ru
Free
Read

Господа Головлевы

М.Е.Салтыкова-Щедрина (1826–1889) заслуженно относят к писателям-сатирикам мировой величины. Но при этом зачастую его произведения толкуют лишь как сатиру на государственное устройство и порядки самодержавной России. В этой книге сделана попытка представить читателям другого Салтыкова — мастера, наделенного редчайшим художественным даром, даром видеть комическую подоснову жизни. Видеть, в противоположность классическому гоголевскому пожеланию, сквозь видимые миру слезы невидимый миру смех.
В книгу вошли произведения:
Господа Головлевы Современная идиллия
Медведь на воеводстве Вяленая вобла
Орел-меценат
Карась-идеалист
Либерал
Коняга
Единственный (Из цикла «Помпадуры и помпадурши») Первый рассказ подьячего (Из «Губернских очерков»)
more
Impression
Add to shelf
Already read
370 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Elena Sycheva
Elena Sychevashared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Очень страшное и сильное произведение.

🐼Fluffy

Арина Петровна

💀Spooky
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Персонажи Салтыкова -Щедрина будут актуальны вечность....

👍
🔮Hidden Depths

Иван 壹萬
Иван 壹萬shared an impression6 months ago

по настоящему страшно.

Galina Zelenina
Galina Zeleninashared an impression6 months ago
👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍
💀Spooky
🎯Worthwhile

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

ozerova1991
ozerova1991shared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Мне очень понравилось, читала на одном дыхании

Maria Lopatina
Maria Lopatinashared an impressionlast year
👍

👍
🎯Worthwhile

Sergey Dmitrievich
Sergey Dmitrievichshared an impression2 years ago
🎯Worthwhile

Alisa Zilberstein
Alisa Zilbersteinshared an impression2 years ago
💀Spooky

💀Spooky
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

QuotesAll

Шли годы, и из Павла Владимирыча постепенно образовывалась та апатичная и загадочно-угрюмая личность, из которой, в конечном результате, получается человек, лишенный поступков.
Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь. Ведь страшно? неловко ведь?
но воспоминания об этих развязках как-то стерлись (память культурных людей относительно прошлого их поведения вообще снисходительна),
Самый последний из людей может что-нибудь для себя сделать, может добыть себе хлеба — он один ничего не может.
насквозь понимала не только малейшие телодвижения, но и тайные помыслы своих приближенных людей, немедленно обеспокоилась.
до такой степени перепутывались и быстро сменялись в ней все чувства и ощущения
кого совести нет, для того все законы открыты, а у кого есть совесть, для того и закон закрыт.
Арина Петровна — женщина лет шестидесяти, но еще бодрая и привыкшая жить на всей своей воле. Держит она себя грозно; единолично и бесконтрольно управляет обширным головлевским имением, живет уединенно, расчетливо, почти скупо, с соседями дружбы не водит, местным властям доброхотствует, а от детей требует, чтоб они были в таком у нее послушании, чтобы при каждом поступке спрашивали себя:
А водка — святое дело: отвинтил манерку, налил, выпил — и шабаш.
— И какой умный был! Помню я такой случай. Лежит он в кори — лет не больше семи ему было, — только подходит к нему покойница Саша, а он ей и говорит: мама! мама! ведь правда, что крылышки только у ангелов бывают? Ну, та и говорит: да, только у ангелов. Отчего же, говорит, у папы, как он сюда сейчас входил, крылышки были?
Пить скверно, да и не пить нельзя — потому сна нет!
какой-то! Для кого я припасала! ночей недосыпала, куска недоедала… для кого?!
который почти не оставлял постели, а ежели изредка и выходил из спальной, то единственно для того, чтоб просунуть голову в полурастворенную дверь жениной комнаты, крикнуть: «Черт!» — и опять скрыться.
А ежели при этом еще так поступать, как другие… вот как соседушка мой, господин Анпетов, например, или другой соседушка, господин Утробин… так и до греха недалеко. Вон у господина Утробина: никак, с шесть человек этой пакости во дворе копается… А я этого не хочу. Я говорю так: коли Бог у меня моего ангела-хранителя отнял — стало быть, так его святой воле угодно, чтоб я вдовцом был. А ежели я, по милости Божьей, вдовец, то, стало быть, должен вдоветь честно и ложе свое нескверно содержать. Так ли, батя?
единолично и бесконтрольно управляет обширным головлевским имением, живет уединенно, расчетливо, почти скупо, с соседями дружбы не водит, местным властям доброхотствует, а от детей требует, чтоб они были в таком у нее послушании, чтобы при каждом поступке спрашивали себя: что-то об этом маменька скажет?
стихотворных упражнений в барковском духе
Арина Петровна — женщина лет шестидесяти, но еще бодрая и привыкшая жить на всей своей воле. Держит она себя грозно; единолично и бесконтрольно управляет обширным головлевским имением, живет уединенно, расчетливо, почти скупо, с соседями дружбы не водит, местным властям доброхотствует, а от детей требует, чтоб они были в таком у нее послушании
Поэтому между нами очень мало лицемеров и очень много лгунов, пустосвятов и пустословов. Мы не имеем надобности лицемерить ради каких-нибудь общественных основ, ибо никаких таких основ не знаем, и ни одна из них не прикрывает нас. Мы существуем совсем свободно, то есть прозябаем, лжем и пустословим сами по себе, без всяких основ.
Но есть разговоры, которые, раз начавшись, уже не прекращаются.
И она покорялась: утром подавала частному приставу закуску и водку, а вечером собственноручно делала для господина полицмейстера какой-то «шведский» пунш, до которого он был большой охотник.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Helga Isakova

Русская классика

Llopukhova

Классика

b1856893635

Бесплатно

Related booksAll

Related booksAll

Михаил Салтыков-Щедрин

История одного города

Михаил Салтыков-Щедрин

Дикий помещик

Михаил Салтыков-Щедрин

Сказки

Николай Лесков

Очарованный странник

Николай Лесков

Леди Макбет Мценского уезда

Михаил Салтыков-Щедрин

Премудрый пескарь

Михаил Салтыков-Щедрин
Ка­рась-иде­а­лист

Михаил Салтыков-Щедрин

Карась-идеалист

On the bookshelvesAll

Классика

Русская классика

Классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)