Zoo, или Письма не о любви, Виктор Шкловский
Read

Zoo, или Письма не о любви

«… Первоначально я задумал дать ряд очерков русского Берлина, потом показалось интересным связать эти очерки какой-нибудь общей темой. Взял „Зверинец“ („Zoo“) — заглавие книги уже родилось, но оно не связало кусков. Пришла мысль сделать из них что-то вроде романа в письмах.

Для романа в письмах необходима мотивировка — почему именно люди должны переписываться. Обычная мотивировка — любовь и разлучники. Я взял эту мотивировку в ее частном случае: письма пишутся любящим человеком к женщине, у которой нет для него времени. Тут мне понадобилась новая деталь: так как основной материал книги не любовный, то я ввел запрещение писать о любви. Получилось то, что я выразил в подзаголовке, — „Письма не о любви“.

Тут книжка начала писать себя сама, она потребовала связи материала, то есть любовно-лирической линии и линии описательной. Покорный воле судьбы и материала, я связал эти вещи сравнением: все описания оказались тогда метафорами любви. …»
more
Impression
Add to shelf
Already read
74 printed pages
Современная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Aleksandra Kozlova
Aleksandra Kozlovashared an impressionlast year
👍

Читать неловко, как будто подглядываешь в замочную скважину. Написано сумбурно и сентиментально, но где-то в середине книги невольно начинаешь жалеть, что давно не получал ни от кого бумажного письма.

Marina Sudakova
Marina Sudakovashared an impression2 years ago
👍
💞Loved Up

Это та книга, которую охота читать вслух!!))

Maria Vyatchina
Maria Vyatchinashared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Богатырев, Якобсон
Берлин
Эмиграция
Марк Шагал
Андрей Белый

Golden Ulizza
Golden Ulizzashared an impression3 months ago
💧Soppy

Письма о любви. Трогательные и смешные.

Kate
Kateshared an impression8 months ago
👎
🔮Hidden Depths
💞Loved Up

Polina Erofeeva
Polina Erofeevashared an impression9 months ago
👍

Alexandra
Alexandra shared an impression10 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Margarita Reishel
Margarita Reishelshared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

👍

Рвано, странно, быстро, не о любви

Ново, интересно,но перемудрил

Christine Jejerun
Christine Jejerunshared an impressionlast year
💞Loved Up
💤Borrrriiinnng!
🐼Fluffy

👍

QuotesAll

Я сейчас растерян, потому что этот асфальт, натертый шинами автомобилей, эти световые рекламы и женщины, хорошо одетые, — все это изменяет меня. Я здесь не такой, какой был, и кажется, я здесь нехороший.
Что бы вы ни говорили женщине, добивайтесь ответа сейчас же; иначе она примет горячую ванну, переменит платье, и все нужно начинать говорить сначала.
нам остаются желтые стены домов, освещенные солнцем, наши книги и вся нами по пути к любви построенная человеческая культура.
И завет быть легким.
А если очень больно?
Переведи все в космический масштаб, возьми сердце в зубы, пиши книгу.
щине, добивайтесь ответа сейчас же; иначе она примет горячую ванну, переменит платье, и все нужно начинать говорить сначала
Позднее, летом, были розы на длинных ветках — вероятно, это вьющиеся розы.
Мое прошлое — ты было.
Были утренние тротуары берлинских улиц.
Базары, осыпанные белыми лепестками цветущих яблонь.
Ветки яблонь стояли на длинных базарных столах в ведрах.
Позднее, летом, были розы на длинных ветках — вероятно, это вьющиеся розы.
Орхидеи стояли в цветочном магазине на Унтер-ден-Линден, и я их никогда не покупал. Был беден. Покупал розы — вместо хлеба.
Давно унесли отрезанное от сердца. Мне только жалко того прошлого: прошлого человека.
Я оставил его (прежнего себя)
И быть жестоким легко, нужно только не любить.
Хожу в осеннем пальто, а если бы настал мороз, то пришлось бы называть это пальто зимним.
Придя домой, переодеться, подтянуться — достаточно, чтобы изменить себя.
Женщины пользуются этим несколько раз в день. Что бы вы ни говорили женщине, добивайтесь ответа сейчас же; иначе она примет горячую ванну, переменит платье, и все нужно начинать говорить сначала.
Переодевшись, они даже забывают жесты.
Я очень советую вам добиваться от женщины немедленного ответа.
Иначе вам придется часто стоять растерянным перед новым неожиданным словом.
Синтаксиса в жизни женщины почти нет.
Мужчину же изменяет его ремесло.
Орудие не только продолжает руку человека, но и само продолжается в нем.
— льдина плыла и поворачивалась: след спутан в узел — человек заблудился.
Но трудно описать Берлин. Его не ухватишь.
Русские живут, как известно, в Берлине вокруг Zoo.
Известность этого факта нерадостна.
Во время войны говорили: «Как известно, немцы весной обыкновенно наступают». Как будто немцы наступают, как весна.
Русские ходят в Берлине вокруг Старой кирки, как мухи летают вокруг люстры. И как на люстре висит бумажный шарик для мух, так на этой кирке прикреплен над крестом странный колючий орех.
Улицы, видные с высоты этого ореха, широкие. Дома одинаковые, как чемоданы. По улицам ходят дамы в котиковых пальто и в тяжелых кожаных ботах, а среди них ты в мышином пальто, отделанном котиком.
Ты не знаешь — и это хорошо, — что многие слова запрещены.
Запрещены слова о цветах. Запрещена весна. Вообще все хорошие слова пребывают в обмороке.
Мне надоели умное и ирония.
Я здесь не такой, какой был, и кажется, я здесь нехороший.
Где мы начинаем думать, что веры — затихающие струи волн, разбег которых — виды.
И что на свете потому так много зверей, что они умеют по-разному видеть бога…
Живи виноватый: здесь тепло. Я не могу тебя перевоспитать. Сиди, смотри на закат.
Быстрота отделяет шофера от человечества.
Давно унесли отрезанное от сердца. Мне только жалко того прошлого: прошлого человека.
Я оставил его (прежнего себя) в этой книге, как оставляли в прежних романах на необитаемом острове провинившегося матроса.
Живи виноватый: здесь тепло. Я не могу тебя перевоспитать. Сиди, смотри на закат.
Мне легче, что я не знаю мест, по которым ты ходишь, не знаю твоих новых друзей, старых деревьев около твоей мельницы.
Память разошлась кругами. Круги дошли до каменного берега. Прошлого нет.
Хорошо, что Христос не был распят в России: климат у нас континентальный, морозы с бураном; толпами пришли бы ученики Иисуса на перекрестке к кострам и стали бы в очередь, чтобы отрекаться.
ld
ldhas quotedlast year
Если бы я имел второй костюм, то никогда не знал бы горя.
Придя домой, переодеться, подтянуться – достаточно, чтобы изменить себя.
Женщины пользуются этим несколько раз в день. Что бы вы ни говорили женщине, добивайтесь ответа сейчас же; иначе она примет горячую ванну, переменит платье, и все нужно начинать говорить сначала.

Related booksAll

О солнце, цветах и любви, Виктор Шкловский
Виктор Шкловский
О солнце, цветах и любви
Друзья и встречи, Виктор Шкловский
Виктор Шкловский
Друзья и встречи
Виктор Шкловский
Письма внуку
Виктор Шкловский
Письма внуку
Жили-были (воспоминания), Виктор Шкловский
Виктор Шкловский
Жили-были (воспоминания)
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)