Люди в голом, Андрей Аствацатуров
Read

Люди в голом

Дебютный роман Андрея Аствацатурова (профессионального филолога, знатока Генри Миллера, внука знаменитого советского литературоведа В.М. Жирмунского) напоминает своей интонацией лучшие страницы Сергея Довлатова, Вуди Аллена и Павла Санаева. Герой-рассказчик – питерский «интеллигент в очках» – проводит читателя по местам своего поздне советского детства и университетской юности, всюду сохраняя острую наблюдательность, самоиронию и блестящее чувство юмора.
more
Impression
Add to shelf
Already read
214 printed pages
Современная проза

Related booksAll

Люди в голом, Андрей Аствацатуров
Люди в голом
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Tatiana  Kozlova
Tatiana Kozlovashared an impression5 months ago
👎
💩Utter Crap
💤Borrrriiinnng!

Псевдофилосовский недоюмористический поток сознания.

Irine Karabak
Irine Karabakshared an impression9 months ago

Много на что похоже, в общем очень средненько. Интересно только с одной точки зрения: как формируются талантливые авторы? Вывод как всегда один: а фиг знает, варево каждый раз разное и единой закономерности нет:-)

😄LOLZ
🔮Hidden Depths

Очень атмосферная и веселая авторская история. Читается легко и непринуждённо поднимая кучу воспоминаний и подчеркивая предрассудки, особенности нашего общества.

👍

Doc Orkenstein
Doc Orkensteinshared an impression7 months ago
👎
💩Utter Crap

Мудянка

Marat Ilikpaev
Marat Ilikpaevshared an impression9 months ago

Сумбур

😄LOLZ

Забавно. Но Сорокина неудачно простебал, натянуто

👍
😄LOLZ
🌴Beach Bag Book

Diana Vladimirova
Diana Vladimirovashared an impression11 months ago
🐼Fluffy

Интересно! Местами смешно и забавно!

👍
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💧Soppy

Действительно, немного похоже на Довлатова, только читать приятнее, хотя алкоголь и мордобой тоже встречаются. Довольно часто на протяжении книги смеялась в голос, хотя были и места (размышления автора на отвлеченные темы), которые пришлось пролистать, потому что стало скучновато (этим поступком я не горжусь).

Roman Tolmachev
Roman Tolmachevshared an impression11 months ago
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

Шедевр, только одно слово хаха!

😄LOLZ

🔮Hidden Depths

Просто, но со вкусом!

🐼Fluffy

Tamara Alkhanishvili
Tamara Alkhanishvilishared an impressionlast year
👍

Как всегда, интересно и смешно

Fatima Baste
Fatima Basteshared an impressionlast year
😄LOLZ

Julia Mnizhek
Julia Mnizhekshared an impression23 days ago

Сразу отмечу, что очень люблю Аствацатурова как лектора, заслушиваюсь его лекциями по литературе. Книга оставила двойственное впечатление. С одной стороны, личные, даже изнаночные что ли, истории, которые цепляют. Чрезвычайно интересно слушать такие за бокалом с друзьями, например. С другой, чего-то как будто не хватает. Или, если правильнее, мне не хватило. То ли чуть больше атмосферы, то ли чуть больше истории. В целом, рекомендовала бы к прочтению любителям историй про интеллигенцию Санкт-Петербурга.

Nadya Sinyutina
Nadya Sinyutinashared an impression2 months ago
😄LOLZ

charlie829
charlie829shared an impression4 months ago
👎

Муть

QuotesAll

Вот и с Москвой так. Гуляешь себе по бульвару, заприметил какое-нибудь здание. Хочется поближе подойти, получше рассмотреть. Тем более, вот и улица эта к нему ведет. Пошел по улице, а она куда-то заворачивает. Ты все идешь-идешь и выходишь к какому-то казино. А здание твое осталось где-то в стороне, и до него теперь, оказывается, надо полтора часа добираться с тремя пересадками.
детей. В книгах нечего ловить и нечего искать. Их сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Прочитав книги, люди глупеют окончательно, и тогда с ними можно делать все что угодно.
А один – это не тогда, когда людей рядом нет. Один – это когда у тебя ничего нет.
Лицо его на протяжении всего вечера сохраняло выражение скучной покорности человека, которого провидение заставило вопреки его воле постичь все тайны мира, открыть все двери, проплыть моря (да что там моря – океаны!), прожить несколько жизней, сорвать у голубой реки мистический цветок, умереть и вернуться подобно эпическому герою из мира мертвых. Его взгляд словно говорил: все в мире опознано, названо, пронумеровано, и люди ничуть не изменились за те нескольк
Тут же рядом стояла моя двоюродная сестра. Круглая отличница. Она заканчивала школу. Ее лицо выражало готовность сразу же действовать, если старшие чего-нибудь попросят. В свою очередь, моя физиономия ничего подобного не выражала. А если что-то и выражала, то как раз ровно обратное: готовность послать всех, особенно старших, в задницу.
Сама преисподняя, преисполнившись гнева, предстала перед нами в исподнем
Родители не поощряли моей дружбы с Безенцовым. Они, видимо, подозревали, что его мнение для меня гораздо важнее их собственного.
— Безенцов этот, я погляжу, твой духовный вождь, — иронически говорил папа.
Выражение «духовный вождь» мне очень нравилось. Я его тогда часто повторял.
— А кто у тебя духовный вождь? — спросил я однажды папу.
— Иммануил Кант, — коротко бросил папа, и больше с подобными вопросами я к нему не приставал.
Я начал думать, размышлять, чего прежде никогда не делал.
Здравствуй, Андрей-гонорей! – раздался в трубке голос Мити Калугина. Митя учился на два курса старше и теперь работал переводчиком.
На дне рождения Насти из всех гостей я был единственным мальчиком. Остальные были девочки. Привели еще какого-то Вадика. Но он был сыном знакомых Настиной мамы. Когда мы маленькие, такие вот “вадики” неизбежны на наших днях рождения. Вадик сидел на противоположном от меня конце стола и исподлобья на всех смотрел.
– Я все понял, Андрюшечка. Мы не будем никогда читать лекции, писать статьи. Мы закончим филфак, и нас, как двух мудаков, посадят перебирать какие-нибудь замусоленные карточки. А потом…
“Американские насильники насилуют вьетнамскую женщину в голом.
Женщина в голом зовет на помощь.
Подлые смехи”.
Облачаясь в слово, жизнь иссякает. А
Оказалось, он поумнел на фронте, в 1945 году, во время Балатонской операции. Угрюмый, тогда еще молодой и кудрявый, сидел в окопе вместе со своим другом. Друг ел кашу и радостно причмокивал. Угрюмый свою кашу уже доел. Но ему хотелось еще. Он с неприязнью смотрел на своего друга, который ловко орудовал алюминиевой ложкой. Внезапно послышался пронзительный свист, а затем чудовищный грохот. Угрюмый закрыл глаза и повалился на дно окопа. Когда он их открыл, друг сидел в той же позе, только у него теперь не было головы. Ее оторвало осколком снаряда. Зато обе руки были на месте. И они по-прежнему прижимали к груди миску с кашей. Угрюмый не растерялся. Он аккуратно разжал другу пальцы, забрал миску и спокойно доел кашу.
В книгах нечего ловить и нечего искать. Их сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Прочитав книги, люди глупеют окончательно, и тогда с ними можно делать все что угодно
Москва небрежно размашиста. Словно кто-то, очень славный и добрый, не на шутку расщедрился и сбросил дорогую шубу с плеч: вот, мол, люди, соседи дорогие, все для вас, пользуйтесь, владейте. Я вам тут в кучу все свалил, а вы разбирайтесь, берите, чего хотите! Если не понравится, говорите! Не стесняйтесь! Я вам другое принесу, поновее, поинтереснее!
Москва готова постоянно вас удивлять.
Это как в детстве. Проснулся в свой день рождения раньше всех. А в комнате на столе рядом с твоей кроватью много-много подарков. И солнце радостно пробивается сквозь шторы. И потом еще вечером придут гости – и снова будут подарки, поздравления и праздничный стол со всякими вкусностями. Вот и с Москвой так. Гуляешь себе по бульвару, заприметил какое-нибудь здание. Хочется поближе подойти, получше рассмотреть. Тем более, вот и улица эта к нему ведет. Пошел по улице, а она куда-то заворачивает. Ты все идешь-идешь и выходишь к какому-то казино. А здание твое осталось где-то в стороне, и до него теперь, оказывается, надо полтора часа добираться с тремя пересадками
Власть – она ведь существует только за счет своей непредсказуемости.
Олегу Табонину. Сейчас он известный филолог, профессор, живет за границей
Слово, произнесенное с чувством, от сердца к сердцу, почему-то часто напоминает спотыкающегося на все четыре копыта коня, на котором не то что не поскачешь галопом – выехать за ворота собственного дома не сможешь. А воображение придает весомость и стать, заставляет твоего коня бодро встрепенуться. Теперь ты можешь и за ворота выехать, и с княжной покататься бок о бок, многозначительно придерживая ее затянутую в корсет талию. Если твой конь вдруг забалуется, потянется мордой пощипать траву или поскачет слишком проворно, так на то тебе голова и дана: думай, используй поводья. Или хлыст…
Протягивая горожанам ладони больших площадей,

On the bookshelvesAll

Book House, Мария Мусихина
Мария Мусихина
Book House
mamchik, Irina  Myazina
Irina Myazina
mamchik
2017, Мария Плотникова
Мария Плотникова
2017

Related booksAll

Скунскамера, Андрей Аствацатуров
Андрей Аствацатуров
Скунскамера
Осень в карманах, Андрей Аствацатуров
Андрей Аствацатуров
Осень в карманах
Шум времени, Джулиан Барнс
Джулиан Барнс
Шум времени
Нет, Линор Горалик, Сергей Кузнецов
Линор Горалик, Сергей Кузнецов
Нет
Небесный Стокгольм, Олег Нестеров
Олег Нестеров
Небесный Стокгольм
Когда грабить банк и другие лайфхаки, Стивен Дабнер, Стивен Левитт
Стивен Дабнер, Стивен Левитт
Когда грабить банк и другие лайфхаки
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)