Нурит Берецки

«Я готов принять любой режим — если разум и тело будут свободны»: Неизвестное интервью Владимира Набокова

13 printed pages
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

    andreyberezin88shared an impression3 years ago

    Мне очень понравилась эта книга. И заинтересовала прочитать одну из книг Набокова.

    Arturshared an impression5 years ago
    💡Learnt A Lot

    Всегда интересно узнать что думают и как живут другие люди

    far3onashared an impression6 years ago

    Was war das?..

Quotes

    Ilyahas quoted8 years ago
    — Что вы считаете скучным, а что вас забавляет?
    — Давайте я вам вместо этого расскажу, что я ненавижу. Музыкальный фон, музыку в записи, музыку по радио, музыку из магнитофона, музыку, доносящуюся из соседней комнаты, — любую навязываемую мне музыку.
    Примитивизм в искусстве: «абстрактную» мазню, унылые символические пьески, абстрактные скульптуры из хлама, «авангардные» стихи и другие явные банальности. Клубы, союзы, братства и т. д. (За последние 25 лет я отверг, наверное, пару десятков почетных предложений о различном членстве).
    Тиранию. Я готов принять любой режим — социалистический, монархический, дворницкий — при условии, что разум и тело будут свободны.
    Атласную ткань на ощупь.
    Цирки — особенно номера с животными и крепкими женщинами, висящими в воздухе на зубах. Четырех докторов — доктора Фрейда, доктора Швейцера, доктора Живаго и доктора Кастро.
    Общественные интересы, демонстрации, шествия. Краткие словари и сокращенные справочники. Журналистские клише: «момент истины», например, или это отвратительное — «диалог».
    Глупые, неприятные вещи: футляр для очков, который теряется; вешалка, падающая в шкафу; когда рука попадает не в тот карман. Складные зонтики, у которых невозможно найти кнопку. Неразрезанные страницы, узелки на шнурках. Колючая поросль на лице того, кто пропустил утреннее бритье. Дети в поездах. Процесс засыпания.
    Ксения Гордееваhas quoted3 years ago
    — Что вы думаете о ситуации на Ближнем Востоке?
    — Существует несколько областей, где мои познания позволяют мне быть экспертом: некоторые виды бабочек, Пушкин, искусство игры в шахматы, перевод с английского, русского, французского и обратно, игра слов, романы, бессонница и бессмертие. Но политика к ним не относится
    tvoyakatuchahas quoted3 years ago
    Вы все еще чувствуете себя в изгнании?
    — Искусство — это изгнание. Ребенком в России я чувствовал себя чужим среди других детей. Я защищал ворота, когда мы играли в футбол, а все вратари — изгнанники.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)