Томас Вулф

Домой возврата нет

Литературная деятельность Томаса Вулфа длилась немногим больше десяти лет, но Вулф по праву занял место среди ведущих прозаиков США. Фолкнер признавал его крупнейшим писателем своего поколения.
«Домой возврата нет» — последний, наиболее зрелый, изданный уже посмертно роман Томаса Вулфа. Герой романа — Джордж Уэббер, молодой писатель, не сумевший найти своего места во времена экономического кризиса 30-х годов. Вулф создал на страницах романа реальную Америку, населенную реальными людьми. Америку времен Великой депрессии, Америку перед лицом зарождающегося фашизма…
850 printed pages

Impressions

    Надежда Кардашshared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Книга будет интересна тем людям, кто владеет Системными знаниями, а в частности Стстемно-векторным анализом.

    Евгенийshared an impression8 months ago

    Всю книгу что-то велеречиво рассуждает, многословно описывает, даёт комментарии событиям, развешивает на персонажей суждения и снобски выводит характеры. А замысла за всем этим я не рассмотрел.

    elashared an impression2 years ago

    Книга о взрослении, о том, как постепенно приходит понимание жизни и своего места в ней. Себялюбие и алчность- вот главное зло в жизни, так считает автор. Нельзя смиряться со злом, каждый человек должен ему противостоять, тогда есть надежда изменить порядок жизни к лучшему. К сожаленью, люди, которым нет дела до других людей, не читают Томаса Вулфа)

Quotes

    Sasha Baranovskayahas quoted5 years ago
    Тогда я еще не знал той истины, что подлинно выше других лишь тот, в ком есть и смирение, и терпимость, и уменье слышать чужую душу. Я еще не знал, что к редкой и высшей породе принадлежит лишь тот, кто сумел развить в себе истинную силу и талант бескорыстного самопожертвования.
    Дарья Стрельскаяhas quoted4 years ago
    я стану в старости утешаться воспоминаниями о своих грехах
    Станислав Шаталовhas quoted4 years ago
    Дитя, — говорил этот голос, — дитя, наберись терпенья и веры, ибо из многих дней состоит жизнь, и всякий час настоящего минет. Сын, сын, ты бывал безумным и пьяным, бешеным и неистовым, тобой владели ненависть, и отчаяние, и все темные бури, какие сотрясают человеческую душу, — но так бывало и с нами. Ты убедился, что земля слишком велика — ее не объять за одну твою жизнь, ты убедился, твой мозг и мышцы куда слабей, чем сжигающие их желания и стремления, — но так бывало всегда и со всеми. Ты спотыкался во мраке, метался на распутьях, блуждал, сбивался с дороги, — но, дитя, так от века повелось на этой земле. И теперь, когда ты изведал безумие и отчаяние и еще не раз отчаешься вновь, прежде чем настанет вечер, — мы, что уже пытались взять приступом эту неистовую землю и потерпели поражение, мы, кого доводила до безумия непостижимая горькая тайна любви, кто жаждал славы и испытал все, чем полна жизнь, — смятение, боль, ярость, — и вот теперь, сидя у окна, спокойно смотрим на все, что никогда уже нас не встревожит, — мы говорим тебе: не падай духом, ибо, поверь, все пройдет.
    За наш век блеснуло и сменилось столько мод, столько возникло и отжило новинок, столько забылось слов, столько имен возносилось в сиянии славы и рушилось в бездну; а теперь мы знаем, мы недолгие гости, чьи шаги не оставляют следа на бесконечных дорогах жизни. Мы больше не вступим во мрак, не поддадимся мукам безумия, не признаемся в отчаянии; мы огородились глухой стеной. Нам уже не придется слушать, как часы отбивают время под чуждым небом, и просыпаться поутру в чужой стране с мыслью о родном доме: наши скитания окончены и голод утолен. Брат, сын, товарищ, знай, мы долго жили и много видели — и оттого теперь нам довольно обладать совсем немногим, и пусть все остальное в мире проходит мимо нас.
    Есть на свете такое, что никогда не меняется. Есть такое, что остается навсегда. Прильни ухом к земле и слушай.
    Лепет лесного ручья в ночи, смех женщины в темноте, звонкий дробный стук гравия под граблями, полуденный стрекот кузнечиков на знойном лугу, тончайшая паутина детских голосов в ясный день — вот что навеки неизменно.
    Блики солнца на играющей волне, сияние звезд, чистота утра, соленое дыхание моря в гавани, ветви в набухших почках, окутанные дымкой, нежнейшим оперением новорожденной листвы, и во всем этом что-то мимолетное, навеки неуловимое, острым шипом пронзающая сердце весна, пронзительный безъязыкий клич, — вот что остается навеки неизменным.
    Все, что от самой земли, не изменяется — лист, былинка, цветок, ветер, который плачет, и засыпает, и пробуждается вновь, и деревья, чьи окоченелые руки содрогаются и стучат друг о друга во мраке, и прах давным-давно зарытых в землю влюбленных, — все, что рождает земля в каждое время года, все, что течет и меняется и вновь возникает на земле, — все это пребудет неизменным, ибо возникает из земли, а она не меняется, и возвращается в землю, а она — вечна. Одна только земля непреходяща, и она пребывает вовеки.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)