Read

Остров накануне

Знаменитый роман «Имя розы» (1980) итальянского историка, профессора семиотики и эстетики Умберто Эко – о свободе, роман «Маятник Фуко» (1988), закрепивший славу автора, – о необходимости контролировать свободу здравым смыслом, логикой, совестью. Оба дебютных шедевра Эко при их триллерной занимательности – явно философские книги. Тем более глубокое философское содержание у третьего романа «Остров накануне» (1995). Это бурная повесть о жизни и смерти с героем, напоминающим Робинзона Крузо, только выброшенным не на необитаемый остров, а на необитаемый корабль. Борьба его за выживание поэтична, книга наполнена образами из великой живописи, музыки, литературы, в ней полно сюрпризов для догадливых читателей. Необычные и сильные характеры дартаньяновского времени, грустный смех носатого Сирано и философия Декарта – все в одном сюжете, напоминающем новомодный компьютерный квест.
more
Impression
Add to shelf
Already read
556 printed pages
Современная прозаИстория

ImpressionsAll

"Как медицина учит, в частности, ядам, как метафизика неуместными мудрствованиями подрывает догмы религий, как этика понуждает к щедротам (что не для всех полезно), астрология попустительствует суеверию, оптика строит обманы, музыка воспламеняет страсти, землемерие поощряет неправосудный захват, математика питает скупость - так и Искусство Романов, предостерегая нас о том, что будут предложены вымыслы, открывает дверь Дворца Абсурдностей, и стоит необдуманно перешагнуть через порог этой двери, как дверь захлопывается за плечами у нас."

Вообще, на фоне бесподобнейших "Имя Розы" и "Маятник Фуко", читая которые, от восторга можно было периодически подвывать, к "Острову накануне" я, к сожалению, оказался как-то более сдержан.

То ли выбранный сюжет (на фоне средневекового монашеского и конспирологического детективов, история про спятившего Робинзона XVII века в барочных декорациях, вот просто не зашла), то ли я разгадал Эко (вообще, такое писать богохульство и святотатство, но вот прочитав три романа недавно почившего писателя, в принципе понимаешь, что выстраиваемые им сюжетные каркасы во многом схожи во всех случаях, я что для Эко, писательство было больше ремесло, нежели творчество, другой вопрос, что чтобы обшить их подобающим образом, не хватит ни выдержки, ни эрудиции), то ли он мне просто пришелся ни к месту и не времени, что иногда случается и из-за чего впечатления о многих неплохих книгах у меня остались не те, на которые я надеялся изначально.

С другой стороны, как и в случае, к Эко подкупает не только написаное им, но и подход с которым он писал. Впервые, меня это поразило, когда я прочитал "Записки на полях "Имени Розы", в каком-то из ранних номеров украинского Эскваэра (земля пухом), откуда и узнал про писателя, и захотел познакомиться с ним. Продуманность монастыря, составление его карты, построение диалогов таким образом, что время их "проговоренности" соответствует затраченному времени на прохождение по воображаемому пространству, и т.д, меня в свое время небывало поразило.

Не говоря уже о количестве цитат, отсылок, аллюзий и оммажей, которыми Эко переполняет свои романы и большинство из которых среднестатистическому мне расшифровать почти нереально.

И в этом плане "Остров накануне" вообще непреодолимая вершина. Даже факт того, что имя главного героя, Роберта де ла Грив Поццо да Сан Патрицио, это Робинзон Крузо через четыре слоя ребусов на пяти языках (условно выражаясь), уже многого стоит.

И вот эти фразы из Открытого письма переводчикам "Острова накануне", вроде "я тщательно старался не повторять редкие слова, много работал со словарем синонимов", или "Я составил глоссарий цветов и птиц. Но здесь нужна осторожность. Я, например, упомянул цветок робинию, но через некоторое время осознал, что цветок получил это имя только через два столетия после событий романа...", или "я пытался употреблять только те слова, которые существовали в 1643 году", меня в святую дрожь бросают.

Для нормального человека, важен результат, и если результат говно, не важно, насколько огромным был труд, но вот для меня вот это "как создавалось" порой многого стоит, особенно если речь идет о перфекционизме небывалой концентрации.

💤Borrrriiinnng!

QuotesAll

«Как, глупо? Я побил глупца. Я умру на поле боя от вражьей пули. Я сумел выдержать в жизни меру. Серьезность надоедает. Зубоскальство приедается. Философствование утомляет. Паясничество отпугивает. Я совмещал все эти стили соответственно времени и случаю, бывал и придворным шутом. Но сейчас, если рассказать этот вечер как следует, выйдет не комедия,
хочешь избежать войн, первое дело – не подписывай мирные договоры.
Хорхе Луиса Борхеса с выдуманной им Вавилонской библиотеко
Философ поверяет хладность собственного взора, хочет видеть, вплоть до которой степени он способен подточить твердыню ханжества
рядом с якорной цепью, свисает шторм-трап (Лествицей Иакова назвал бы его фатер Каспар!)
Осада состоит в этих двух занятиях: гадить неприятелю и тянуть время.

On the bookshelvesAll

Bookriot

ЛикБез: Зарубежная классика

Анастасия Щербакова

Современная проза

Артем Тарабрин

Умберто Эко

Наталья Берденникова

Художества

Related booksAll

Related booksAll

Умберто Эко

Таинственное пламя царицы Лоаны

Умберто Эко

Баудолино

Умберто Эко

Пражское кладбище

Умберто Эко

Пять эссе на темы этики

Умберто Эко

Маятник Фуко

Умберто Эко

Заметки на полях «Имени розы»

Умберто Эко

Полный назад! «Горячие войны» и популизм в СМИ

On the bookshelvesAll

ЛикБез: Зарубежная классика

Современная проза

Умберто Эко

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)