Read

Люди в голом

Дебютный роман Андрея Аствацатурова (профессионального филолога, знатока Генри Миллера, внука знаменитого советского литературоведа В.М. Жирмунского) напоминает своей интонацией лучшие страницы Сергея Довлатова, Вуди Аллена и Павла Санаева. Герой-рассказчик – питерский «интеллигент в очках» – проводит читателя по местам своего поздне советского детства и университетской юности, всюду сохраняя острую наблюдательность, самоиронию и блестящее чувство юмора.
more
Impression
Add to shelf
Already read
214 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Tatiana  Kozlova
Tatiana Kozlovashared an impressionlast month
👎
💩Utter Crap
💤Borrrriiinnng!

Псевдофилосовский недоюмористический поток сознания.

Irine Karabak
Irine Karabakshared an impression5 months ago

Много на что похоже, в общем очень средненько. Интересно только с одной точки зрения: как формируются талантливые авторы? Вывод как всегда один: а фиг знает, варево каждый раз разное и единой закономерности нет:-)

😄LOLZ
🔮Hidden Depths

Очень атмосферная и веселая авторская история. Читается легко и непринуждённо поднимая кучу воспоминаний и подчеркивая предрассудки, особенности нашего общества.

👍

Doc Orkenstein
Doc Orkensteinshared an impression3 months ago
👎
💩Utter Crap

Мудянка

Marat Ilikpaev
Marat Ilikpaevshared an impression5 months ago

Сумбур

😄LOLZ

Забавно. Но Сорокина неудачно простебал, натянуто

👍
😄LOLZ
🌴Beach Bag Book

Diana Vladimirova
Diana Vladimirovashared an impression7 months ago
🐼Fluffy

Интересно! Местами смешно и забавно!

👍
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💧Soppy

Действительно, немного похоже на Довлатова, только читать приятнее, хотя алкоголь и мордобой тоже встречаются. Довольно часто на протяжении книги смеялась в голос, хотя были и места (размышления автора на отвлеченные темы), которые пришлось пролистать, потому что стало скучновато (этим поступком я не горжусь).

Roman Tolmachev
Roman Tolmachevshared an impression7 months ago
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

Шедевр, только одно слово хаха!

😄LOLZ

🔮Hidden Depths

Просто, но со вкусом!

🐼Fluffy

Tamara Alkhanishvili
Tamara Alkhanishvilishared an impressionlast year
👍

Как всегда, интересно и смешно

Fatima Baste
Fatima Basteshared an impressionlast year
😄LOLZ

QuotesAll

детей. В книгах нечего ловить и нечего искать. Их сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Прочитав книги, люди глупеют окончательно, и тогда с ними можно делать все что угодно.
А один – это не тогда, когда людей рядом нет. Один – это когда у тебя ничего нет.
Тут же рядом стояла моя двоюродная сестра. Круглая отличница. Она заканчивала школу. Ее лицо выражало готовность сразу же действовать, если старшие чего-нибудь попросят. В свою очередь, моя физиономия ничего подобного не выражала. А если что-то и выражала, то как раз ровно обратное: готовность послать всех, особенно старших, в задницу.
Вот и с Москвой так. Гуляешь себе по бульвару, заприметил какое-нибудь здание. Хочется поближе подойти, получше рассмотреть. Тем более, вот и улица эта к нему ведет. Пошел по улице, а она куда-то заворачивает. Ты все идешь-идешь и выходишь к какому-то казино. А здание твое осталось где-то в стороне, и до него теперь, оказывается, надо полтора часа добираться с тремя пересадками.
Сама преисподняя, преисполнившись гнева, предстала перед нами в исподнем
Родители не поощряли моей дружбы с Безенцовым. Они, видимо, подозревали, что его мнение для меня гораздо важнее их собственного.
— Безенцов этот, я погляжу, твой духовный вождь, — иронически говорил папа.
Выражение «духовный вождь» мне очень нравилось. Я его тогда часто повторял.
— А кто у тебя духовный вождь? — спросил я однажды папу.
— Иммануил Кант, — коротко бросил папа, и больше с подобными вопросами я к нему не приставал.
В книгах нечего ловить и нечего искать. Их сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Прочитав книги, люди глупеют окончательно, и тогда с ними можно делать все что угодно
Москва небрежно размашиста. Словно кто-то, очень славный и добрый, не на шутку расщедрился и сбросил дорогую шубу с плеч: вот, мол, люди, соседи дорогие, все для вас, пользуйтесь, владейте. Я вам тут в кучу все свалил, а вы разбирайтесь, берите, чего хотите! Если не понравится, говорите! Не стесняйтесь! Я вам другое принесу, поновее, поинтереснее!
Москва готова постоянно вас удивлять.
Это как в детстве. Проснулся в свой день рождения раньше всех. А в комнате на столе рядом с твоей кроватью много-много подарков. И солнце радостно пробивается сквозь шторы. И потом еще вечером придут гости – и снова будут подарки, поздравления и праздничный стол со всякими вкусностями. Вот и с Москвой так. Гуляешь себе по бульвару, заприметил какое-нибудь здание. Хочется поближе подойти, получше рассмотреть. Тем более, вот и улица эта к нему ведет. Пошел по улице, а она куда-то заворачивает. Ты все идешь-идешь и выходишь к какому-то казино. А здание твое осталось где-то в стороне, и до него теперь, оказывается, надо полтора часа добираться с тремя пересадками
Власть – она ведь существует только за счет своей непредсказуемости.
Олегу Табонину. Сейчас он известный филолог, профессор, живет за границей
Слово, произнесенное с чувством, от сердца к сердцу, почему-то часто напоминает спотыкающегося на все четыре копыта коня, на котором не то что не поскачешь галопом – выехать за ворота собственного дома не сможешь. А воображение придает весомость и стать, заставляет твоего коня бодро встрепенуться. Теперь ты можешь и за ворота выехать, и с княжной покататься бок о бок, многозначительно придерживая ее затянутую в корсет талию. Если твой конь вдруг забалуется, потянется мордой пощипать траву или поскачет слишком проворно, так на то тебе голова и дана: думай, используй поводья. Или хлыст…
Протягивая горожанам ладони больших площадей,
Он человек криминального склада, работает бандитом в небольшом провинциальном городе.
Однажды, приехав в Стокгольм, я испытал прилив патриотических чувств, когда зашел в туалет в здании городской Ратуши (то самое здание, где вручают Нобелевскую премию). Там я обнаружил надпись: “Зенит – чемпион!” Она была нацарапана очень поспешно и коряво, но заключала в себе важную мысль: премия премией, но русский человек, особенно если он родом из Питера, здесь не должен забывать о главном. И не важно, что наверху стояли Элиот, Фолкнер, Томас Манн и Анри Бергсон. Важно, что в Питере есть футбольный клуб “Зенит”. И он станет чемпионом, опозорив “мясных”, “коней” или каких-нибудь “кочегаров”…
Мне с детства казалось, да и сейчас кажется, что я ненастоящий. Что я игрушка, в которую люди почему-то неправильно играют
Человек превращается в писателя тогда, когда только начинает чему-нибудь удивляться. Когда его что-нибудь озадачит. Ну, к примеру, насущный вопрос, где взять деньги.
Как-то раз я заговорил со своей девушкой о том, что люди часто влюбляются в теле– и кинозвезд. В этом нет ничего удивительного: люди не могут жить без идеалов. Но в самой любви к звездам есть, как мне кажется, навязчивая логика. Один мой знакомый в пору своей юности был влюблен в итальянскую актрису Монику Витти. Он потом написал диссертацию о Чехове. Другой – в Мэрилин Монро. Теперь он руководит сетью торговых точек. Третий – в американскую порнозвезду. Он человек криминального склада, работает бандитом в небольшом провинциальном городе.
А читатель, он ведь как следователь или даже как женщина, что, впрочем, одно и то же
, между прочим, Андрюша, хорошо помню тебя маленьким. Тихим двенадцатилетним мальчиком в круглых очках с толстыми стеклами. И мне всегда казалось, что ты когда-нибудь попадешь в тюрьму.
“Американские насильники насилуют вьетнамскую женщину в голом.
Женщина в голом зовет на помощь.
Подлые смехи”.

On the bookshelvesAll

Мария Мусихина

Book House

janlynn

Беллетристика

Irina Myazina

mamchik

Art Timofeichuk

Андрей Аствацатуров и ко

Related booksAll

Related booksAll

Андрей Аствацатуров

Скунскамера

Андрей Аствацатуров

Осень в карманах

Андрей Аствацатуров

И не только Сэлинджер. Десять опытов прочтения английской и американской литературы

Андрей Аствацатуров

Феноменология текста: Игра и репрессия

Андрей Аствацатуров, Андрей Рубанов, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Геннадий Киселев, Герман Садулаев, Захар Прилепин, Максим Амелин, Сергей Гандлевский, Эдуард Лимонов, Юрий Мамлеев

Очарованный остров. Новые сказки об Италии (сборник)

Абилио Эстевес

Спящий мореплаватель

Александр Чудаков

Ложится мгла на старые ступени

On the bookshelvesAll

Беллетристика

mamchik

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)