ru
Free
Read

Город Эн

Леонид Иванович Добычин — талантливый и необычный прозаик начала XX века, в буквальном смысле «затравленный» партийной критикой, — он слишком отличался от писателей, воспевавших коммунизм. Добычин писал о самых обычных людях, озабоченных не мировой революцией, а собственной жизнью, которые плакали и смеялись, радовались маленьким радостям жизни и огорчались мелким житейским неурядицам, жили и умирали.
more
Impression
Add to shelf
Already read
96 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Эл Гревилл
Эл Гревиллshared an impression6 days ago
👍

Очень трогательные записи "становящегося" человека: за спокойным и отстранённым повествованием кипит страшная жизнь, которая анализируется героем все глубже одновременно с расширением литературного кругозора. Так, одиночество "лермонтовского демона" сменяется у него разочарованностью "мольеровского мизантропа"

Elena Fofanova
Elena Fofanovashared an impression16 days ago
👍
💀Spooky

Не верьте другим впечатлениям! Это совсем нескучно!
Много было сказано о прекрасной концовке, загадочной, что не хотелось бы снова поднимать это. Меня больше всего заинтересовало то, как история просачивается в маленький мир мальчика-школьника, это более чем завораживает.

zhumagul81
zhumagul81shared an impression3 months ago
💤Borrrriiinnng!

Alex Ivanov
Alex Ivanovshared an impression5 months ago
💩Utter Crap
💤Borrrriiinnng!

bessmertnyy23
bessmertnyy23shared an impression5 months ago
💩Utter Crap

Тошнота

💤Borrrriiinnng!

QuotesAll

Двое саней не спеша обогнали меня. – У тебя ли табак? – спросил задний мужик у переднего. Я удивился немного, услышав, что мужики, как и мы, разговаривают.
проповедь на тему о скорбях. – Не надо избегать их, – говорил он. – Бог нас посещает в них. Один святой не имел скорбей и горько плакал: «Бог забыл меня», – печалился он.
Я удивился немного, услышав, что мужики, как и мы, разговаривают.
Я обдумал, о чем говорить с ним при будущих встречах, прочел для примера разговоры Подростка с Версиловым и просмотрел «Катехизис», чтобы вспомнить смешные места.
Но беседа, к которой я так подготовился, не состоялась. Назавтра Гвоздёв подошел ко мне на перемене. На куртке у него сидел клоп. Это расхолодило меня.
Там, – произнесла Цецилия набожно и посмотрела кверху, – няньки и кухарки будут царствовать, а господа будут служить им. – Я не верил этому.
Картинка оказалась – «ангел». Весь покрытый лаком, он вдобавок был местами выпуклый. Маман наклеила его в столовой на обои. – Пусть следит, чтобы ты ел как следует, – сказала она. Сидя за едой, я всегда видел его. – Миленький, – с любовью думал я.
Я рассказал ему, как они подружились и как им хотелось жить вместе и вдвоем заниматься науками
Я тоже был счастлив. Оставив их, я потихоньку убрался в гостиную. Там я притих возле печки и слышал, как сыплется хвоя. Фонарь освещал сквозь окно ветку елки. Серебряный дождик блестел на ней.
Как в романе, – облизнувшись и посоловев, сравнила она
Шаги звучали гулко. –

On the bookshelvesAll

b1856893635

Бесплатно

Youleea Oganesian

Бесплатно

а

Россия

Ваня Смекалов

Классическая российская художественная литература

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Солоух

Естественные науки

Сергей Солоух

Игра в ящик (новая редакция)

Нурит Берецки

«Я готов принять любой режим — если разум и тело будут свободны»: Неизвестное интервью Владимира Набокова

Коллектив авторов

Папины письма

Коллектив авторов

Моя оборона. Сексуальное насилие: мифы и факты

Александр Беляев

Голова профессора Доуэля

Айн Рэнд

Что такое капитализм?

On the bookshelvesAll

Бесплатно

Бесплатно

Россия

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)