ru
Free
Read

Кусака

Пронзительная, глубокая и ошеломляющая проза Леонида Андреева (1871–1919) — невероятно популярного русского писателя начала XX века — погружает читателя в глубокие омуты вечных вопросов жизни и смерти, добра и зла, истины и заблуждения. Проблемы бытия, морали, соотношения сознательного и бессознательного в человеке освещались писателем остро и неоднозначно. Почти каждое произведение, созданное Леонидом Андреевым, становилось литературным и общественным событием не только в русской, но и в мировой литературе и драматургии.
more
Impression
Add to shelf
Already read
10 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

payne3105
payne3105shared an impression2 years ago
🚀Unputdownable

Шикарный и очень грустный рассказ. Кусака хорошая собака. И честно ее очень жалко.

👍
😄LOLZ
🌴Beach Bag Book

💧Soppy

Райн Ривай
Райн Ривайshared an impression22 days ago
🚀Unputdownable
💧Soppy

Тронуло, очень душевно расписано

b5816150939
b5816150939shared an impression26 days ago
🐼Fluffy
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💧Soppy

anialohmaeva
anialohmaevashared an impressionlast month
💧Soppy

😭😭😭

Anzhelina Gafurova
Anzhelina Gafurovashared an impressionlast month
🚀Unputdownable

Dana
Danashared an impressionlast month
💧Soppy

Грустно. Жизненно

ekaterina070209
ekaterina070209shared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
💧Soppy

Очень грустный рассказ. Кусаку очень жаль

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Грустный рассказ. Подтверждение всем известного выражения - мы в ответе за тех, кого приручили.

Кирилл
Кириллshared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable

👍
🐼Fluffy
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Трогательный рассказ, который должен прочитать каждый.

Tatiana Militskaya
Tatiana Militskayashared an impression7 months ago
💧Soppy

🐼Fluffy
💧Soppy

Жалко кусаку до слез..

👍
💡Learnt A Lot
💧Soppy

paninapalma
paninapalmashared an impression8 months ago
👍
🐼Fluffy
💧Soppy

????

🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
💤Borrrriiinnng!
🎯Worthwhile

🎯Worthwhile

QuotesAll

и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара
И когда все наперерыв стали ласкать ее, она долго еще вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки, и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.
Леонид Николаевич Андреев
Кусака

I

Она никому не принадлежала; у нее не было собственного имени, и никто не мог бы сказать, где находилась она во всю долгую морозную зиму и чем кормилась. От теплых изб ее отгоняли дворовые собаки, такие же голодные, как и она, но гордые и сильные своею принадлежностью к дому; когда, гонимая голодом или инстинктивною потребностью в общении, она показывалась на улице, — ребята бросали в нее камнями и палками, взрослые весело улюлюкали и страшно, пронзительно свистали. Не помня себя от страху, переметываясь со стороны на сторону, натыкаясь на загорожи и людей, она мчалась на край поселка и пряталась в глубине большого сада, в одном ей известном месте. Там она зализывала ушибы и раны и в одиночестве копила страх и злобу.
Только один раз ее пожалели и приласкали. Это был пропойца-мужик, возвращавшийся из кабака. Он всех любил и всех жалел и что-то говорил себе под нос о добрых людях и своих надеждах на добрых людей; пожалел он и собаку, грязную и некрасивую, на которую случайно упал его пьяный и бесцельный взгляд.
— Жучка! — позвал он ее именем, общим всем собакам. — Жучка! Пойди сюда, не бойся!
Жучке очень хотелось подойти; она виляла хвостом, но не решалась. Мужик похлопал себя рукой по коленке и убедительно повторил:
— Да пойди, дура! Ей-Богу, не трону!
Но, пока собака колебалась, все яростнее размахивая хвостом и маленькими шажками подвигаясь вперед, настроение пьяного человека изменилось. Он вспомнил все обиды, нанесенные ему добрыми людьми, почувствовал скуку и тупую злобу и, когда Жучка легла перед ним на спину, с размаху ткнул ее в бок носком тяжелого сапога.
— У-у, мразь! Тоже лезет!
Собака завизжала, больше от неожиданности и обиды, чем от боли, а мужик, шатаясь, побрел домой, где долго и больно бил жену и на кусочки изорвал новый платок, который на прошлой неделе купил ей в подарок.
С тех пор собака не доверяла людям, которые хотели ее приласкать, и, поджав хвост, убегала, а иногда со злобою набрасывалась на них и пыталась укусить, пока камнями и палкой не удавалось отогнать ее. На одну зиму она поселилась под террасой пустой дачи, у которой не было сторожа, и бескорыстно сторожила ее: выбегала по ночам на дорогу и лаяла до хрипоты. Уже улегшись на свое место, она все еще злобно ворчала, но сквозь злобу проглядывало некоторое довольство собой и даже гордость.
Зимняя ночь тянулась долго-долго, и черные окна пустой дачи угрюмо глядели на обледеневший неподвижный сад. Иногда в них как будто вспыхивал голубоватый огонек:
Прорвался солнечный луч, желтый и анемичный, как будто солнце было неизлечимо больным; шире и печальнее стала туманная осенняя даль.
— Скучно, Кусака! — тихо проронила Леля и, не оглядываясь, пошла назад.
Она никому не принадлежала; у нее не было собственного имени, и никто не мог бы сказать, где находилась она во всю долгую морозную зиму и чем кормилась. От теплых изб ее отгоняли дворовые собаки, такие же голодные, как и она, но гордые и сильные своею принадлежностью к дому; когда, гонимая голодом или инстинктивною потребностью в общении, она показывалась на улице, — ребята бросали в нее камнями и палками, взрослые весело улюлюкали и страшно, пронзительно свистали. Не помня себя от страху, переметываясь со стороны на сторону, натыкаясь на загорожи и людей, она мчалась на край поселка и пряталась в глубине большого сада, в одном ей известном месте. Там она зализывала ушибы и раны и в одиночестве копила страх и злобу.
ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.
у нее отняли ее непримиримую злобу.
Она никому не принадлежала; у нее не было собственного имени, и никто не мог бы сказать, где находилась она во всю долгую морозную зиму и чем кормилась. От теплых изб ее отгоняли дворовые собаки, такие же голодные, как и она, но гордые и сильные своею принадлежностью к дому; когда, гонимая голодом или инстинктивною потребностью в общении, она показывалась на улице, — ребята бросали в нее камнями и палками, взрослые весело улюлюкали и страшно, пронзительно свистали. Не помня себя от страху, переметываясь со стороны на сторону, натыкаясь на загорожи и людей, она мчалась на край поселка и пряталась в глубине большого сада, в одном ей известном месте. Там она зализывала ушибы и раны и в одиночестве копила страх и злобу.
Кусака замерла от страха и беспомощного ожидания: она знала, что, если теперь кто-нибудь ударит ее, она уже не в силах будет впиться в тело обидчика своими острыми зубами: у нее отняли ее непримиримую злобу. И когда все наперерыв стали ласкать ее, она долго еще вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки, и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.
и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара
ерь нарочно ласкали ее, чтобы вызвать в ней прилив любви, бесконечно смешной в своих неуклюжих и нелепых проявлениях.
если теперь кто-нибудь ударит ее, она уже не в силах будет впиться в тело обидчика своими острыми зубами: у нее отняли ее непримиримую злобу
прибежали дети, шумные, звонкоголосые, быстрые и светлые, как капельки разбежавшейся ртути, Кусака
все живое имеет одну и ту же душу, все живое страдает одними страданиями и в великом безличии и равенстве сливается воедино перед грозными силами жизни
Единственное, что могла Кусака, это упасть на спину, закрыть глаза и слегка завизжать.
и хотелось в тепло, к яркому огню, к любящему женскому сердцу.
Собака выла.
Там она зализывала ушибы и раны и в одиночестве копила страх и злобу.
все живое имеет одну и ту же душу, все живое страдает одними страданиями и в великом безличии и равенстве сливается воедино перед грозными силами жизни» (Чуковский Корней. Из воспоминаний. М., Советский писатель, 1959, с. 270).
ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.
От теплых изб ее отгоняли дворовые собаки, такие же голодные, как и она, но гордые и сильные своею принадлежностью к дому;

On the bookshelvesAll

Kcell JSC

7 класс

Bookmate

7 класс

Darya

Русская классика

Val Tar

Список ЕН 7 класс

Related booksAll

Related booksAll

Леонид Андреев

Ангелочек

Андрей Платонов

Юшка

Антон Чехов

Злоумышленник

Иван Бунин

Цифры

Антон Чехов

Хамелеон

Николай Некрасов

Русские женщины

Михаил Лермонтов

Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова

On the bookshelvesAll

7 класс

7 класс

Русская классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)