ru
Free
Read

Баргамот и Гараська

В прозе Леонида Андреева причудливо переплелись трепетная эмоциональность, дотошный интерес к повседневности русской жизни и подчас иррациональный страх перед кошмарами «железного века». Любовь и смерть, жестокосердие и духовная стойкость человека — вот главные темы его повестей и рассказов, ставших одним из высших достижений русской литературы начала XX столетия.
more
Impression
Add to shelf
Already read
12 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

🐼Fluffy

мне кажется можно было немного продлить рассказ и развернуть тему поглубже.

Alexander Gooseman
Alexander Goosemanshared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths

b4997161155
b4997161155shared an impression3 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
💧Soppy

Добрый, светлый, прекрасный рассказ...)

👍

🎯Worthwhile
💞Loved Up
🚀Unputdownable

b3590350842
b3590350842shared an impression6 months ago
🔮Hidden Depths

Интересная книга. Про то что внешность обманчива.

💧Soppy

🔮Hidden Depths

bangtanv
bangtanvshared an impressionlast year
🎯Worthwhile

🚀Unputdownable

QuotesAll

Это не мешало жене его Марье, еще моложавой и красивой женщине, с одной стороны, уважать мужа как человека степенного и непьющего, а с другой – вертеть им, при всей его грузности, с такой легкостью и силой, на которую только и способны слабые женщины
Это не мешало жене его Марье, еще моложавой и красивой женщине, с одной стороны, уважать мужа как человека степенного и непьющего, а с другой – вертеть им, при всей его грузности, с такой легкостью и силой, на которую только и способны слабые женщины.
Внешние впечатления, проходя в душу Баргамота через его маленькие, заплывшие глазки, по дороге теряли всю свою остроту и силу и доходили до места назначения лишь в виде слабых отзвуков и отблесков.
Это не мешало жене его Марье, еще моложавой и красивой женщине, с одной стороны, уважать мужа как человека степенного и непьющего, а с другой – вертеть им, при всей его грузности, с такой легкостью и силой, на которую только и способны слабые женщины.
Внешние впечатления, проходя в душу Баргамота через его маленькие, заплывшие глазки, по дороге теряли всю свою остроту и силу и доходили до места назначения лишь в виде слабых отзвуков и отблесков.
ние. А самое главное – Баргамот обладал непомерной силищей, сила же на Пушкарной улице была все.
Это не мешало жене его Марье, еще моложавой и красивой женщине, с одной стороны, уважать мужа как человека степенного и непьющего, а с другой – вертеть им, при всей его грузности, с такой легкостью и силой, на которую только и способны слабые женщины.
а на себе вещественные знаки вещественных отношений к алкоголю и кулаку ближнего. На щеке у самого глаза виднелась царапина, видимо, недавнего происхождения.
«Стой тут из-за вас, пьяниц!» – резюмировал он свои размышления и еще раз плюнул – сосало под ложечкой.
когда Баргамот ворочался, – могла быть спокойна если не за свои деревянные устои, то за устои семейного союза.
Где он поспел до свету наклюкаться, составляло его тайну, но что он наклюкался, было вне всякого сомнения.
– Похристосоваться хотел… Тоже душа живая, –
столь нежному и деликатному плоду, как баргамот
без сомнения, не имели в виду свойств, присущих столь нежному и деликатному плоду, как баргамот.
Было бы несправедливо сказать, что природа обидела Ивана Акиндиныча Баргамотова
А вот в участке поговоришь! Марш! – Мощная длань Баргамота устремилась к засаленному вороту Гараськи, настолько засаленному и рваному, что Баргамот был, очевидно, уже не первым руководителем Гараськи на тернистом пути добродетели.

Пришли наконец домой – и Гараська уже перестал изумляться. Марья сперва вытаращила глаза при виде необычной пары, но по растерянному лицу мужа догадалась, что противоречить не нужно, а по своему женскому мягкосердечию живо смекнула, что надо делать. Вот ошалевший и притихший Гараська сидит за убранным столом. Ему так совестно, что хоть сквозь землю провалиться. Совестно своих отрепий, совестно своих грязных рук, совестно всего себя, оборванного, пьяного, скверного. Обжигаясь, ест он дьявольски горячие, заплывшие жиром щи, проливает на скатерть и, хотя хозяйка деликатно делает вид, что не замечает этого, конфузится и больше проливает. Так невыносимо дрожат эти заскорузлые пальцы с большими грязными ногтями, которые впервые заметил у себя Гараська.
По своей внешности Баргамот скорее напоминал мастодонта или вообще одного из тех милых, но погибших созданий, которые за недостатком помещения давно уже покинули землю, заполненную мозгляками-людишками.
Высокий, толстый, сильный, громогласный Баргамот составлял на полицейском горизонте видную фигуру и давно, конечно, достиг бы известных степеней, если бы душа его, сдавленная толстыми стенами, не была погружена в богатырский сон. Внешние впечатления, проходя в душу Баргамота через его маленькие, заплывшие глазки
Ивана Акиндиныча Баргамотова, в своей официальной части именовавшегося «городовой бляха № 20», а в неофициальной попросту «Баргамот».

On the bookshelvesAll

b1856893635

Бесплатно

アイダ メリー

Бесплатно

Ирина Тюлюкова

Бесплатно

Юлия Лукьянова

Руслит — 5 семестр

Related booksAll

Related booksAll

Леонид Андреев

Ангелочек

Леонид Андреев

Жизнь Василия Фивейского

Леонид Андреев

Жизнь Человека

Леонид Андреев

Большой шлем

Леонид Андреев

Мысль

Леонид Андреев

Петька на даче

Леонид Андреев

Тьма

On the bookshelvesAll

Бесплатно

Бесплатно

Бесплатно

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)