ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Англия, Англия

Джулиан Барнс – один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, лауреат Букеровской премии 2011 года за роман «Предчувствие конца», автор таких международных бестселлеров, как «Артур и Джордж», «Попугай Флобера», «История мира в 10 1/2 главах», «Любовь и так далее», «Метроленд» и многие другие. Возможно, основной его талант – умение легко и естественно играть в своих произведениях стилями и направлениями. Тонкая стилизация и едкая ирония, утонченный лиризм и доходящий до цинизма сарказм, агрессивная жесткость и веселое озорство – Барнсу подвластно все это и многое другое.
В романе «Англия, Англия» – вошедшем, как и многие другие книги Барнса, в шорт-лист Букеровской премии, – автор задается вопросом: что же такое эта настоящая Англия? Страна романтичных легенд о Робин Гуде? Страна, давным-давно отжившая свое и носящая чисто орнаментальный характер монархии? Страна двух неоспоримых и вечных достоинств – «Битлз» и хорошего пива? Неизвестно, сколько ангелов может поместиться на острие иглы, но доподлинно известно, что вся Англия может поместиться на острове Уайт. Ибо именно на этом острове собирается в тематическом парке все, что олицетворяет в глазах целого мира добрую старую Англию, Англию…
more
Impression
Add to shelf
Already read
343 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Masha Kasyanova
Masha Kasyanovashared an impression5 months ago
👍

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Наверное, лучшая художественная книга из прочитанных за последнее время. Необычный сюжет, размышления об Англии, истории, времени и жизни в целом - в общем, однозначно рекомендую.

dreamer-walker
dreamer-walkershared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Peter Fomichev
Peter Fomichevshared an impression10 months ago

Отличная книга для тех, кто любит легкий абсурд и слово "симулякр"

Anna Burdenko
Anna Burdenkoshared an impression2 years ago
🚀Unputdownable

QuotesAll

Тем не менее (парадоксально, но факт) самый преданный друг патриотизма – невежество, а не знание.
дар к огородничеству у нее есть – что называется, «зеленые пальчики».
подспудно спланированной попыткой ухватить слушателя двумя пальцами за сердце и, ущипнув, оставить синяк, из которого разовьется гематома любви,
правда, много лет спустя у них появляются подозрения, что брат нарочно разбудил их и стукнул головой о горшок в приступе первобытной братоубийственной зависти...
Между человеком внутренним и человеком внешним всегда затесывается посредник – отдел продаж и маркетинга, ведомство пропаганды
Так вспоминает свою историю любая страна: не бывает прошлого как такового, прошлое – это то, на фоне чего современный период может считаться вполне нормальной эпохой
– Мне кажется, он хороший семьянин.
– Странно, эта фраза всегда казалась мне оксюмороном
Доктор Макс считал, что знать так мало о происхождении и формировании собственной нации – чрезвычайно непатриотично. Тем не менее (парадоксально, но факт) самый преданный друг патриотизма – невежество, а не знание.
Детские воспоминания – это сны, которые остаются с тобой после пробуждения. Сны ты смотрела всю ночь или в течение долгих, солидных отрезков ночи, и, однако, проснувшись, обнаруживаешь, что у тебя осталось лишь воспоминание о том, как тебя покинули или предали, поймали в ловушку, бросили на ледяной равнине; а иногда вообще ничего – лишь гаснущий отблеск чувств, вызванных забытыми событиями.
Англия, Англия» – этоеще и маневр вдоль берегов англоязычной литературы, в ходе которого изо всех орудий обстреливается не только Шекспир, «Озерная школа» и прочие теннисоны,но и Джойс, например. Да-да, «Англия, Англия» – еще и английский «Улисс», причем гораздо остроумнее ирландского.
Так вспоминает свою историю любая страна: не бывает прошлого как такового, прошлое – это то, на фоне чего современный период может считаться вполне нормальной эпохой. Это верно и для индивидов, хотя в их случае процесс преобразования реальности, очевидно, не столь прямолинеен. Те, кто разочаровался в жизни, что они вспоминают – идиллию или, наоборот, то, что оправдывает неутешительный финал их биографий? А те, кто доволен своей жизнью, возвращаются ли они в мыслях к былому изобилию или же к мигу героического преодоления красивых препятствий? Между человеком внутренним и человеком внешним всегда затесывается посредник – отдел продаж и маркетинга, ведомство пропаганды.
Так вспоминает свою историю любая страна: не бывает прошлого как такового, прошлое – это то, на фоне чего современный период может считаться вполне нормальной эпохой.
Болото – это ты. И ты никак не можешь понять, почему все эти красивые плечистые канадские гуси летят мимо и тебе приходится утешаться глупой серой уткой – то есть мной.
– Нет. Не совсем. Совсем не так. И вообще, утки очень милые.
– Если это правдивая лесть, то, кажется, я ее не переживу.
– Так что ты думаешь?
– Я не думаю. Я крякаю.
– Нет, серьезно.
– Кря-кря.
– Пол, перестань.
– Кря. Кря. Кря. – Он увидел, что Марта еле удерживается от смеха. – Кря.
То, что мы видим, всегда является копией – если в данном здании этот термин не запрещен – чего-то более раннего. Никакого локализованного во времени начала просто нет
– Ты настоящая маленькая тиранка, вот ты кто, – говорила мать с интонацией, колеблющейся между любовью и раздражением.

– Тиран – это Нерон, – отвечала Марта.

– Нет сомнения, даже Нерон иногда отпускал свою маму погулять.

– Не-а. Нерон приказал убить свою маму, нам мистер Хендерсон сказал. – Эй, Марта, говорила она себе, теперь ты точно зарываешься.

– Если так и дальше пойдет, скорее уж я тебе яду в суп подсыплю, – парировала мать.
В них столько правды, сколько вам угодно. Если резюме вас устраивает, оно правдиво. В противном случае я его перепишу.
Так вспоминает свою историю любая страна: не бывает прошлого как такового, прошлое – это то, на фоне чего современный период может считаться вполне нормальной эпохой.
Так вспоминает свою историю любая страна: не бывает прошлого как такового, прошлое – это то, на фоне чего современный период может считаться вполне нормальной эпохой.
Детские воспоминания – это сны, которые остаются с тобой после пробуждения. Сны ты смотрела всю ночь или в течение долгих, солидных отрезков ночи, и, однако, проснувшись, обнаруживаешь, что у тебя осталось лишь воспоминание о том, как тебя покинули или предали, поймали в ловушку, бросили на ледяной равнине; а иногда вообще ничего – лишь гаснущий отблеск чувств, вызванных забытыми событиями.
Лестершира. Детские воспоминания – это сны, которые остаются с тобой после пробуждения

On the bookshelvesAll

Zhenya Shabynina

Книги, от которых невозможно оторваться

Марина Богданова

Современная зарубежная проза - самое интересное

Алина Лунёва

Иностранка

Stella Shevchenko

Интеллект. бестселлер

Related booksAll

Related booksAll

Джулиан Барнс

Попугай Флобера

Джулиан Барнс

Артур и Джордж

Джулиан Барнс

История мира в 10 1/2 главах

Джулиан Барнс

За окном

Джулиан Барнс

Уровни жизни

Джулиан Барнс

Как все было

Джулиан Барнс

Глядя на солнце

On the bookshelvesAll

Книги, от которых невозможно оторваться

Современная зарубежная проза - самое интересное

Иностранка

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)