free
Read

Козлиная песнь

«Константин Константинович Вагинов был один из самых умных, добрых и благородных людей, которых я встречал в своей жизни. И возможно, один из самых даровитых», – вспоминал Николай Чуковский.

Писатель, стоящий особняком в русской литературной среде 20-х годов ХХ века, не боялся обособленности: внутреннее пространство и воображаемый мир были для него важнее внешнего признания и атрибутов успешной жизни.

Константин Вагинов (Вагенгейм) умер в возрасте 35 лет. После смерти писателя, в годы советской власти, его произведения не переиздавались. Первые публикации появились только в 1989 году.

В этой книге впервые публикуется как проза, так и поэтическое наследие К.Вагинова.

more
Impression
Add to shelf
Already read
166 printed pages
Бесплатно
QuotesAll
– Знаете что, Паша, плюньте на доклад, пойдемте пиво пить.
– Спасибо, Андрей Николаевич, мне очень хочется выпить.
Там, оглянувшись, они вынимали, сыпали на руку, вдыхали и в течение некоторого времени быстро взмахивали головой, затем, слегка побледнев, возвращались в зало.
Петербург окрашен для меня с некоторых пор в зеленоватый цвет, мерцающий и мигающий, цвет ужасный, фосфорический. И на домах, и на лицах, и в душах дрожит зеленоватый огонек, ехидный и подхихикивающий. Мигнет огонек – и не Петр Петрович перед тобой, а липкий гад; взметнется огонек – и ты сам хуже гада; и по улицам не люди ходят: заглянешь под шляпку – змеиная голова; всмотришься в старушку – жаба сидит и животом движет. А молодые люди каждый с мечтой особенной: инженер обязательно хочет гавайскую музыку услышать, студент – поэффектнее повеситься, школьник – ребенком обзавестись, чтоб силу мужскую доказать. Зайдешь в магазин – бывший генерал за прилавком стоит и заученно улыбается; войдешь в музей – водитель знает, что лжет, и лгать продолжает. Не люблю я Петербурга, кончилась мечта моя.
месте остался стоять человек с палкой, украшенной аметистом. И на небе были звезды, голубые, желтые, красные, но дома не стремились вверх и не падали, и не падал хлопьями снег, и не остались лежать карты, забытые на подъезде.
Прекрасные рощи благоухали для него в самых смрадных местах
On the bookshelvesAll

Катя

Russian XX-XXI

Мария

Современная российская литература

Lucy Durasova

1920-30е

Александра Исакова

20 век

Related booksAll
Related booksAll
Борис Поплавский
Апол­лон Без­об­ра­зов

Борис Поплавский

Аполлон Безобразов

Бенедикт Лившиц

Полутораглазый стрелец

Александр Введенский

Стихи и пьесы

Виктор Ерофеев
На­сто­я­щий пи­са­тель (О Лео­ниде Ива­но­виче До­бы­чине)

Виктор Ерофеев

Настоящий писатель (О Леониде Ивановиче Добычине)

Михаил Гаспаров

Записи и выписки

Джон Э.Малмстад, Николай Богомолов

Михаил Кузмин

Юрий Мамлеев

Россия вечная

On the bookshelvesAll

Russian XX-XXI

Современная российская литература

1920-30е

Don’t give a book.
Give a library.