Погружение в слог

iamKovy
iamKovy
66Books374Followers
Когда с мастерской небрежностью
автор подбирает код
к скептической голове моей —
не чувствую рук и ног.

В пространстве словно в прострации
осознаю одно —
время останавливается.
Идёт погружение в слог.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог2 days ago
Не супер глубоко, не супер занимательно. Если вы уже чуть-чуть рылись в бихейвиористике, то в принципе нового будет мало. В основном, Ариели доказывает аксиому человеческой иррациональности, а также демонстрирует как различный контекст влияет на бытовой выбор.

Для этого он активно использует примеры из своих личных экспериментов. Читать про них забавно, но так как ты изначально знаешь что будет в конце (эксперимент подтвердит, что люди иррациональные и в зависимости от различных условий - непоследовательные), это выглядит как серия доказательств того что вода мокрая.

Выводы в конце книги соответствующие - мы иррациональные, но с этим можно жить.

Ну, ок. Ясно. Спасибо.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог16 days ago
Если ваша мама в детстве говорила вам "Тише едешь — дальше будешь", отчасти философия Тойота уже вам знакома.

Назвать её универсальным рецептом успеха для любой компании нельзя. Как и любая схема/система, ВСТ бесспорно работает, но не для всех и не всегда. Важен контекст и вас, и вашей команды, и рынка и т.д.

Некоторые компании, которыми Лайкер восхищался на момент написания книги, в 2020 уже давно банкроты. Это не делает ВСТ шарлатанством. Это просто инструмент, который подходит не для все задач и которым нужно учиться пользоваться, и который ничего вам не гарантирует.

В целом, очень хорошое интро в подход постоянного улучшения. Если ваше тотемное бизнес-животное — стабильная черепаха, а не невротичный джек-рассел, вам понравится и пригодится.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог18 days ago
Пойдёт если воспринимать книгу как попытку декомпозиции образа "Рима", как едва ли не безупречной романтизированной машины.

Большую часть эфирного времени Бирд на подборке фактов и примеров объясняет, что был все тот же бардак, кулуарная борьба, те же проблемы огромных мультинациональных империй, так до конца и не сформировавшийся общественный порядок, но в то же время не забывает говорить и о том хорошем, за что мы Рим любим — дерзкие ораторы, резкие императоры, гражданские свободы, хлеб и зрелища, полуравноправие и т.д. Все как всегда — совершенства нет, кумиров себе не сотворите, даже если они очень харизматичные и в тогах.

Единственная, но глобальная претензия — очень бегло и очень слабые акценты. Книга как бы всё обо всём, но ни о чём конкретно. Просто вот Рим и в нём бывало вот так-то, а бывало и вот так-то. Ну и выборка ключевых событий и фактов довольно специфическая. Если вы до этого совсем мимо проходили истории Рима, то эта книга вас не вовлечёт. И это тоже так себе достоинство, потому как тривиально написать про латинянское житьё-бытьё — это надо ещё постараться.

В целом, хорошее напоминание, что Древний Рим как пример государственного института — это не то чему стоит подражать, но и забывать о нём тоже явно не стоит.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог3 months ago
Это такая добротная притча с вопросами без ответа и героями без однозначной морали, вытканная на старинном гобелене. Не слишком эпическая, не слишком юморная. На её полотне маловато кровопролитных сражений, славных пиров, прекрасных дев и диковинных существ.

Вместо этого свиток "Погребённого великана" основательно побит молью, покрыт тёмными пятнами неизвестного происхождения — то ли кровь, то ли эль. У него обгоревшие края а в самых напряжённых сюжетных моментах зияют прорехи. То ли от лезвия, то ли просто протёртости.

И этот тот случай, когда пустоты в истории, представленные коллективным беспамятством обитателей вселенной Кадзуо, делают происходящее только более детальным и значимым.

Ключевых вопросов в своей истории автор задаёт не так много, не машет обрывками намёков в конце каждой главы. Но объёма этих вопросов вполне достаточно, чтобы тень "Погребённого великана" неотвратимо падала на ваше лицо каждый раз когда где-то у вас внутри мелькает робкая мысль — а не стоит ли его разбудить?
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог3 months ago
Занятная книжица, львиную долю тезисов из которой вы уже читали под разными обложками и разными названиями.

Если немного прополоть её от пасторских и бизнес-коучинговых ноток, а также убрать фамилии и связанные с ними примеры, суть умещается в несколько предложений ниже:

— Ставь приоритеты.
— Занимайся тем что делает тебя лучше сейчас.
— Готовь сани с лета.
— Не отвлекайся на что попало.
— Сделай меньше, но лучше.
— Не пытаясь глотать дела не жуя.
— Не спеши с ответами. Особенно не "дакай" почём зря.
— Не поставишь сам свои границы — влепят тебе многоэтажку прям под окном.

Тащемта всё.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог3 months ago
Рецепт сборника рассказов Теда Чана достаточно прост.

Возьмите с десяток оригинальных идей и концепций, которые бы касались как культурно-технического фундамента так и моделировали будущее. Нашей или абсолютно фантастической внеземной цивилизации, неважно. Главное, чтобы от них не попахивало новостным хайпом. Никаких блокчейнов, Илонов Масков, дипфейков, упаси вас великий взрыв. У нас тут высокая кухня, вы бы ещё кубик Gallina Blanca принесли.

Добавьте проблем. Обычных человеческих моральных дилемм, рушащихся под давлением времени стереотипов. Не бойтесь ярлыков "избитости". Андроиды не прекращают мечтать об электроовцах сколько об этом не пиши, а человек все то же рефлексирующее несовершенство на распутье.

Вместо того чтобы предлагать готовые решения, морализаторствовать — подумайте каждую историю на пару десятков страниц. Оставьте финал каждой открытым, так чтобы читателю нужно было его прогнать через модель личного опыта.

Подумайте о преумножении энтропии. Вздохните. И преумножьте её ещё немного.
Выдох, Тед Чан
Тед Чан
Выдох
  • 524
  • 173
  • 9
  • 37
ru
Books
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог3 months ago
Занимательное объяснение того почему история нашей цивилизации вращается вокруг того самого шпиля. Который и жезл правосудия, и эстафетная палочка и меч-кладенец сам себе на уме.

Хотелось бы чуть больше историко-культурной составляющей. Мифов, образов, символов. Потому как вышло что Фридман написал интересно, но на очень уж точечных примерах. Общая картина получилась с зудящими пустотами.

Этапы, на которые автор разделил познание человечеством члена, попытки его понять и укрощение, в целом, логичные, но вызывают ощущение высокоуровневых. Их можно дополнить ещё большим количеством глав и примеров, взяв за основу для названий разделов бессмертный монолог из "4 комнат".

"Пенис. Хобот, палка. Волшебная палочка. Конец, кожаная флейта, кинжал, штука, срам,...стыд, амуров торчок, плоть, бабья радость, ошарашник, окочурник,...чёртово дышло, кардан-вал, огурец, дёргунок, движок, кукурузина, банан,...маленькая головка, коряга, шишка, сопливый, одноглазый,...пирожок, черенок, горячий,...мальчик, малыш, болт."

Правда и книга тогда была бы на порядок толще и длиннее.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог4 months ago
Marcus Aurelius Antoninus est me homie.
Или же Марк Аврелий Антонин из май хоуми.

Очень приятное ощущение от прочтения этого небольшого дневника. Как будто от тебя протянута тонкая, но очень прочная нить к одному знаменитому мыслителю на троне. И этой эмпатической связи нипочём расстояние в почти 2000 лет человеческой истории, так как "кто видел настоящее, тот уже видел все, бывшее в течение вечности, и все, что еще будет в течение беспредельного времени. Ибо все однородно и единообразно". Что тогда, что сейчас ищущий разум задаётся одними и те же вопросами ища ответов в лабиринтах этики и прочих философских дисциплин.

Нельзя сказать, что все без исключения мысли императора оказались созвучны моему мировосприятию, уж слишком его порой заносит в ангедонический фатализм. Но прочитать это однозначно стоит. Удивительно как может приятно освежить голову что-то, настаивавшееся тысячелетиями.
К себе самому, Марк Аврелий
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог5 months ago
Название этой книги намного громче её реального содержания. В ней заметно много самой Сони Шах, её мнений, предположений, фактов из жизни семьи, упоминаний путешествий. Относительно этого заявленной "Всемирной истории смертельных вирусов" в книге не так чтобы и много.

Мир не состоит из пары-тройки локаций да и история патогенов в холеру с Эболой не упирается. То, что человечество похоже на беззаботного ребёнка, бегающего по заброшенной стройке по шатким лестницам над битым стеклом и ржавыми гвоздями — это не новость.

Про фекальные будни старушки Европы и Нью-Йорка было забавно, конечно, но целом как для чего-то научно-популярного книга вышла очень слабой, разваливающейся и порой топчущейся по одним и тем же моментам заявленной огромной темы.

Как для публицистики — ок. Как для чего-то с биркой "научпоп" — meh. Проходняк.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог5 months ago
Важная книга по управлению в любой жизненной сфере и профессиональной нише.

К сожалению, не панацея — приложить ее как подорожник к проблемному месту в процессе и наслаждаться ростом прибылей не выйдет. Волшебных гипнозаговоров для убеждения топ-менеджеров в эффективности теории ограничений тоже нет. Зато многократно разжеванная диалогами и производственным примерами база — есть.

Местами возникает ощущение что Голдрат ну уж очень мелко все расписывает, опускаясь иногда до самых мелочей. Но вероятно это вынужденная мера, когда пишешь бизнес-литературу на языке романа. Чтобы поменьше двусмысленностей и больше продуктивности.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог6 months ago
Никогда ранее при прочтении научно-популярной книги я не испытывал такой дискомфорт, переходящий местами в меланхолию.

Читать Сапольски не так-то просто. Он не делает скидку на то что вы не входите в его число студенты и ваши познания в биологии человека/других видов возможно относятся только к образованию средней школы.

Но если же вы будете достаточно упорны, чтобы продраться через его текст при помощи приложений к книге и Гугла, то… абсолютно не факт, что полученная информация вас именно что вдохновит. Нет, поймите меня правильно. "Биология добра и зла" — это очень интересная, познавательная, полезная работа. Но в то же время очень и очень жуткая.

В какие-то моменты даже начинаешь судорожно сравнивать себя с андроидами, например, из того же "Бегущего по лезвию". Ну да, те механические. А ты биологический с функцией частичного осознания и малой толикой понимания сложных происходящих в тебе процессов. Влияния на них окружающей среды, истории цивилизации в целом. Невелика разница. Невелика твоя свобода воли, бог и другие порождения блуждающего разума, которые подчас можно кардинально изменить физически. Буквально. Просто треснув по голове.

В некотором смысле, прочитать "Биологию" Сапольски — это как поднять голову, посмотреть на звёзды и пропасть. Нет определённости, нет чётких объяснений, только вопросы рождающие в качестве ответов еще более глубокие вопросы. В этот момент как-то особенно хорошо понимаешь почему Роберт так часто сокрушается о тех славных временах, когда был верующим человеком и жил в простой, легко всё истолковывающей системе.

Воистину, от многой мудрости много скорби, и умножающий знание умножает печаль.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог7 months ago
В третьей книге трилогии Лю Цысинь очень сильно ускорился. Плотность происходящих событий на квадратный сантиметр страниц раза в 3 выше, чем у второй книги, а про первую можно и не говорить. В целом "Вечную жизнь смерти" можно было расшить еще на два отдельных тома.

События становятся еще более глобальными, прям максимально, будто соответствующую ручку выкрутили до упора. Происходит столько всего, что становится сложно расставлять акценты.

Традиционное панические метание человечества, с которого при малейшем ветерке угрозы слетает все напыление цивилизованности.

Триумф ленивого, нигилистического гуманитария в интергалактической научно-военной гонке.

Ошибка гуманизма. Или не ошибка. Сложно давать какие-либо оценки во вселенной с таким количеством измерений и переменных.

Игра в шахматы вслепую на огромной и до конца неизведанной доске, где точно неизвестно ни количество противников, ни их фигур, а собственная мораль аритмично скачет по прямой истории. А ты в этой партии даже не пешка, а жучок случайно забежавший на доску и которого щелчком отправляют с нее в небытие.

Именно после прочтения третьей книги особенно хорошо накрывает ощущение тёмного леса — бесконечного одиночества в враждебной, затаившейся среде, где каждый выжидает ошибку других.

При это сам Темный Лес — это самая главная рекурсивная ошибка времени, пространства и всего-всего-всего.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог7 months ago
Сложно как-то комментировать вторую часть трилогии Лю Цысиня, не оглядываясь всё время на первую книгу и не пересыпая речь спойлерами.

Достаточно будет сказать, что продолжать чтение стоит. Автор ответит на часть поставленных ранее вопросов, подбавит в два раза больше новых, кое-где поставит точку, а кое-где и многозначительное троеточие.

Если вспомнить знаменитое "В ожидании варваров" Кутзее, то в первой книге варвары изъявляют своё намерение прийти, во второй — топчутся и сопят на пороге, пока человечество суетится и проходит все стадии принятия неизбежного.

Всё так же космически масштабно, всё так же познавательно-околонаучно. Всё так же много параллельного изучения такого занятного, загадочного и неразумного создания как человек, жгущий костры посреди тёмного леса вселенной.
Темный лес, Лю Цысинь
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог8 months ago
Очень толковая книга-summary, той удивительной эпохи в которой мы сейчас находимся. Где технический прогресс соревнуется сам с собой в темпах роста, а новые достижения человека в области науки и бизнеса стали даже чем-то будничным. Нас уже не удивить чудесами. Теперь нам нужно понять куда нас все это может направить и постараться сделать так чтобы эта вымощенная добрыми намерениями дорога вела не в ад.

У "Машины. Платформы. Толпы" достаточно обманчивое, водянистое вступление. Поначалу как идёшь по Азовскому морю и все не можешь найти глубины, но к счастью это ощущение себя не оправдывает. Очень быстро авторы переходят к сути, и как же замечательно они это делают!

Мне нравится предложенная ими система разделения условного фундамента современных бизнес-процессов на разум, продукт и ядро. Нравится что они не грезят вытеснением "старого порядка" машиной, платформой и толпой, а вместо этого подчёркивают что максимальный прогресс будет достигаться за счет коллаборации. Эволюции и взаимопроникновения. Нравится осторожность в прогнозах, хорошее раскрытие тезисов в примерах. Что в конце каждого блока есть короткое резюме (!!). И вопросы для читателя по теме (!!!), на которые интересно и полезно искать ответы.

Возможно какие-то вещи из неё покажутся очевидными, но во-первых их не лишне освежить, во-вторых такие книги всегда быстро покрываются морщинами. Их надо читать пока они свежие и описанные ими процессы и технологии не рванули еще дальше вперёд.

Настоятельно рекомендую ее для ознакомления всем околодиджитальным менеджерам и их соратникам, а также всем кто хочет немного ориентиров и понимания в дивном новом мире, который за жалкие 4
00 лет перепрыгнул от мануфактуры к виртуальным платформам под управлением нейросетей.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог9 months ago
Эта книга — классический пример гонзо-журналистики, когда вас берут за руку и быстро проводят через какой-то опыт. В данном случае, через винный погреб, с сопровождающей его историей, мифологией, культурными героями и аутсайдерами.

Бьянка Боскер хорошо владеет языком/пером и в меру разбавляет шуточками-прибауточками своё погружение в тусовку профессиональных сомелье. Естественно, погружение — это достаточно громкое слово, тут больше применимо выражение "дали поплескаться на мелководье". Но даже этого оказалось достаточно, чтобы поймать ощущение и передать читателю впечатление о том как интересна эта культура и какой это жёсткий, пропитанный потом и шелестом чужих купюр, бизнес.

Приятно, что помимо основной сцены автор поинтересовалась и современным закулисьем, включая технологические процессы масс-маркет вин, базой ресторанного этикета, а также поставила важные акценты на культуру вкусовой и обонятельной немоты, которая сопровождает нашу цивилизацию.

Занимательно для первого и беглого знакомства с миром околовинной культуры. Отдельно нравится то что после прочтения можно погуглить все фигурирующие в книге яркие личности, от чего они становятся объемнее.

Увлекаться ли этой этой темой дальше и становиться ли пробкозадротом — дело личное. Но, признаюсь, того стоящее. Если же нет времени или лень — просто попробуйте искать запах и вкус у окружающего мира. Определять для них имена.

Вы даже не представляете сколько необычного в обычном.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог9 months ago
Довольно странная книга, которая могла притвориться чем-то информативным в год своего издания — в 1997, но в 2019 по выкладке заявленного материала больше похожа на 350-страничный рекламный проспект услуг автора.

Едва утёршись от брызжущего с первых страниц самолюбования де Беккера, вы попадаете под град достаточно субъективных утверждений и созданной на генераторе случайных числе статистики. Затем в ход идёт повторяющееся запугивание при помощи случайных историй в конце которых де Беккер приводит не менее случайные выводы, которые порой противоречат друг другу.

Во всём этом мутном потоке воды попадаются островки интересных мыслей, НО. Это происходит раза два за всё время, большинство советов/рекомендаций касается исключительно актов насилия относительно женщин. Единственный кейс где Беккер попытался как-то раскрыть и углубить тему — отслеживание проблемных людей в рабочей среде. Всё остальное полезное эфирное время заняли байки и другие охотничьи истории сомнительной правдоподобности.

Заканчивается книга занятной детективной историей в духе триллеров 90-х, как бы вроде из профессиональной практики Беккера. Пара примечаний, благодарности, ещё разочек реклама своих услуг. Всё, конец, расходимся.

Отдельно доставляет восприятие Беккером мозга, чуть ли не как блэкбокса где происходят некоторые фантастические аналитические процессы. Мозг и интуиция никогда не ошибаются. Это мы неправильно их поняли. Или зашорили глаза экспертизой, как говорил великий японский мастер Лапшана Уши-сан.

В общем, очень авторитетное инфоцыганство. Стоило прислушаться к рекомендации автора, довериться интуиции и не читать эту книгу.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог10 months ago
Северная Корея — один их самых продолжительных, сложных и мрачных социальных экспериментов, которое человечество проводило над собой.

Сложно осознать что двигало корейскими вождями в их попытке создать небольшой ад в поисках рая, заставить его обитателей верить в его и свою эксклюзивность, "одарить" их гордостью и голодом, изоляцией и бедностью.

Сложно принять тот факт что есть целая нация, взращённая в идеологическом аквариуме и не знающая другой жизни кроме своей счастливой и "никому не завидующей".

Сложно понять где заканчивается правда о жизни в Северной Корее, а где начинаются мифы и пропаганда по обе стороны государственной границы.

Что касается конкретно книги, то "Повседневная жизнь" — это меньше исследование, а больше публицистика, реконструкция быта в тоталитарной стране через воспоминания нескольких семей-беженцев. Возможно поэтому в тексте эмоций и болезненности чуть меньше чем сухого фактажа, чуть больше субъективного чем объективного.

Хуже это книгу не делает — ведь она о реальных живых людях, их изувеченном сознании и биографиях, моральном и физическом истощении, тупике из которого они сбежали, чтобы понять что они как тепличные питомцы не знают как жить вне своей камеры.

Стоит прочитать чтобы лучше понимать как это было в момент когда всё это непременно закончится.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слог10 months ago
Прочтение этой книги заменяет собой пару десятков инстаграм-блогов о правильном питании, а также несколько сотен экспресс-нутриционистов и диетологов, которые за 100 тугриков по фотокарточке сбалансируют вам КБЖУ, а в качестве бонуса почистят чакры и снимут родовое проклятие.

Очень приятно, что рассказывая базовые, очевидные, полезные но такие не маркетинговые факты об отношении к еде, своему организму и его устройству, книга не занимается разоблачением всех и вся и не учит "как на самом деле правильно!". Она приятно, подробно и ненавязчиво излагает факты, а их интерпретация и дальнейшие действия — дело читателя.

Итого, вместо того чтобы пытать себя диетами, а по ночам в слезах хомячить то в чём себя сами же ограничили — учитесь питаться с удовольствием, любите своё тело, а в качестве перекусов… грызите гранит науки.
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слогlast year
В случае с Пелевиным всегда остаётся актуальной шутка-загадка — что хотел сказать автор, написав "В комнате были синие занавески"?

То что занавесок в комнате не существует до момента, пока мы не смотрим в сторону чего-то что они должны от нас скрывать? Что это не занавески вовсе, а безграничная синева за окном, которую наше сознание не способно принять и переделывает бескрайность в ширму? То что "tha навес ki!" — это тайный лозунг тибетских мудрецов, выступающих за навешивание в пустую оболочку тела человека больше душевной энергии Ки? То что в комнате просто были синие занавески и точка? Выберите один или более правильных ответов, чтобы пройти тест, у которого нет однозначного результата.

По поводу заложенных в книге смыслов — Виктор Олегович продолжает нам показывать нашу чудную современность в ироничном кривом зеркале, заметая следы сложными эзотерическими метафорам и концептами. Так чтобы ищейки эпохи виктимности сбились с пути, затерялись в смыслах и не смогли клацнуть зубами, ухватить его за седой лисий хвост. Попробуй пойми над чем он иронизирует в этот раз. Попробуй оформить это не в безумный судебный иск.

С точки зрения качества и структуры всё сталось как и прежде. Литература для Виктора Олеговича всё тот же кукольный театр, где за откровенно гротескными персонажами виднеется очередной манифест писателя на тему последних трендов. А сюжеты… Разве мы читаем сновидения Пелевина ради них?
iamKovy
iamKovyadded a book to the bookshelfПогружение в слогlast year
Прекрасная книга, которая отмывает репутацию агрессии, как чего-то недостойного, вместо это подчёркивая её важность для установления прочных социальных связей, формирования ритуалов, общностей и в целом для эволюции индивида с её новыми ветками и карго-тупиками. Она не недостаток — она драйвер, педаль газа, которую стоит осознать, чтобы двигаться в нужном направлении, а не в столб, не забывая притормаживать на резких поворотах и не увлекаясь "даванием в тапок".

Тему Лоренц, в основном, раскрывает на обитателях океанских глубин, так и на крысах и на наземных пернатых. Упоминаются и мы, человеки, как на данный момент самая совершенная конструкция эволюция, но венец ли её?

Стиль и манера изложения более сложны и менее рефлекторны чем в "Человек находит друга" за его же авторством. Это не размышления (кроме, пожалуй, последней главы) и это не научпоп. Гораздо больше это напоминает университетский учебник по нишевому курсу. Читать местами сложновато, скользить взглядом по строкам не получается. Но внимательное чтение окупается интересными фактами и наблюдениями автора.

Если говорить о то что хотелось бы выделить, то идеальные в своей инфраструктуре тусовки рыбок на коралловых рифов — это, конечно, занимательно. Не менее интересно социальное устройство и жизнь крыс с её нежностью и жестокостью. Но ничто, ничто не сравнится по увлекательность с семейно-сексуально-половой сагой гусей. Вся это сложносплетённая моно— и полигамия, приправленная крепкой гусиной дружбой и триумфальными криками даст серьёзную фору любой "Санта-Барбаре" и "Игре Престолов".
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)