Read

Остров доктора Моро

Легендарный роман «Остров доктора Моро» – захватывающая история талантливого ученого, проводящего на затерянном острове пугающие биологические эксперименты.
more
Impression
Add to shelf
Already read
142 printed pages
КлассикаФантастика и фэнтези

ImpressionsAll

Natalia Orlova
Natalia Orlovashared an impression10 months ago
💀Spooky
🚀Unputdownable

💀Spooky
🚀Unputdownable

Ну ооочень увлекательно:)

Сложно

Lizaveta Lissa
Lizaveta Lissashared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

💀Spooky
🔮Hidden Depths

savostyanovp
savostyanovpshared an impression8 months ago
👍
🚀Unputdownable

Супер

Sergey Roskach
Sergey Roskachshared an impression9 months ago
👍

Gulyaim Kairshina
Gulyaim Kairshinashared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Печальны рассказ и в то же время очень интересный, захватывающий. Для размышления…

🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Оля
Оляshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

🚀Unputdownable

Класс

QuotesAll

В сверкающих мириадах небесных светил – не знаю, как и почему, – я нахожу успокоение. И мне кажется, что все человеческое, что есть в нас, должно найти утешение и надежду в вечных всеобъемлющих законах мироздания, а никак не в обыденных житейских заботах, горестях и страстях.
Только одно забавляло меня в нем: он обладал необычайной способностью выдумывать новые слова. Мне кажется, он думал, что истинное назначение человеческой речи состоит в бессмысленной болтовне. Эти бессмысленные слова он называл «большими мыслями» в отличие от «маленьких мыслей», под которыми подразумевались нормальные, обыденные вещи.
Я до сих пор не знаю ни одной бесполезной вещи, которую эволюция не устранила бы рано или поздно. А боль становится бесполезной.
Животное может быть свирепым или хитрым, но один только человек умеет лгать.
Боль – это просто наш советчик, она, подобно врачу, предостерегает и побуждает нас к осторожности.
Раньше они были животными, их инстинкты были приспособлены к окружающим условиям, и они были счастливы, насколько могут быть счастливы живые существа. Теперь же они были скованы узами человеческих условностей, жили в страхе, который никогда не умирал, ограниченные Законом, которого не могли понять; эта пародия на человеческую жизнь начиналась с мучений и была долгой внутренней борьбой, бесконечно долгим страхом перед Моро. И для чего? Эта бессмысленность возмущала меня.
Говорю вам, это простая случайность, как и все остальное в человеческой жизни, – прервал он меня, – только дураки не хотят этого понять.
До тех пор, покуда вы можете видеть мучения, слышать стоны, и это причиняет вам боль, покуда ваши собственные страдания владеют вами, покуда на страдании основаны ваши понятия о грехе, до тех пор, говорю вам, вы животное, вы мыслите немногим яснее животного. Это страдание…
И мне кажется, что все человеческое, что есть в нас, должно найти утешение и надежду в вечных всеобъемлющих законах мироздания, а никак не в обыденных житейских заботах, горестях и страстях.
Потом на берегу показалось какое-то существо, но что это было, я не мог сразу рассмотреть. Оно нагнуло голову и принялось пить. Тут только я увидел, что это человек, но человек, ходящий на четвереньках, как животное! Он был в голубоватой одежде, волосы у него были черные, а тело и лицо – медно-красного цвета. По-видимому, необычайное безобразие было общей чертой всех обитателей этого острова. Я слышал, как он шумно лакал воду. Я наклонился вперед, чтобы получше его рассмотреть. Кусочек лавы, задетый моей рукой, покатился вниз по откосу. Человек с виноватым видом поднял голову, и глаза наши встретились. Он тотчас вскочил на ноги и некоторое время стоял на месте, вытирая рот неуклюжей рукой и глядя на меня. Ноги у него были почти в два раза короче его туловища. Так оставались мы, может
До тех пор, покуда вы можете видеть мучения, слышать стоны, и это причиняет вам боль, покуда ваши собственные страдания владеют вами, покуда на страдании основаны ваши понятия о грехе, до тех пор, говорю вам, вы животное, вы мыслите немногим яснее животного.
Все же, думается мне (а я с тех пор не раз думал об этом), знай я, что в соседней комнате кто-нибудь страдает точно так же, но молча, я отнесся бы к этому гораздо спокойнее. Но когда страдание обретает голос и заставляет трепетать наши нервы, тогда душу переполняет жалость.
когда страдание обретает голос и заставляет трепетать наши нервы, тогда душу переполняет жалость.
Животное может быть свирепым или хитрым, но один только человек умеет лгать.

On the bookshelvesAll

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

veryn4ik

1001 books you must read before you die

Natasha Kenin

Библиотека приключений

Natalia Orlova

По книге в неделю

Related booksAll

Related booksAll

Герберт Уэллс

Человек-невидимка

Герберт Уэллс

Первые люди на Луне

Герберт Уэллс

Война миров

Герберт Уэллс

Машина времени. Рассказы

Герберт Уэллс

Россия во мгле

Герберт Уэллс

Машина времени

Герберт Уэллс
Че­ло­век, ко­то­рый мог тво­рить чу­деса

Герберт Уэллс

Человек, который мог творить чудеса

On the bookshelvesAll

1001 Books You Must Read Before You Die

1001 books you must read before you die

Библиотека приключений

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)