Dramedy - больше драмы!

Anna Fedorova
Anna Fedorova
Offer is valid until January 31
3months
premium subscription
for $0.99 $29.97
for new readers only
Меня зовут Анна Федорова, я политолог и книжный блогер. Пишу о хорошей современной литературе.

Совершаю вылазки в ХХ век, люблю холодную войну, иногда угораю по нон-фикшн.

Веду канал Dramedy - https://t.me/dramedy

Dramedy - это мой розовый динозавр, она на картинке!
Это огонь. История индонезийской проститутки, воскресшей через двадцать один год после своей смерти. И ее уродливой дочери по имени Красота. По стилю - наполовину сказка, наполовину жуткая документалка.

Триггеров, как сейчас говорят, полно. Читайте осознанно. Одна жизнь в японских лагерях и борделях чего стоит.

И магия вплетается в эту жизнь совершенно естественно. Серьезно - очень свежая и красивая книга. Пока прочитала только четверть, но уже твердое "да".
Подростковая драма, в которой непонятно. То есть понятно, что у девушки умер близкий человек, и ей очень больно. Но полно намеков на какие-то тайны и секреты - и ни одного не показали.
Мы в порядке, Нина Лакур
Сейчас благодатное время: можно писать любовные романы со старыми сюжетами, просто заменяя гетеросексуальные связи гомосексуальными, и каждый раз будет казаться свежо и здорово. Пока рынок не насыщен.

Это не отменяет того, что книга неплохая, душевные терзания описаны качественно, а сексуальные сцены - не пошлые. Италия - идеальный фон для любовного романа, лето в Италии у моря возводит идеальность фона в абсолют.

И разумеется, все молодые и красивые. И ооооочень сексуальные. Буквально "Ты арестован, парень, за то, что слишком сексуааален!"

И еще раз повторю, что книжка при этом не глупая и не плохая. Что-то подлинное Асиман ухватил, с чем его и поздравим.
Книга с хорошей задумкой и поразительно топорным исполнением. "И тут он срочно отправил телеграмму премьер-министру". А премьер-министр такой весь окаменел благородным лицом, отменил все встречи и дал добро на Сверхсекретную Операцию.

Все персонажи как болванчики ходят и отдают честь главному прозорливому герою, который супер-секретный агент и Видел Разное Дерьмо.

А вот разумные люди-кролики - заход интересный, но я так и не узнаю, что там у них, читать нереально.
Голод, Джон Кризи
Очень французский детектив на фоне Корсики. Долистала до конца, чтобы узнать, кто убийца - и не была впечатлена. Хотя есть пара изящных моментов, небезнадежно.
Кинг хорошо пишет о женщинах. Ужас в женских жизнях он не считает чем-то "менее страшным" или "менее важным". И женщины в его книгах - не второстепенные персонажи, нужные для раскрытия главных героев. Они у него живые. Героини, жертвы, мученицы, мучительницы, искательницы, разные.

"Роза Марена" - вся про женщину, которая уходит от избивающего ее мужа. Ей открывается другой мир - как вполне банальный, земной, так и страшный, мистический. В нем она станет героиней, но частью себя за это заплатит.

История о том, что насилие всегда меняет всех, кто был в него вовлечен.
Роза Марена, Стивен Кинг
Подростковый роман без скидок и слюней. Пятеро заперты в пузыре времени, одном и том же повторяющемся дне. Чтобы выбраться, все должны единогласно проголосовать за одного - тот вернётся в жизнь, а остальные умрут. И всем по двадцать лет.
Ну, если вы любите Ивлина Во и бесчеловечные английские романы 20 века - тогда можно и почитать. О тяжкой судьбе сотрудницы похоронного бюро в Америке, английском снобизме и двух мужчинах-идиотах. К чему все идет - сразу понятно. Не рождайтесь наивной девушкой-американкой никогда, как бы говорит нам Ивлин Во.
Незабвенная, Ивлин Во
Книжка о запретной любви. Послевоенная Англия, обедневшие домохозяйства, осиротевшие семьи. Мать и дочь больше не могут платить по счетам, поэтому им приходится пустить в свой особняк арендаторов - милую молодую семейную пару.

Оставлю простор для сочетаний: кто кого полюбит. Кровь и смерть будут в любом случае. И даже не суперважно, что в центре сюжета любовь.

Сара Уотерс пишет подробно, с деталями обстановки и одежды, описывает ужины и улицы, страх и ненависть, судебные заседания и вечеринки. Мемориал ушедших дней. И совершенно свежая человеческая история.
Это был бы просто сборник сновидческих рассказов, где российская реальность перемешана с магией, но он еще и очень хорош.

То ли сатира, то ли запись снов или трипов, то ли выдумки для детей школьного возраста. Читаю это сейчас, когда за окном синие сумерки, и мор вокруг такой пугающий недобрый неверлэнд. Стоит того, короче!
Разведенный мужчина с горькими мыслями справляется со своей жизнью, ищет общий язык с сыном-подростком, примеряется к слову "любовь" и торгует недвижимостью.

Для Американского Романа зачин идеальный. Вообще меня поражает, сколько же в американской литературе - про дома. Свой дом - его размер, качество, уют, какой квартал вокруг, ценность территории - это неисчерпаемая американская тема.

Еще все действие происходит вокруг Дня независимости - то есть самого американского из всех американских праздников, момента, когда страна осознает себя. Вместе с ней это пытается делать главный герой.

Осознать себя в культурном и классовом ландшафте - у него два доходных дома в "цветном районе". Себя в пространстве личных отношений - и тут это снова связано с домами. Жена после развода переезжает в другой город, а он покупает ее старый дом, выставленный на продажу - где они раньше жили вместе. И вот он в своей новой жизни, в старом доме, сам ни к чему не привязанный и ни во что не укорененный - помогает покупателям покупать дома, пускать корни и начинать новую жизнь.
«Он подумал, что в таком случае, войдя не в ту дверь или сказав нужное слово, вполне можно развалить весь Каир. Дома, дворцы, сады и мечети могли бы с шипеньем испариться, а демоны города с воплями взметнулись бы ввысь».

Не повторяйте моих ошибок. Если вы собираетесь в Каир — прочитайте «Арабский кошмар». Я в свое время поленилась это сделать, а теперь переживаю — я сама себя лишила доброго куска волшебных переживаний. Я бы вспоминала «Арабский кошмар», гуляя по Городу Мертвых. По-другому бы смотрела на бездомных кошек. Меня еще больше бы пугали нищие в пыли. Я б задавала другие вопросы случайным собеседникам в полутемных чайных на улицах, чьи названия я даже не пыталась запомнить. А когда мы познакомились со странным стариком в зеленом, и он потащил нас на минарет огромной мечети в старом исламском городе (это правда было) — я бы придумала про него историю в духе «Арабского кошмара».

Роберт Ирвин опубликовал «Арабский кошмар» в 1983 году, так и прославился. В книге якобы есть квазиполитический сюжет (англичанин приезжает в Каир, чтобы совершить паломничество и разузнать, что тут у султана с войсками), но он не нужен и не важен. Вся книга — набор сновидений и странствий по сновидениям. Над Каиром висят душные ночи, сны лишают людей воли, вера и власть хоть и могут убивать, но смешны и абстрактны (один образ султана чего стоит), и ползет по дворцам и нищим домам слух о том, что в городе — Пятый Мессия, страдающий Арабский Кошмаром, самой страшной болезнью сновидений. Человек ползает и стонет во сне, сон не то чтобы неотличим от яви, у сна много уровней, и проснуться можно не просыпаясь.

Сегодня, когда я дочитывала «Арабский кошмар», я ЗАСНУЛА. Для большинства книг это не самая лестная рекомендация, но здесь она более чем уместна. Читайте эту книгу не как фэнтези или путеводитель по Каиру, читайте ее как запись сна, местами — раздражающе-невнятную, местами — липко-колдовскую, утягивающую из реальности.
Постом ниже я писала о книге, где женщина в 60+ начинает новую жизнь, и та книга мне показалась не очень убедительной.

А вот вам книга о том, как женщина в 60+ просто живет и принимает решения. И это, слушайте, офигительно.

Как же англичане круто обращаются со своей исторической памятью. Постоянно вижу в семейных романах эпизоды времен первой мировой, второй мировой - и очень часто это дико уместно, круто и трогательно. Кейт Аткинсон умеет такое делать. Оказалось, что Розамунда Пилчер тоже умеет.

Ясность, воля, прямая спина и коттедж в Корнуолле! Не за это ли мы любим английские романы! Извините, что я с таким штампом, но правда круто.
Ну, вот как бы сказать. Есть такие романы, которые как бы юмористические, но при этом как бы глубокие и как бы про жизнь, и вообще не просто книжечка на уик-энд, а литература. Вот так обычно пишут про такие книги в аннотациях. И мое повторенное "как бы" в строчках выше не случайно, потому что отражает мой глубокий скептицизм к такой литературе.

В России это неплохо схвачено феноменом Гришковца.

Фредерик Бакман, конечно, не Гришковец, поглубже будет. Но ванильная картинка женщины, которая выходит в самостоятельную жизнь в 63 года и добивается там человеческого успеха - прекрасна по замыслу, однако отдает на вкус картоном.

Извините, если я там чего не увидела. Почувствовала какой-то нерв, тема важная, но упс, циничной душе не хватает какой-то неприглядности. Той, которая в таких историях неизбежно есть, но в книге залакирована комизмом.
Жесткий роман о двух юных девушках, больных шизофренией. Получилось. Я читала одну очень хорошую книгу о шизофрении - "Я никогда не обещала тебе сад из роз" Джоан Гринберг. Эта книга задает реально высокую планку.

Анна Козлова эту планку перепрыгивает. От финальной сцены я чуть не заплакала.

Быт семьи из мамы и бабушки с двумя дочерьми, больными шизофренией. Голоса в голове. Голоса, имеющие плоть и форму. Подталкивающие резать себя бритвой. Таблетки, без которых нельзя жить - но с которыми нельзя учиться.

Жизнь имеет и вот такие лики.
F20, Анна Козлова
Вот Америка похожа на Россию (на самом деле да).
Но когда читаешь Фроста, душу Америки - а он да, он такой поэт, что смог ее душу поймать - понимаешь, что мы очень разные. Даже сюжеты в стихах могут быть те же, а дух другой. С российскими поэтами никогда не спутать.
Весной мы были на северном Кипре — я мечтала посмотреть город-призрак Фамагусту. Военный конфликт на Кипре был грустным и кровавым, по итогам греки-киприоты были вынуждены покинуть северную часть острова.
А Фамагуста тогда была цветущим гламурным курортом, невероятно богатым, успешным, бурно растущим городом.
Им пришлось бежать, оставив все это. Там до сих пор в автосалоне пылится новинка 1978 года и огромные отели стоят, постепенно разрушаясь. По решению ООН часть города оцеплена колючкой и там все осталось как есть. Сильное впечатление.
А вот вам роман про те времена. Книга простая, но сердце чуть сжимается. Как пел БГ: “Любовь во время войны”.
Восход, Виктория Хислоп
Большие романы про большую страну. "Потерянное поколение" Великой Депрессии. Том Вулф.

Его книги совершенно невозможно прочитать в 19 лет. Ну то есть можно, но тогда это просто романы. Весь ужас потерянности человека в большой истории и большой стране раскрывается мне только сейчас, когда я его перечитываю.

Америка очень похожа на Россию. Бесконечное ночное путешествие на поезде по залитой лунным светом пустоте. А в городе, куда вы приедете, жизнь напрочь изменилась за прошедшие десять лет.
Ну чтобы вы знали: динозавры не вымерли. Птицы - это тоже динозавры. Во-вторых, динозавры не все и не всегда были большими. В-третьих, классическое деление живых существ на виды устарело. Теперь используют теорию кладов. Отличная книжка, читаю и оторваться не могу. Все жду, когда до трицератопса моего любимого дойдут.
Вообще я не против книг по селф-хелпу. Но когда читаю такое, становлюсь против. Розовые сопли и позитивные покрикивания в духе "сделайте развод точкой роста". А потом найдите настоящего мужчину! Ах да, и не нойте больше десяти минут в день.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)