Пармская обитель, Стендаль
Read

Пармская обитель

«Пармская обитель» – второй после «Красного и черного» роман об эпохе Реставрации. Действие этого остросюжетного произведения, насыщенного сложными перипетиями политической борьбы и резкими поворотами в личных судьбах героев перенесено в Италию, столь любимую автором. Книга была высоко оценена Бальзаком, отметившим достоверность и психологическую глубину характеров; она прочно вошла в золотой фонд мировой реалистической классики.
more
Impression
Add to shelf
Already read
626 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

💀Spooky
🚀Unputdownable
💞Loved Up
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

Бесподобно!!
Книга написана в начале 19 века во Франции, но до сих пор актуальна (и даже у нас:))
Сложно написана, но очень крута.

🐼Fluffy
🌴Beach Bag Book
💡Learnt A Lot

Красивая история. ОЧЕНЬ МИЛО ...

Marina Lubasheva
Marina Lubashevashared an impression7 months ago
👍

👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

QuotesAll

«Что за дерзкое неуважение к самому себе! Почему сегодня у меня должно быть больше ума, чем в тот день, когда я решился на этот шаг?»
партию либералов возглавляла маркиза Раверси, богачка и интриганка, способная на все, даже на успех
Ум не дает человеку спать, власть не позволяет прогуляться
Бледные, исхудалые узники, с большими удивленными глазами, представляли собою разительный контраст с ликованием, гремевшим вокруг них.
нелепое мужество, которое называют смирением, – мужество глупцов, готовых беспрекословно пойти на виселицу
томился скукой, унынием и завистью: ему жилось невесело, и он становился угрюмым, когда замечал, что другие веселятся;
сердце у него было тонкого изделья – из тех, которым необходимо дружеское расположение окружающих.
Опасность делает человека рассудительного гениальным, — он, так сказать, поднимается выше своего обычного уровня, а человеку с воображением опасность внушает романтические планы — смелые, правда, но зачастую нелепые.
В наше время, да еще, пожалуй, лет пятьдесят, пока монархи будут дрожать от страха и пока не восстановят религию, главное достоинство молодого человека – не знать восторженных порывов и не иметь ума.
Суеверие являлось единственным плодом его участия в астрологических занятиях
Италии люди искренни, благодушны и небоязливы, говорят то, что думают, тщеславие находит на них лишь временами, но тогда оно становится страстью, именуемой puntiglio[2]. И, наконец, они не смеются над бедностью.
Когда капрал укорил его в гордости, он чуть было не ответил: «Я гордец? Я, Фабрицио Вальсерра маркезино дель Донго, согласившийся принять имя какого-то Вази, который торгует барометрами!»
способная на все, даже на успех
Чудеса отваги и гениальности, которым Италия стала свидетельницей, в несколько месяцев пробудили от сна весь ее народ; еще за неделю до вступления французской армии жители Милана видели в ней лишь орду разбойников, привыкших убегать от войск его императорского и королевского величества, — так по крайней мере внушала им трижды в неделю миланская газетка, выходившая на листке дрянной желтой бумаги величиною с ладонь.
А чтобы довести до полного бессилия этот народ, некогда умевший и мыслить и быть грозою, Австрия по дешевой цене продала ему привилегию не поставлять рекрутов в ее армию.
— Все кончено, — сказала она, — мне тридцать семь лет, я на пороге старости, я уже чувствую всю ее безнадежность и, быть может, близка к могиле.
в Италии люди искренни, благодушны и не боязливы, — говорят то, что думают, тщеславие находит на них лишь приступами, но тогда оно становится страстью, именуемой puntiglio. И, наконец, они не смеются над бедностью.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)