Одиночество простых чисел, Паоло Джордано
Read

Одиночество простых чисел

Главные герои бестселлера “Одиночество простых чисел” – дебютного романа молодого итальянского физика Паоло Джордано – Аличе и Маттиа. Они странные, необычные, каждый со своей, сломанной детской травмой, логикой, своим восприятием мира: молчаливый мальчик, который учится только на “отлично”, и девочка, страдающая анорексией. Едва встретившись, оба ощутили, что их связывает невидимая, но прочная нить. Маттиа думал, что они с Аличе – простые числа, одинокие и потерянные, они стоят рядом, хотя и не настолько рядом, чтобы по-настоящему соприкоснуться. Но только ей он никогда не говорил об этом… Иногда он думал, что в математический ряд они попали по ошибке и выглядят как жемчужины в ожерелье.
Пронзительную историю любви и одиночества экранизировал итальянец Саверио Костанзо.
Российская премьера состоялась в рамках второго кинофестиваля Венеция – Москва (2011).
more
Impression
Add to shelf
Already read
233 printed pages
РомантикаСовременная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Julia Timotina
Julia Timotinashared an impression7 months ago

очень грустная история. и удивительная метафора - одиночество простых чисел (ну, в смысле, что они отдалены друг от друга множеством "непростых" чисел)

🚀Unputdownable

Один из тех романов, что читается за один вечер

Yulia  Tretya
Yulia Tretyashared an impression6 months ago

Странные герои и странная книга. Но читать было интересно.
Благодаря таким странным и непонятным характерам героев, книга воспринимается необычно. И прелесть ее в том, что не знаешь, что ждет тебя за повтором следующей страницы. Да, она об одиночестве. А еще она пропитана безотчетной тревогой за то, куда приведет своих героев. Как они будут жить в мире обычных людей? Научатся ли? Адаптируются ли? Или до конца останутся такими же странными

Elizaveta Voronaya
Elizaveta Voronayashared an impressionlast year
👎

Отличный пример того, как бездарно можно прожить жизнь, так и не решившись ни на что. Прочитать и забыть.

Тома Бес
Тома Бесshared an impressionlast year
👎

Сюсюськи-манипуськи! Вот читала отзывы других, что книга "милая", прочла и не нашла ничего милого. Времени потраченного жаль. Ни одного вывода. Просвистела как пуля у виска. Наверное, будет интересная тринадцатилетним школьницам. Честное слово, пора уже рядом с отзывом писать свой возраст. Хоть понятно будет до скольки люди остаются инфантильными.

👎

Никчёмная!!! Персонажи не вызывают ни сочувствия, ни симпатии, пустые и безвольные. Время, которое я потратила на эту книжку, можно было бы использовать намного лучше.

👎

👍

Inna Lyzina
Inna Lyzinashared an impression6 months ago
👎

Elena Rastegaeva
Elena Rastegaevashared an impression7 months ago
🚀Unputdownable
💧Soppy

Тяжелая. Правдивая. Страшная книга

💞Loved Up

Nase Stepanyan
Nase Stepanyanshared an impression8 months ago
🎯Worthwhile
🐼Fluffy

Странные впечатления,..

Inna
Innashared an impression9 months ago
💧Soppy

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Один вопрос: почему? Почему все так закончилось? Это ужасно.

lavroha94879
lavroha94879shared an impressionlast year
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

Masha Sterkhova
Masha Sterkhovashared an impressionlast year
🐼Fluffy

highflying
highflyingshared an impressionlast year
🐼Fluffy

Verona Kelebra
Verona Kelebrashared an impressionlast year
💞Loved Up
🐼Fluffy
💧Soppy

Лайтовая грустная книга для дождливого вечера у камина,меланхоликам рекомендую

Maris Safin
Maris Safinshared an impression2 years ago
🐼Fluffy

QuotesAll

вообще глупо сожалеть о времени, которое проводишь совсем не там, где хотелось бы.
Она устала от того, что каждый ее поступок неизменно оказывается непоправимым, бесповоротным.
Ее тело взывало о помощи, каждый нерв кричал об этом, но она не привыкла потакать своему телу, она не любила его.
Характер – это судьба, говорила она себе, вспоминая школьные годы и тот день, когда уехал Маттиа, а потом вскоре ушла и ее мать. Они отправились в разных направлениях, но в одинаковой мере были далеки от нее.
Простые числа делятся только на единицу и на самих себя. Они занимают свое место в бесконечном ряду натуральных чисел, находясь, как и прочие, между двумя соседними, но никогда не стоят рядом. Маттиа находил их чудесными, хотя и подозрительными. Иногда он думал, что в математический ряд они попали по ошибке и выглядят в нем, как жемчужины в ожерелье. А порой, напротив, полагал, что им было бы приятно ничем не отличаться от других, быть как все, самыми обыкновенными числами, но по какой-то причине они не способны на это. Такое соображение приходило ему в голову главным образом по вечерам в том хаотичном чередовании образов, которые предшествуют засыпанию, когда разум слишком слаб, чтобы обманывать самого себя.
В первый же год занятий в университете Маттиа прослушал курс лекций, из которого узнал, что среди простых чисел есть совсем особенные. Математики называют их парными, или числами-близнецами. Это пары простых чисел, которые стоят рядом, то есть почти рядом, потому что между ними всегда оказывается натуральное число, которое мешает им по-настоящему соприкоснуться.
Это 11 и 13, 17 и 19, 41 и 43. Если хватит терпения считать дальше, то выясняется, что такие пары встречаются все реже и реже. Простые числа оказываются все более отдаленными друг от друга, в полной, так сказать, изоляции в этом беззвучном и ритмичном пространстве, состоящем только из цифр, и тогда невольно возникает тревожная мысль, что все предыдущие пары — явление чисто случайное и истинная их судьба — всегда оставаться в одиночестве. А потом, когда вы уже готовы отступить, когда уже нет охоты считать дальше, вдруг натыкаетесь на еще пару чисел-близнецов, крепко жмущихся друг к другу. Среди математиков живет общее убеждение, что, если двигаться дальше, непременно найдутся следующие числа-близнецы, хотя никто не может сказать заранее, где именно они обнаружатся.
Маттиа думал, что они с Аличе — два вот таких простых числа, пара чисел-близнецов, одиноких и потерянных, близких, но недостаточно, чтобы по-настоящему соприкоснуться друг с другом. Он никогда не говорил ей об этом. А если и представлял, что говорит, то руки его мгновенно иссыхали, утрачивая всякую влажность настолько, что он целых десять минут не мог ни к чему прикоснуться.
Маттиа старался делать все совершенно бесшумно. Он понимал, что шум в этом мире постоянно возрастает, и не хотел способствовать его увеличению. Он давно уже взял за правило тщательно следить за каждым своим движением – при ходьбе ставил ногу сначала на носок, а потом на пятку, опираясь на внешнюю сторону ступни, чтобы поменьше соприкасаться с землей. Эту технику он довел до совершенства еще несколько лет назад, когда вставал по ночам и неслышно бродил по дому в поисках чего-нибудь острого. Кожа на его руках невероятно иссыхала, и единственный способ, который позволял убедиться, что руки еще принадлежат ему, заключался в том, чтобы полоснуть по ним лезвием.
Потому что их связывает невидимая, но прочная нить, скрытая под ворохом разных мелочей, нить, которая может существовать только между людьми, увидевшими друг в друге собственное одиночество.
Маттиа осторожно покашлял в кулак, желая согреть руку. Он понимал, что Надя нервничает, но не мог сделать первый шаг. Ему было трудно пересилить себя, да он и не знал, с чего начать. Однажды Денис сказал ему, что все подходы, в сущности, одинаковы, ничего придумывать не нужно. Примерно как в шахматах — открывая игру, двигаешь пешку почти не задумываясь, и только потом требуется стратегия, чтобы развивать партию в нужном направлении
Простые числа делятся только на единицу и на самих себя. Они занимают свое место в бесконечном ряду натуральных чисел, находясь, как и прочие, между двумя соседними, но никогда не стоят рядом.
Она не любила его, но его любви хватало на обоих.
Простые числа делятся только на единицу и на самих себя. Они занимают свое место в бесконечном ряду натуральных чисел, находясь, как и прочие, между двумя соседними, но никогда не стоят рядом. Маттиа находил их чудесными, хотя и подозрительными. Иногда он думал, что в математический ряд они попали по ошибке и выглядят в нем, как жемчужины в ожерелье. А порой, напротив, полагал, что им было бы приятно ничем не отличаться от других, быть как все, самыми обыкновенными числами, но по какой-то причине они не способны на это.
любовь того, кого мы не любим, остается на поверхности и быстро испаряется.
стоило бы уметь делать все те нормальные вещи, какие делают все нормальные люди.
Она бы многое отдала, чтобы обрести легкость и беспечность, свойственные пятнадцати годам, но, пытаясь уловить эту беспечность, она вдруг обнаруживала, что ее время стремительно ускользает.
Daria
Dariahas quotedlast year
Вообще-то они спокойно относились друг к другу – без особой симпатии, но и без неприязни. У них не было ничего общего, кроме желания находиться в этот момент совсем в другом месте.
где вообще та точная грань между быть кем-то и не быть.
Его секрет носил ужасное название, которое трепыхалось, словно нейлоновое полотнище, над всеми его мыслями, стесняя дыхание.
вся пыль, скопившаяся в ее сердце за многие годы, взметнулась вихрем и затмила ей весь свет.
– Привыкнешь. В конце концов и замечать не будешь, – наконец выдавил он.
– Как? Это же останется навсегда, так и будет все время у меня на глазах.
– Вот именно, – подтвердил Маттиа. – Поэтому и перестанешь замечать.
Ему хотелось сказать, что любит учиться, потому что может делать это один, потому что все, что изучаешь, уже мертвое, холодное и пережеванное.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)