однажды на крючок ей попадается Уильям Рэкхем – наследный принц парфюмерной империи. «Особые отношения» их развиваются причудливо и непредсказуемо – ведь люди во все эпохи норовят поступать вопреки своим очевидным интересам, из лучших побуждений губя собственное счастье…
Мишель Фейбер начал «Лепесток» еще студентом и за двадцать лет переписывал свое многослойное и многоплановое полотно трижды. «Это, мм, изумительная (и изумительно – вот тут уж без всяких „мм“ – переведенная) стилизация под викторианский роман… Собственно, перед нами что-то вроде викторианского „Осеннего марафона“, мелодрама о том, как мужчины и женщины сами делают друг друга несчастными, любят не тех и не так» (Лев Данилкин, «Афиша»).
Книга содержит нецензурную брань.
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,191 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

👎
🙈Lost On Me

Потеряла только время с этой книгой. Не знаю, как кого, но для меня полная ерунда.

milka1683
milka1683shared an impression2 years ago
👍
💞Loved Up
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

QuotesAll

«ПРОСИМ НЕ ХЛОПАТЬ ДВЕРЬЮ – ПЬЯНИЦЫ СПЯТ».
Терпение — добродетель, которую ждет щедрая награда.
Благотворителям никакого блага здесь сотворить не удается, их отсылают восвояси, и они уходят — с сокрушением в сердцах и дерьмом на штиблетах.
да, она читала о прерафаэлитах, но и не более того; Конфетка не отличила бы Берн-Джонса от Россетти, даже лежа под ними. (Впрочем, такая встреча статистически маловероятна — все-таки два живописца на двести тысяч проституток.)
Caput mortuum![44] — вскрикивает
Стоит пепельный час ночи, вокруг все исчерна-серо и едва-едва различимо — как слова на уцелевших страницах сожженной рукописи.
Терпение — добродетель, которую ждет щедрая награда.
явились
Всего только трех слов, если они произносятся правильным человеком и в правильный миг, бывает довольно, чтобы любовная страсть расцвела с чудотворным проворством,
Образцовый ночлежный дом для Достойных Бедняков, лет двадцать назад открытый под звуки филантропических фанфар, теперь уже перешел в руки сомнительных личностей и обветшал ужасно.
Один хлеб и одна рыба на пять тысяч сирых и убогих – такова Его самая потешная шуточка.
Тому, кто садится за стол с Дьяволом, необходима длинная ложка, – Агнес Рэкхэм, садясь за стол с мужем, орудует ложкой длиною в весло.
Лицо узнавшей подругу молодой женщины озаряется выражением, которое столь многие мужчины находили неотразимым: бесспорной благодарностью за то, что она дожила до этой счастливой встречи.
Да для чего же Господь и проделал в бабе лишнюю дырку, как не для того, чтобы избавить ее от ишачьей работы?
А вот Конфетку потешить не так легко; на ее вкус, любая привычная реакция отзывается западней. Обмениваться старыми шутками, распевать старые песни – значит признавать поражение, довольствоваться своим уделом.
Мокрая ледяная крупа сечет ваши щеки, уколы ее холодны до того, что кажутся жаркими, – как будто горячий ветер бросает вам в лицо угольки. У вас начинает пощипывать уши. Но вы уже позволили сбить вас с прямого пути и идти на попятный теперь слишком поздно.
Стоит пепельный час ночи, вокруг все исчерна-серо и едва-едва различимо – как слова на
Обмениваться старыми шутками, распевать старые песни — значит признавать поражение, довольствоваться своим уделом.
му шлепанцу. Однако Конфетка не успевает перейти к многозначительному упоминанию о долгом пути и краткости времени — нянька быстро опомнилась. — Пойдемте, я покажу вам, где можно вешать мокрые простыни, — говорит Беатриса. И пока они с Конфеткой идут к двери, впервые обращается прямо к ребенку: — Оставайся здесь, Софи.
Но как может он оставить след в любом из этих направлений человеческой деятельности (раздраженно размышляет Уильям, опускаясь на любимую скамью Сент-Джеймсского парка), когда его буквально шантажом затягивают в жизнь, наполненную утомительными трудами? Как можно ожидать от него…
елку снегом, который будет выглядеть совсем как настоящий. В соответствии с этим простым рецептом, она налила в пустой флакон-распылитель из-под духов Рэкхэма смесь воды и меда, описанную в журнале как «безвредный и эффективный клей для закрепления муки, которая будет изображать снег». Теперь Роза, Конфетка и Софи, вооружившись распылителями, обрызгивают ветки липкой жидкостью.
— Вот незадача! — Роза нервно смеется. — Это надо было сделать, прежде чем мы взялись наряжать елку!
— Придется осторожнее обсыпать ветки мукой, иначе мы все перепачкаем, — соглашается Конфетка.
— На будущий год умнее будем, — вздыхает Роза.

On the bookshelvesAll

Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева

Тургеневка рекомендует

Анна Заболотная

Проституция в литературе

Дмитрий Петропавлов

100 лучших романов XXI века

Мальгина Наталья

100 лучших романов ⅩⅩⅠ века

Related booksAll

Related booksAll

Мишель Фейбер

Яблоко

Антуан Володин

Дондог

Джонатан Коу

Клуб Ракалий

Том Вулф

Я – Шарлотта Симмонс

Колум Маккэнн

И пусть вращается прекрасный мир

Владимир Микушевич

Воскресение в Третьем Риме

Леонид Юзефович

Журавли и карлики

On the bookshelvesAll

Тургеневка рекомендует

Проституция в литературе

100 лучших романов XXI века

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)