Виктор Шкловский

Zoo, или Письма не о любви

«… Первоначально я задумал дать ряд очерков русского Берлина, потом показалось интересным связать эти очерки какой-нибудь общей темой. Взял „Зверинец“ („Zoo“) — заглавие книги уже родилось, но оно не связало кусков. Пришла мысль сделать из них что-то вроде романа в письмах.

Для романа в письмах необходима мотивировка — почему именно люди должны переписываться. Обычная мотивировка — любовь и разлучники. Я взял эту мотивировку в ее частном случае: письма пишутся любящим человеком к женщине, у которой нет для него времени. Тут мне понадобилась новая деталь: так как основной материал книги не любовный, то я ввел запрещение писать о любви. Получилось то, что я выразил в подзаголовке, — „Письма не о любви“.

Тут книжка начала писать себя сама, она потребовала связи материала, то есть любовно-лирической линии и линии описательной. Покорный воле судьбы и материала, я связал эти вещи сравнением: все описания оказались тогда метафорами любви. …»
74 printed pages

Impressions

    Aleksandra Kozlovashared an impression5 years ago
    👍Worth reading

    Читать неловко, как будто подглядываешь в замочную скважину. Написано сумбурно и сентиментально, но где-то в середине книги невольно начинаешь жалеть, что давно не получал ни от кого бумажного письма.

    Marina Sudakovashared an impression5 years ago
    👍Worth reading
    💞Loved Up

    Это та книга, которую охота читать вслух!!))

    Maria Vyatchinashared an impression5 years ago
    🚀Unputdownable

    Богатырев, Якобсон
    Берлин
    Эмиграция
    Марк Шагал
    Андрей Белый

Quotes

    minori aidohas quoted2 months ago
    Душа моя лежит передо мною.

    Она уже износилась на сгибах.

    Та книга ее согнула тогда. Я ее выпрямил.

    Сгибали душу смерти друзей. Война. Споры.

    Ошибки. Обиды. Кино. И старость, которая все же пришла. Мне легче, что я не знаю мест, по которым ты ходишь, не знаю твоих новых друзей, старых деревьев около твоей мельницы.

    Память разошлась кругами. Круги дошли до каменного берега. Прошлого нет.

    К берегу ушли круги, кольца любви.

    Не сяду у моря, не буду ждать погоды, не позову свою рыбку с золотыми веснушками.

    Не сяду ночью у моря, не буду черпать воду старой коричневой фетровой шляпой.

    Не скажу: «Отдай мне, море, кольца».

    Уже и ночи я дождался. Убраны с неба непонятные звезды.

    Одна Венера, заглавная звезда вечера и утра, вернулась в небо. Верен любви: люблю другую.

    Утром, в час, когда уже можно отличить белую нитку от голубой, я говорю слово — Любовь.

    Солнце вылилось в небо.

    Утру песни не бывает конца, только мы уходим.

    Посмотрим по книге, как по воде, на каких перевалах бывало сердце, сколько от прошлого осталось крови и гордости, называемых лиризмом.
    Антон Стрельцовhas quoted2 months ago
    Приехал Богатырев, брюки короткие, ботинки не зашнурованы, в чемодане одни рукописи и рваные бумаги, и все спутано так, что нельзя сказать, где исследование и где штаны.
    Дарья Крутиковаhas quoted3 months ago
    Я не могу не видеть тебя. Ну что мне делать, когда любовь нельзя ничем заменить?

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)