Read

Маятник Фуко

После выхода мирового бестселлера «Имя розы» (1980), прославленного знаменитым фильмом, итальянский историк, эстетик, структуралист Умберто Эко оказался в трудном положении. Как второй раз взять подобную высоту? Как сочинить не менее удачную книгу для разных читателей, и эрудированных и неискушенных? Книгу столь же живую, сколь и мудрую, столь же сардоничную, сколько и нежную? Автор рискнул – и подтвердил прежний рекорд. «Маятник Фуко» (1988) прославился не меньше «Имени розы», а фильм по нему не сняли только оттого, что автор сам не разрешил это великому Стенли Кубрику. На этих страницах взаимодействуют редакторы миланского издательства, рыцари-храмовники, жрецы вуду и антифашисты-партизаны. Рассказано и о легендарных тамплиерах, о тайных хозяевах мира, но только чтоб напомнить: история достоверна тогда, когда ее основа – неоспоримый документ. Все остальное – игра. Игра, которая бывает опасной.
more
Impression
Add to shelf
Already read
826 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
😄LOLZ
💤Borrrriiinnng!

Ожидал большего. Из всех книг Эко эта наверно самая сложная, перегруженная кучой исторических фактов и домыслов. Хотя там где пародируется логика оккультистов вполне себе ничего, порой вообще кажется, что это злая карикатура на образ их мысли и суждения. В итоге 7 из 10.

💞Loved Up

fridainglasses
fridainglassesshared an impression2 months ago
🎯Worthwhile

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Alina Gribonosova
Alina Gribonosovashared an impression8 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Гениальная книга

🚀Unputdownable
💧Soppy

Недавно прочел это произведение во второй раз и снова получил большое удовольствие. Некоторые удивляются факту перечитывания книг. Мол, что тут интересного, сюжет известен, развязка, интрига ясна, в общем тайна уже не тайна. Не могу согласиться с такой позицией. Есть книги которые по-новому раскрываются с каждой новой прочиткой. Новые смыслы, новые стороны персонажей, их мотивы, их сильные и слабые стороны, организация плана и конечно философия Эко. Особенно трогает финальная сцена в которой Якопо играет на трубе. Кажется - это сцена из жизни детства самого профессора Умберто. Помимо всего прочего, этот роман являет собой энциклопедический сборник по истории, оккультизму, теориям заговоров, различным тайным обществам. Увлекательно, ярко, драматично. Писатели умирают, а их книги продолжают жить. Я начал читать это произведение при жизни Эко и был шокирован трагической новостью о его кончине. Ощущение что с лица земли стерли целый континент. И теперь нужно свыкнуться с мыслью что Евразии больше нет, канула в пучину бездн оставив над собой лишь гладь морскую. Но мысленно смотря на карту мира постоянно вспоминаешь где она должна была бы быть.

Карина
Каринаshared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot

😄LOLZ

Код да Винчи для интеллектуалов. Трое друзей придумывают альтернативную историю основанную на заговорах тайных обществ масонов, иезуитов, павликиан, бенедиктинцев, доминиканцев и прочих. В книге широко применяется прием интертекстуальности, характерный для постмодернистской литературы и вообще для многих произведений У. Эко.

Klim  Gretchka
Klim Gretchkashared an impression2 years ago

С этой книжкой такая история: в пору самопальных переводов Эко издавали в обложках с блядовитыми девицами пинапного вида. В одном из таких изданий каким-то чудом последняя строчка романа была пропущена в наборе — и роман вышел без нее. Недрогнувшая рука анонимного читателя восстановила справедливость, приписав карандашом:
«Они такие красивые»

QuotesAll

Наука пока еще настолько мало осведомлена о процессе старения, что я не исключаю, что смерть является просто результатом неправильного воспитания
По-другому не существовало. Во-первых, мне было тринадцать лет, а ей тринадцать с половиной, они в тринадцать с половиной — это женщины, а мы в тринадцать — сопляки
Все всегда рождаются не под своей звездой. Единственный способ жить по-человечески – это ежедневно корректировать свой гороскоп.
Вопрос в пропорции между тягой к власти и половым бессилием. Маркс симпатичен мне: чувствуется, что он и его Женни занимались любовью с энтузиазмом. Это ощущается по умиротворенности его стиля и по неизменному юмору. В то же время, как я заметил однажды в коридоре университета, если спать с Надеждой Константиновной Крупской, человек потом обязательно напишет что-то жуткое, типа «Материализма и эмпириокритицизма».
Он закурил и притворился, что притворяется взволнованным – чтобы отвлечь внимание от искреннего волнения.
«Творение, — говаривал он, — это процесс вдыхания и выдыхания, словно бы Бог дышал неспокойно, тревожно, это что-то, наводящее на мысль о мехах». — Великая Астма Бога, — прокомментировал Бельбо. — Попробуй сам творить из ничего. Такое удается только раз в жизни.
Я попросил прислать мне из Франции ежегодник всех тайных обществ, известных в мире на сегодняшний день. Не спрашивайте меня, как может публиковаться ежегодник секретных обществ.
Наука пока еще настолько мало осведомлена о процессе старения, что я не исключаю, что смерть является просто результатом неправильного воспитания.
мотреться в него. Но ничего не выходит. Вы меняете положение, ищете такое положение в пространстве, при котором зеркало вас отобразит, скажет: «Вот ты, ты тут».
пентакула
Не сбежишь от бесконечности, – подумал я, – удирая к другой бесконечности, не убережешься от встречи с тождественным, пытаясь отыскать иное.
не убережешься от встречи с тождественным, пытаясь отыскать иное.
Примечательно, что в основании пирамид заложен квадрат, сторона которого составляет 232 метра. При завершении строительства высота составляла 148 метров. Если вы переведете эти величины в египетские священные локти, получите длину основания в 366 локтей, что соответствует количеству дней в високосном году. По Пьяцци Смиту, высота пирамиды, помноженная
Но может быть употреблен для этого дела только женский таз, без полых и пористых, пустотных членов, втиснутых между чреслами и машиной, никаких эрегируемых тканей, одни только кожа, нервы, кости, обтянутые парочкой тесных джинсов, и сублимированный фурор эротикус, сводящая с ума фригидность, безразличная готовность ответа на чувствительность партнера и воля к распалению его желания без растраты, без собственного перерасхода; амазонка доводит до беспамятства флиппер и заранее смакует наслаждение той минуты, когда она его бросит.
Не ждите слишком многого от конца света.
Эпименид Критский утверждает, что все критяне лгуны. Если это говорит критянин и если он хорошо знает критян, он говорит правду.
– Еще одна глупость.
– Святой Павел, Послание к Титу. Пошли дальше. Все, кто полагает, что Эпименид – лгун, по логике должны доверять критянам, но сами критяне не доверяют критянам, следовательно, ни один обитатель Крита не думает, что Эпименид – лгун.
Потом танцы заканчивались, и по дороге она первая с сарказмом и яростью анатомировала ту глубинную религиозность, оргиастическую, ту медленную самоотдачу, что неделю за неделей и месяц за месяцем перекипает в услужении богу карнавала. То же племенное, то же ведовское зелье, бушевала она с революционным гневом, и та же отрава, что и футбол, которым обманывают низшие классы, отбирают боевую энергию и отсылают ее в безопасное русло. Так повстанческий дух вырождается в заклинание и волхвованье, так боги всех вероятных миров призываются, чтоб наслали чуму на полузащитника той команды. Никто не помнит о поработителях, которым-то и выгоден экстаз, энтузиазм, в то время как они обрекают народ на ирреальность.
Вслед за этим чета пошла прочь, он – обнимая свой справочник, отучивший его удивляться, она – волоча свой организм, глухой к сердцебиению бесконечности, и оба – никак не пытаясь закрепить в памяти опыт этой встречи, их первой и их последней – с Единым, с Эйн-Соф, с Невысказуемым. Сумев не пасть на колени перед алтарем Достоверности.
Король спрашивает известий о своем брате, окаянном графе Д’Артуа, и брат Генрих де Ронней, профос госпитальеров, отвечает ему, что «новости добрые, поскольку вернее всего, что граф Д’Артуа попал в рай». Король отвечает, что слава Господу за все им ниспосылаемое, и крупные слезы катятся у него из глаз.
Минимальная степень алкогольного опьянения являлась обязательной,

On the bookshelvesAll

Maria Gorelova

Быков посоветовал

Анна

Современная проза

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Related booksAll

Related booksAll

Умберто Эко

Имя розы

Умберто Эко

Остров накануне

Умберто Эко

Пражское кладбище

Умберто Эко

Баудолино

Умберто Эко

Таинственное пламя царицы Лоаны

Умберто Эко

Пять эссе на темы этики

Умберто Эко

Нулевой номер

On the bookshelvesAll

Быков посоветовал

Современная проза

1001 Books You Must Read Before You Die

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)