Read

Мудрость сердца

Виднейший представитель экспериментального направления в американской прозе XX века, дерзкий новатор, чьи лучшие произведения долгое время находились под запретом на его родине, Генри Миллер прославился не только исповедально-автобиографическими романами, но и мемуарно-публицистическими очерками, в которых продолжает рассказывать о множестве своих друзей и знакомых, без которых невозможно представить современное искусство и литературу. Вашему вни­манию предлагается один из сборников его рассказов и эссеистики, «Мудрость сердца», переведенный на русский язык впервые. Также в книгу входит представленная в новой редакции полемическая повесть «Мир секса», в которой Миллер доказывает, что противоречие между его «скандальными» и «философскими» произведениями лишь кажущееся…
more
Impression
Add to shelf
Already read
374 printed pages

ImpressionsAll

💩Utter Crap

Если у меня и были иллюзии относительно Миллера, и казалось я находил в его тропиках нечто ценное, то после его дневников я окончательно убедился, что он графоман-пустобрех, заливавший поносными словами всяческий огонек мысли.

Alsu Mingatina
Alsu Mingatinashared an impression2 years ago
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

❤️

QuotesAll

Чем больше человек узнает, тем яснее понимает, что мы окружены океаном стихий, равнодушных к нашему хилому разуму и ничтожному интеллекту.
О повсеместном угасании Искры Жизни говорит энтузиазм, с которым философы, мыслители, равно как военные, политики и прочие аферисты, вдохновенно симулируют бурную деятельность. Нездоровое оживление свидетельствует о надвигающейся смерти.
рассчитывать только на самого себя. Рассуждая таким образом, творить надо, обращаясь к прошлому, а жить — заглядывая в будущее. Оступишься — сорвешься в бездну, откуда нет возврата.
Вдруг с горечью понимаешь, что на этом празднике жизни ты единственный неуклюжий олух и болван, тогда как остальные беззаботно и грациозно порхают по натертому до зеркального блеска полу.
Чтобы освободиться от власти ближайших предшественников, их следует возненавидеть
Искусство жизни основано на ритме: удача-неудача, прилив-отлив, свет-тьма, жизнь-смерть.
Бытие это горение, в самом прямом смысле, и если должен быть на земле мир, он наступит тогда, когда главным станет быть, а не иметь.
И в один прекрасный день проснешься с мыслью, что лишь очень и очень немногие достойны носить звание Человека. И чем глубже будет твое прозрение, тем меньше людей ты встретишь на своем пути.
Женщины так устроены, что им необходимо кому-то принадлежать.
Новый мир только-только зарождается. Новый человек пребывает в зачаточном состоянии. Обреченные на тяжкие испытания, люди застыли, парализованные ужасом и мрачными предчувствиями. Они ушли в себя, попрятавшись в свои норы, больше похожие на вырытые самим себе могилы; чувство реальности напоминает о себе, лишь когда возникают немногие сохранившиеся физиологические потребности. Плоть давно перестала быть храмом духа. Человек постепенно умирает для мира — и для Создателя. Жизнь теряет свою самоценность, процесс распада тянется веками. О повсеместном угасании Искры Жизни говорит энтузиазм, с которым философы, мыслители, равно как военные, политики и прочие аферисты, вдохновенно симулируют бурную деятельность. Нездоровое оживление свидетельствует о надвигающейся смерти.
Однако я был приятно удивлен, обнаружив, что даже те, кто воспринимает в штыки мою писанину, после первой же встречи перестают отождествлять меня с нею и переносить на меня ту неприязнь, что предназначена ей. Постоянное и непосредственное общение с аудиторией легко рассеивает многие антипатии. Я уверовал в силу слова — слова искреннего и максимально точно передающего суть. Эта сила стирает грань между писателем и человеком, между тем, что я есть н
Законы и обычаи, придуманные нами же, относятся к общественному бытию, которое составляет лишь малую часть жизни. Настоящая жизнь начинается в тот момент, когда мы остаемся наедине со своим неизвестным «я» и пускаемся во внутренние монологи. Значительные, в буквальном смысле поворотные события, происходящие с нами на жизненном пути, суть продукт молчания и одиночества. Мы многое приписываем мимолетным встречам, считая их в ответе за происходящее с нами, но эти случайные столкновения никогда не произошли бы, не будь мы к ним подсознательно готовы. Будь мы мудрее, воспринимали бы их как дар свыше, использовали бы полнее. Эти нечастые откровения посылаются нам, лишь когда мы пребываем в мире и гармонии с самими собой. Любая «случайность» исполнена глубокого смысла и способна круто изменить не только жизнь одного человека, но и все то, что его окружает.
Бальзака — «Луи Ламбер
Чтобы освободиться от желания, необходимо иметь желание освободиться.
Любовь — это драма завершения, единения. Беспредельная и адресованная тебе лично, любовь освобождает от тирании эго. Секс же безлик, его можно отождествлять, а можно и не отождествлять с любовью. Секс может разжечь и укрепить любовь, а может ее разрушить.
Тоньше всех понимали силу секса язычники, троглодиты и верующие. Первые возвеличивали его в эстетическим смысле, вторые — в магическом, третьи — в духовном. В нашем же мире, где уровень развития ненамного превысил животный, секс лишается всякого контекста.
Мой злейший враг — это, как и у всех, я сам. В отличие от остальных, я знаю, что мой единственный спаситель — тоже я. Я знаю, что свобода подразумевает ответственность. Я знаю, что желание может легко обернуться явью. Когда я сплю, какая-то частичка моего сознания остается настороже, контролируя, что и — главное! — почему мне снится, ибо сон есть тончайшая пелена, отделяющая вымысел от реальности.
знает, что целомудрие можно обрести заново, лишь став свободным. Свобода в данном случае означает смерть Механизма.
В одном из своих
Жизнь происходит каждую секунду, невзирая на то что мир полон смерти.
нашими подругами творилось что-то неладное. Они изменились. И — как все в этом мире — не к лучшему.
ители, равно как военные, политики и прочие аферисты, вдохновенно симулируют бурную деятельность. Нездоровое оживление свидетельствует о надвигающейся смерти.
Когда я брался за перо, мне в голову не приходило задумываться о таких вещах. Чтобы все встало на свои места, мне пришлось пережить собственную «малую смерть». Взя

On the bookshelvesAll

Mariana Ko

Важные книги 2015

Alexandr Shatyrko

Цель

Katya Akhtyamova

Фарш

Ксения Купер

18+

Related booksAll

Related booksAll

Генри Миллер

Замри, как колибри

Генри Миллер

Книги в моей жизни

Генри Миллер

Улыбка у подножия лестницы

Генри Миллер

Мир Секса

Генри Миллер

Время убийц

Генри Миллер

Бессонница, или Дьявол на воле

Генри Миллер
Ма­де­му­а­зель Клод

Генри Миллер

Мадемуазель Клод

On the bookshelvesAll

Важные книги 2015

Цель

Фарш

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)