ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Далекая радуга

Человечество на пороге очередного великого открытия. Вот-вот людям станет доступен новый способ перемещения в пространстве – «Нуль-Т», и эксперименты с новом видом энергии уже не умещаются в рамках лаборатории. Для опытов была выбрана далёкая, но всё же достаточно развитая планета Радуга, которая смогла обеспечить учёных необходимым запасом энергии и материалов. Риск был велик, но риск был оправдан.
Люди спешили. Спешили шагнуть дальше.
И планета не выдержала.
Радуга взбесилась и готовится сбросить с себя седока, по ней с двух полюсов всё дальше и дальше разбегаются волны, не оставляющие после себя ничего живого. Но слишком далека оказалась Радуга, и не всем удастся вовремя покинуть планету. В самый разгар кризиса на планете оказался Леонид Горбовский на корабле «Тариэль», дав шанс спастись многим, но поставив людей перед страшным выбором – кому именно?
more
Impression
Add to shelf
Already read
138 printed pages
Современная прозаФантастика и фэнтези

ImpressionsAll

rostik163
rostik163shared an impression7 months ago

Как всегда я в полнейшем восторге от всего, что было написано Стругацкими. Что же касается сюжетной линии мира Полудня, к коей относится данное произведение, здесь всё немного иначе… А именно. Читая эти книги складывается почти реальное ощущение, что ты живёшь в этом мире, или как минимум являешься непосредственным наблюдателем происходящего. Будто смотришь на всё сквозь окно. А через приоткрытую форточку до тебя доносятся голоса и звуки окружающего мира, ощущаются его запахи. Тебе передаётся энергетика деятельности его жителей.
Благодаря Стругацким мы проживаем то будущее, которого для нас никогда не будет. Ни мы, ни наши дети не доживём хотя бы до намёков подобного мира. Но после прочтения очередной книги братьев создаётся впечатление, что ты там всё таки побывал. Пусть ненадолго. Пусть тайком. Но ты видел всё своими глазами…

Tatiana  Kozlova
Tatiana Kozlovashared an impression28 days ago
👍
💧Soppy

Vadim Vadych
Vadim Vadychshared an impression2 months ago
👍
🚀Unputdownable

Sasha Kovaliov
Sasha Kovaliovshared an impression6 months ago
👍
🚀Unputdownable

Grigoriy Maltsev
Grigoriy Maltsevshared an impression11 months ago
👍

до дрожи

🚀Unputdownable

QuotesAll

Мы всегда торопимся, — пробормотал Патрик. — Всегда нас что–то или кто–то подгоняет. Быстрее, ещё быстрее… А нельзя ли ещё быстрее? Можно, отвечаем мы. Пожалуйста!… Нет времени осмотреться. Нет времени подумать. Нет времени разобраться — зачем и стоит ли? А потом появляется Волна. И мы опять торопимся.
Мне и так хорошо. Я тебя люблю. Никуда не хочу идти. С какой стати? А ты бы пошла?
– Не знаю.
– Это потому, что ты любишь недостаточно. Человек, который любит достаточно, никогда никуда не ходит.
Человек говорит и действует, думал он. И все это внешние проявления каких-то процессов в глубине его натуры. У большинства людей натура довольно мелкая, и поэтому любые ее движения немедленно проявляются внешне, как правило, в виде пустой болтовни и бессмысленного размахивания руками. А у таких людей, как Камилл, эти процессы должны быть очень мощными, иначе они не пробьются к поверхности.
он умел и любил работать руками. Это всегда развлекало его и на какое-то время давало ему то радостное ощущение собственной значимости и полезности, без которого совершенно невозможно жить в наше время.
Всегда нас что-то или кто-то подгоняет. Быстрее, еще быстрее… А нельзя ли еще быстрее? Можно, отвечаем мы. Пожалуйста!.. Нет времени осмотреться. Нет времени подумать. Нет времени разобраться – зачем и сто́ит ли?
Это потому, что ты любишь недостаточно. Человек, который любит достаточно, никогда никуда не ходит.
Он вспомнил, как старый Ничепоренко поглядел однажды с задумчивостью в его, Роберта, преданные глаза и промолвил: «Милый Скляров, вы сложены как античный бог. И, как всякий бог, простите меня, вы совершенно не совместимы с наукой…»
Нуль-физик. «Где вы работаете?» – «Я нуль-физик». Изумленно-восхищенный взгляд. «Слушайте, расскажите, пожалуйста, что это такое – нуль-физика? Я никак не могу понять».– «Я тоже». Н-да…
Забавно, однако. Вот мы совершенствуемся, совершенствуемся, становимся лучше, умнее, добрее, а до чего всё–таки приятно, когда кто–нибудь принимает за тебя решение…
Любить надо уметь. А вы не умеете. Вы только рассуждаете о любви. Вы не любите любовь. Вы любите о ней рассуждать.
Это эмоции, Патрик! Знаешь?.. Как бы это тебе попроще, попонятнее?.. Ну, не вполне алгоритмируемые возмущения в сверхсложных логических комплексах. Воспринял?
– В порядке очереди, Карл,– буркнул Матвей.
Если я попаду под поезд, и мне перережут живот, и мои внутренности смешаются с песком и намотаются на колеса, и если в этот последний миг меня спросят: «Ну что, и теперь жизнь прекрасна?» – я скажу с благодарным восторгом: «Ах, как она прекрасна!
Весь их мир постоянной спешки, постоянных заумных разговоров, вечного недовольства и озабоченности, весь этот внечувственный мир, где презирают ясное, где радуются только непонятному, где люди забыли, что они мужчины и женщины,– все это было далеко-далеко… Здесь была только ночная степь, на сотни километров одна только пустая степь, поглотившая жаркий день, теплая, полная темных, возбуждающих запахов.
Я очень интересный человек: все, что я говорю, старо, все, о чем я думаю, банально, все, что мне удалось сделать, сделано в позапрошлом веке.
Снова заверещал сигнал.
– Опять,– сказала Таня.
– Пускай. Меня нет. Я помер. Меня съели землеройки. Мне и так хорошо. Я тебя люблю. Никуда не хочу идти. С какой стати? А ты бы пошла?
Это было бы нечестно. А ребенку не нужен хороший отец. Ему нужен хороший учитель. А человеку – хороший друг. А женщине – любимый человек. И вообще поговорим лучше о стежках-дорожках.
Это японская пословица: «Нет лекарства, которое излечивает дурака».
Разговоры на моральные темы всегда очень трудны и неприятны. И слишком часто разуму и логике мешает в этих разговорах наше чисто эмоциональное «хочу» и «не хочу», «нравится» и «не нравится». Но существует объективный закон, движущий человеческое общество. Он не зависит от наших эмоций. И он гласит: человечество должно познавать. Это самое главное для нас – борьба знания против незнания. И если мы хотим, чтобы наши действия не казались нелепыми в свете этого закона, мы должны следовать ему, даже если нам приходится для этого отступать от некоторых врожденных или заданных нам воспитанием идей.
Я очень интересный человек: все, что я говорю, старо, все, о чем я думаю, банально, все, что мне удалось сделать, сделано в позапрошлом веке. Я не просто дубина, я дубина редкостная, музейная, как гетманская булава

On the bookshelvesAll

Вадим Барсуков

Стругацкие

Евгений

Братья Стругацкие

Marina Fanakina

100 книг от Быкова

Евгений Русов

Стругацкие

Related booksAll

Related booksAll

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

Попытка к бегству

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

Беспокойство

Аркадий Стругацкий

Парень из преисподней

Аркадий Стругацкий

Путь на Амальтею

Аркадий Стругацкий

Второе нашествие марсиан

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

Извне

Аркадий Стругацкий

Благоустроенная планета

On the bookshelvesAll

Стругацкие

Братья Стругацкие

100 книг от Быкова

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)