Попугай Флобера, Джулиан Барнс
Read

Попугай Флобера

Барнс никогда не бывает одинаков – каждая его книга не похожа на остальные. В «Попугае Флобера» он предстает перед нами дотошным исследователем. Предмет его исследования весьма необычен – чучело попугая, якобы стоявшее на столе Гюстава Флобера.
Казалось бы, писатель, изучая биографию собрата по перу, должен сосредоточиться в первую очередь на его творчестве. Барнса же интересует всё – как жил знаменитый создатель «Мадам Бовари», как в его книгах отразились факты его жизни.
Читать «Попугая Флобера» – все равно что пуститься в интереснейшее путешествие, когда каждую минуту вас ждет неожиданное открытие. Здесь как нельзя более уместно процитировать Льва Данилкина: «Дурной тон сравнивать книги со спиртными напитками, но барнсовский роман – конечно, Х.О.: очень хорошая, рассчитанная на неспешное чтение, выдержанная литература».
more
Impression
Add to shelf
Already read
256 printed pages
Современная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Milana Ilinskaya
Milana Ilinskayashared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

👍😄

Marina Ilyinykh
Marina Ilyinykhshared an impression3 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

QuotesAll

В чем смысл прорыва в науке без прорыва в нравственности?
Флобер заставляет нас задаться вопросом: разве ожидание удовольствия – не самое надежное из удовольствий?
«Счастье — как сифилис. Рано заразившись, губишь весь свой организм»
Прошлое – словно дальний, уходящий берег, и мы все в одной лодке. Вдоль кормы установлен ряд подзорных труб, каждая фокусируется на определенном расстоянии. Если лодка стоит на месте, то используется лишь одна из труб, и кажется, что она показывает полную, неизменную правду. Но это иллюзия: стоит лодке вновь двинуться, и нам придется снова перескакивать от трубы к трубе, наблюдая, как в одной изображение теряет четкость, ожидая, пока в другой рассеется муть. И когда муть наконец рассеется, мы решим, что это наша заслуга.
Макс на днях мастурбировал в заброшенных развалинах, и ему очень понравилось.
В тех кругах приличного английского общества, где принято любить книги, обычно находится кто-нибудь, готовый воскликнуть при каждом совпадении: «Прямо как у Энтони Пауэлла!» Стоит копнуть чуть глубже, и совпадение часто оказывается непримечательным; как правило, речь о том, что школьные или университетские знакомые натыкаются друг на друга после перерыва в несколько лет. Но к Пауэллу взывают, чтобы придать событию значимость; немного похоже на обряд освящения автомобиля.
Или приметы прожитой жизни содержат в себе какую-то дополнительную правду?
Когда я был студентом-медиком, на танцах в конце семестра какие-то шутники запустили в зал поросенка, обмазанного жиром. Он проскальзывал между ногами, выворачивался из рук, истошно визжал. Люди падали, пытаясь поймать его, и выглядели при этом довольно глупо. Прошлое часто ведет себя как этот поросенок.
поверх презираемого им города, который был равнодушен к нему в ответ
Участвуя в жизни, ее трудно разглядеть: ты или слишком ею тяготишься, или слишком радуешься.
Ненаписанные книги? Не стоит о них жалеть. На свете и так слишком много книг.
Возможно, в этом и состоит преимущество дружбы с мертвыми: чувства к ним никогда не охладевают.
Биографию друга надо писать так, словно ты за него мстишь.
Флобер. Из письма к Эрнесту Фейдо, 1872
Потом я увидел попугая. Он сидел в маленькой нише, ярко-зеленый, востроглазый, любознательно склонив голову набок. Надпись на его насесте гласила: «Psittacus. Этого попугая Флобер позаимствовал в Музее Руана и держал на своем письменном столе во время написания “Простой души”, где его зовут Лулу
если телефон в нашем столетии сделал измену и проще, и сложнее (договариваться легче, проверить тоже), в прошлом столетии сходное воздействие должна была иметь железная дорога.
сказать своей стране правду, если она ведет себя бесчестно, глупо, злобно. Писатель должен принимать все и быть изгоем для всех, только тогда он сможет ясно видеть.
1821
У Ашиля– Клеофаса Флобера, главного хирурга больницы Отель-Дьё в Руане, и Анны Жюстины Каролины Флобер, урожденной Флерио, рождается второй сын, Гюстав. Эти люди принадлежат к зажиточному среднему классу; семья владеет несколькими поместьями в окрестностях Руана. Стабильная, просвещенная, доброжелательная и в меру амби
Неудивительно, что чаяния религии приходят на помощь отчаянью жизни.
Ничто, имевшее отношение к Флоберу, не отличалось долговечностью. Он умер немногим более ста лет назад, и все, что осталось от него, — это бумага.
Я не могу доказать, что непосвященные читатели получают от книг большее удовольствие, чем профессиональные критики; но я точно знаю, что мы имеем перед ними хотя бы одно преимущество. Мы умеем забывать
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)