Read

1984

Своеобразный антипод второй великой антиутопии XX века – «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведенное до абсурда «общество потребления» – или доведенное до абсолюта «общество идеи»? По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее тотальной несвободы…
more
Impression
Add to shelf
Already read
313 printed pages
Классика
ImpressionsAll
💀Spooky
🔮Hidden Depths

Страшно о того что читаешь и в голове выскакивают различные параллели с реальным миром. Позволяет с иной стороны посмотреть на то что происходит сейчас.

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Похоже, автору не пришлось особо использовать фантазию - он просто побывал в Советском Союзе

Дмитрий
Дмитрийshared an impression11 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Убедить человека можно в чем угодно. Даже в том, что абсолютно противоестественно, нелогично и искажено. И это происходит прямо сейчас, с телеэкранов и на кухнях, на собраниях и сьездах, в комментариях и чатах.

Удивительно сформулированная и опережающая свое время книга.

QuotesAll
Если ты в меньшинстве – и даже в единственном числе, – это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен.
Сущность войны – уничтожение не только человеческих жизней, но и плодов человеческого труда. Война – это способ разбивать вдребезги, распылять в стратосфере, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конечном счете сделать его разумнее. Даже когда оружие не уничтожается на поле боя, производство его – удобный способ истратить человеческий труд и не произвести ничего для потребления.
В каком-то смысле книга не сообщила ему ничего нового — но в этом-то и заключалась ее прелесть. Она говорила то, что он сам бы мог сказать, если бы сумел привести в порядок отрывочные мысли. Она была произведением ума, похожего на его ум, только гораздо более сильного, более систематического и не изъязвленного страхом. Лучшие книги, понял он, говорят тебе то, что ты уже сам знаешь.
Считается нежелательным, чтобы пролы испытывали большой интерес к политике. От них требуется лишь примитивный патриотизм – чтобы взывать к нему, когда идет речь об удлинении рабочего дня или о сокращении пайков.
Мыслепреступление — вот как оно называлось. Мыслепреступление нельзя скрывать вечно. Изворачиваться какое-то время ты можешь, и даже не один год, но рано или поздно до тебя доберутся.
Бывало это всегда по ночам — арестовывали по ночам. Внезапно будят, грубая рука трясет тебя за плечи, светят в глаза, кровать окружили суровые лица. Как правило, суда не бывало, об аресте нигде не сообщалось. Люди просто исчезали, и всегда — ночью. Твое имя вынуто из списков, все упоминания о том, что ты делал, стерты, факт твоего существования отрицается и будет забыт. Ты отменен, уничтожен: как принято говорить, распылен.
На минуту он поддался истерике
On the bookshelvesAll

Vladimir Fedotov

100 лучших книг всех времен и народов

Book AVENUE

Классическая антиутопия

naumchas

Многоликая фантастика

Vasiliy Burov

Вызов 2035

Related booksAll
Related booksAll

Олдос Хаксли

О дивный новый мир

Джордж Оруэлл

Скотный двор

Харпер Ли

Убить пересмешника

Уильям Голдинг

Повелитель мух

Кен Кизи

Над кукушкиным гнездом

Рэй Брэдбери

451 градус по Фаренгейту

Франц Кафка

Процесс

On the bookshelvesAll

100 лучших книг всех времен и народов

Классическая антиутопия

Многоликая фантастика

Don’t give a book.
Give a library.