Небесный Стокгольм, Олег Нестеров
Read

Небесный Стокгольм

Петр, Антон и Кира — три закадычных друга, чья юность выпала на начало шестидесятых прошлого века, эпоху расцвета стиляг и ожидания свободы. Упразднено Четвертое управление контрразведки, написан «Бабий Яр» Евтушенко, напечатан «Один день из жизни Ивана Денисовича» Солженицына, литературные чтения собирают стадионы… но стране требуются безвестные герои, «специалисты по юмору», которые будут придумывать и запускать в массы анекдоты. Мыслящей прослойке общества нужно выпустить пар, так пусть они рассказывают друг другу анекдоты и смеются…
Три товарища становятся теми самыми «специалистами по юмору», всё начинается как забавная игра, вроде бы не всерьез, но кто знает, чем каждому из них придется пожертвовать ради службы государству…
Так мог бы написать свой «Звездный билет» Василий Аксенов, если бы дожил до наших дней!
more
Impression
Add to shelf
Already read
444 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

Восхитительный, глубокий, светлый роман о 60-х. Роман воспитания. Как в переплетении общественных и государственных событий формирования характеры, потребности, мировоззрение. Роман, оставляющий надежду, что в любых обстоятельствах можно остаться человеком. И о том, как важно жить осмысленно

Galia Perekrestova
Galia Perekrestovashared an impression7 months ago
👍

Прекрасно, тепло, замечательно написано и история сама по себе замечательная. Интересное и какое то родное чтение.

Юля
Юляshared an impression9 months ago
💞Loved Up
🔮Hidden Depths

Huve
Huveshared an impression25 days ago
👎
💤Borrrriiinnng!

Вроде красиво написано. Но какой-то он предельно герметичный. Я так и не смог пробиться к эмоциям и ощущению времени. Не дочитал.

Sasha Lyutenko
Sasha Lyutenkoshared an impression2 months ago
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Malinina Maria
Malinina Mariashared an impression3 months ago
👍
🚀Unputdownable

Olga Shokhina
Olga Shokhinashared an impression3 months ago
👍
🎯Worthwhile

В 1968 поняли,что надо потерпеть и лучшие времена наступят...но никто и не мог представить,что терпеть будут ещё 20(!) лет...книга прочитана на одном дыхании:например,фигура Хрущева дана интересно,живо,не как обычно в образе "простока-кукурузника",молодёжь описана реалистично,но не такими были мои мама и папа,это всё же московская картинка-в провинции всё было,как обычно,вяло.Книга живая и нескучная.

👍
🚀Unputdownable

Хорошая книга. Приоткрывает завесу о том "как это всё у них было" (говоря о наших родителях)

Alexandra Pletneva
Alexandra Pletnevashared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Max Aleksashkin
Max Aleksashkinshared an impression4 months ago
🎯Worthwhile

Хорошая.

Yan Barsky
Yan Barskyshared an impression4 months ago
😄LOLZ
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

👍

Andrey Kutuzov
Andrey Kutuzovshared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Потрясающая книга! Атмосферная и честная..

😄LOLZ
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Очень понравилась.

fete
feteshared an impression5 months ago
👍
💡Learnt A Lot

Анна П.
Анна П.shared an impression6 months ago
👍

Antonis Ikarias
Antonis Ikariasshared an impression7 months ago
🙈Lost On Me

Maya Gorodova
Maya Gorodovashared an impression7 months ago
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

QuotesAll

Вообще система вас угробить может только физически. Ежели система вас ломает как индивидуума, это свидетельство вашей собственной хрупкости. И смысл данной системы, может быть, именно в том, что она выявляет хрупкость эту, сущность человека вообще, наиболее полным образом.
Соломон Волков.
Знаешь, — сказал вдруг Петя, — а я иногда считываю судьбы людей. Как-то раз сидел вечером на лавочке, а мимо меня люди шли. Просто сидел. Солнце почти зашло. Ласточки летают. Я на кого-то вдруг посмотрел и все про него понял — что у него было, что будет. За секунду, и не словами, а так, будто знание вошло. Сидел и смотрел — и про каждого понимал. Потом вдруг раз — и выключилось. Теперь бывает такое, но редко. Чаще, когда я смотрю на прохожих или на людей в метро, я в них детей вижу.
Слышали, есть такая мудрость китайская, что-то типа: «Желаю тебе найти такую работу, чтобы не понимать, когда у тебя выходные, когда будни»?
Группа солнечной радости и светящегося противоречия
— Вот смотри, Мухин, теоретически я могу Верой управлять разными способами. Могу силой — бить ее, к примеру, по вечерам.
Вера посмотрела на него с интересом.
— Могу на зависимость подсадить, скажем, от члена. Могу деньгами, в меха одевать и камешки навешивать. Могу, в конце концов, к попам отвести — ручная станет. Могу иногда страшные истории рассказывать о том, как баба-дура мужика потеряла. Причем все эти способы — уровни с возрастающей эффективностью. Но при этом на каждый из них мне нужно будет убивать все больше и больше времени. А есть способ абсолютно беспроигрышный.
— Это какой же? — спросила Белка.
— Да просто любить ее, — предположила Катя.
— Если мы начнем с ней одинаково на мир смотреть. Тогда мне ею и управлять не нужно будет.
Вообще система вас угробить может только физически. Ежели система вас ломает как индивидуума, это свидетельство вашей собственной хрупкости. И смысл данной системы, может быть, именно в том, что она выявляет хрупкость эту, сущность человека вообще, наиболее полным образом.
Соломон Волков.
Диалоги с Иосифом Бродским
Небо-то опустело, — улыбнулся Кира. — Раньше там ангелы летали, Бог на облаке сидел. Всех разогнали. Теперь нужно его как-то заселять
Им открыла высокая крупная девушка. Подставила щеку Антону и строго представилась:
— Вера.
Захотелось сразу снять ботинки.
Аксель начал читать сначала:
— «О, сколько нам открытий чудныхготовит просвещенья дух,и опыт, сын ошибок трудных,и гений, парадоксов друг.И случай, бог-изобретатель».
Если мы не впустим на последнем этапе Его Величество Случай, Попутчика, имя которого лучше всуе и не произносить, мы останемся без паруса, с одним веслом. Или вообще с ладошками, — улыбнулся он. — Но впускать его в процесс можно лишь тогда, когда вы дошли до предела своих человеческих возможностей, использовав все свои знания, весь свой опыт и скромный гений. Иначе вы его не почувствуете, и бесконечность не откроется. Атак-любая случайность поведет, куда нужно. Ацидофилин, к примеру.
Нельзя обращать счастье в свое прошлое или будущее, это по меньшей мере отвлекает от счастья настоящего. От настоящего счастья. В каждое мгновение жизни совершается что-то по-своему главное.
Может, счастье просто разлито по жизни миллионом крохотных мгновений? И внутри каждого такого мгновения можно ощутить выход в счастливую бесконечность? Как в открытый космос? Испытать ничем не обоснованную радость, просто так, от созерцания мира, от его обожания, оттого, что мир в тебе. Все в тебе. И счастье в тебе. Наверное, только слабость может вытащить счастье наружу и заставить мечтать о нем как о чем-то реальном, скажем, как о коньках зимой. А если ты вдруг обретаешь силу, то сразу перестаешь о нем думать пассивно. И отодвигать его куда-то в будущее. И измерять во времени.
Если мной кто-то захочет управлять, будет заставлять что-то делать, это одно, а если меня красивая девушка вдохновит на то же самое — крылья вырастут.
Первого января в эфир вышла новая передача — информационная программа «Время». В начале красивая заставка, музыка запоминающаяся, современная студия, репортажи. Форма была хороша, вот только к содержанию сразу возникли вопросы. Петя сразу вспомнил неживые марши на проспекте Калинина, тут тоже повеяло мертвечиной, картина жизни в стране давалась какая-то перекошенная, как будто всех нужно было немедленно в чем-то убедить, но с аргументами явно были проблемы. Язык — неживой. Информация — необязательная, высосанная из пальца. Непонятно, кто говорит непонятно с кем. В своем «солнечном сплетении» он видел: совсем по-другому живет страна и о другом говорит.
— Слышали, есть такая мудрость китайская, что-то типа: «Желаю тебе найти такую работу, чтобы не понимать, когда у тебя выходные, когда будни»? — спросил Петя.
— Утопия очередная. — Мухин поднял свою рюмку. — Кончится тем, что все на гитарах начнут играть. В лучшем случае.
при капитализме человек эксплуатирует человека, а при социализме наоборот.
— Я не кибернетик, я программист, — обиделся Эдик. — Меня тела машин не интересуют, я про их души.
— Дирижер управляет или вдохновляет? — задал ему простой вопрос Кира.
— Управляет, конечно. Перед ним такая орава сидит. И на сцене, если это спектакль, много чего происходит.
— А мне кажется, что в первую очередь он вдохновляет, — не согласился Петя. — Музыканту это важнее. Да и всем важнее. Если мной кто-то захочет управлять, будет заставлять что-то делать, это одно, а если меня красивая девушка вдохновит на то же самое — крылья вырастут
чувство юмора — отыскать смешное в несмешном. Уметь подняться над ситуацией и посмотреть на себя со стороны. Не все это могут, некоторым силы духа не хватает
рассказ Антона про «Коллективного Курчатова», Совет по науке, который создал при себе Хрущев. Как этот «Курчатов» с трудом отстоял и спас весь район от затопления, ведь, если бы там построили Нижнеобскую ГЭС, н
пам отвести — ручная станет. Могу иногда страшные истории рассказывать о том, как баба-дура мужика потеряла. Причем все эти способы — уровни с возрастающей эффективностью. Но при этом на каждый из них мне нужно будет убивать все больше и больше времени. А есть способ абсолютно беспроигрышный.
— Это какой же? — спросила Белка.
— Да просто любить ее, — предположила Катя.
— Если мы начнем с ней одинаково на мир смотреть. Тогда мне ею и управлять не нужно будет.

On the bookshelvesAll

Ох, уж этот 2017, Lelya Nisevich

Lelya Nisevich

Ох, уж этот 2017

Редакция Юлии Качалкиной: новая российская проза, Издательство «РИПОЛ классик»

Издательство «РИПОЛ классик»

Редакция Юлии Качалкиной: новая российская проза

Современная российская проза, Игорь Шрайнер

Игорь Шрайнер

Современная российская проза

2016, Бузин Алексей

Бузин Алексей

2016

Related booksAll

Related booksAll

Московская экскурсия, Памела Трэверс

Памела Трэверс

Московская экскурсия

HHhH, Лоран Бине

Лоран Бине

HHhH

Калейдоскоп. Расходные материалы, Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов

Калейдоскоп. Расходные материалы

Шум времени, Джулиан Барнс

Джулиан Барнс

Шум времени

Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века, Андрей Зорин

Андрей Зорин

Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века

Безгрешность, Джонатан Франзен

Джонатан Франзен

Безгрешность

Лингво. Языковой пейзаж Европы, Гастон Доррен

Гастон Доррен

Лингво. Языковой пейзаж Европы

On the bookshelvesAll

Ох, уж этот 2017, Lelya Nisevich

Ох, уж этот 2017

Редакция Юлии Качалкиной: новая российская проза, Издательство «РИПОЛ классик»

Редакция Юлии Качалкиной: новая российская проза

Современная российская проза, Игорь Шрайнер

Современная российская проза

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)