Library
BooksBookshelves
F
Facebook
T
Twitter
V
Vkontakte
Илиада. Одиссея
Гомер
Илиада. Одиссея
Гомер

Илиада. Одиссея

Гомер

The best way to enjoy Bookmate
is using our apps for mobile and tablet

Илиада (пер. Николая Гнедича)

Одиссея (пер. Василия Жуковского)

Перед вами два величайших шедевра мировой поэзии. «Илиада» и «Одиссея», две героические поэмы, созданные, по преданию, слепым сказителем Гомером, появились почти три тысячи лет назад и, казалось бы, давно должны были превратиться в «литературный памятник», музейный экспонат, окруженный почтением и любопытный только специалистам-филологам. Но трудно назвать старые книги, которые вызывали бы такой живой и острый интерес у современной культуры (разве что Библия, античные трагедии и пьесы Шекспира). К мотивам и образам гомеровских поэм обращались ведущие поэты и мыслители XX века: Джойс, Кафка, Мандельштам, Оден, Борхес и многие другие. Очевидно, дело не только в поразительной красоте поэзии Гомера, но и в том, что в этих книгах есть что-то тревожащее современного человека, вызывающее на размышление и, возможно, на спор — спор о том, что такое мир и человек, ради чего стоит жить и умирать. Это издание представляет классические переводы гомеровского эпоса — шедевры отечественного словесного искусства, исполненные H.И.Гнедичем и В.А. Жуковским. Стилистически единый ряд изысканных иллюстраций обрамляет поэмы Гомера безукоризненной оправой.

Q1145 printed pages
Бесплатные
has quoteduabout 1 month

Грозно-могучий

0
has quoteduabout 2 months

подходящего

0
has quotedu4 months

Песнь вторая Сон. Беотия, или перечень кораблей         Все и бессмертные боги, и коннодоспешные мужи,         Спали всю ночь; но Крониона сладостный сон не покоил.         Он волновался заботными думами, как Ахиллеса         Честь отомстить и ахеян толпы истребить пред судами. 5     Сердцу его наконец показалася лучшею дума:         Сон послать обманчивый мощному сыну Атрея.         Зевс призывает его и крылатые речи вещает:         «Мчися, обманчивый Сон, к кораблям быстролетным ахеян;         Вниди под сень и явись Агамемнону, сыну Атрея; 10   Все ты ему возвести непременно, как я завещаю:         В бой вести самому повели кудреглавых данаев         Все ополчения; ныне, вещай, завоюет троянский         Град многолюдный: уже на Олимпе имущие домы         Боги не мнят разномысленно; всех наконец согласила 15   Гера своею мольбой; и над Троею носится гибель».         Рек он, — и Сон отлетел, повелению Зевса покорный.         Быстрым полетом достиг кораблей мореходных аргивских,         К кущам Атридов потек и обрел Агамемнона: в куще         Царь почивал, и над ним амброзический сон разливался. 20   Стал над главой он царевой, Нелееву сыну подобный,         Нестору, более всех Агамемноном чтимому старцу;         Образ его восприяв, божественный Сон провещает:         «Спишь, Агамемнон, спишь, сын Атрея, смирителя коней!         Ночи во сне провождать подобает ли мужу совета, 25   Коему вверено столько народа и столько заботы!         Быстро внимай, что реку я: тебе я Крониона вестник;         Он и с высоких небес о тебе, милосердый, печется.         В бой вести тебе он велит кудреглавых данаев         Все ополчения; ныне, он рек, завоюешь троянский 30   Град многолюдный: уже на Олимпе имущие домы         Боги не мнят разномысленно; всех наконец согласила         Гера мольбой; и над Троею носится гибель от Зевса.         Помни глаголы мои, сохраняй на душе и страшися         Их позабыть, как тебя оставит сон благотворный». 35   Так говоря, отлетел и оставил Атреева сына,         Сердце предавшего думам, которым не сужено сбыться.         Думал, что в тот же он день завоюет Приамову Трою.         Муж неразумный! не ведал он дел, устрояемых Зевсом:         Снова решился отец удручить и бедами и стоном 40   Трои сынов и данаев на новых побоищах страшных.         Вспрянул Атрид, и божественный голос еще разливался         Вкруг его слуха; воссел он и мягким оделся хитоном,         Новым, прекрасным, и сверху набросил широкую ризу;         К белым ногам привязал прекрасного вида плесницы, 45   Сверху рамен перекинул блистательный меч среброгвоздный;         В руки же взявши отцовский, вовеки не гибнущий, скипетр,         С ним отошел к кораблям медянодоспешных данаев.         Вестница утра, Заря, на великий Олимп восходила,         Зевсу царю и другим небожителям свет возвещая; 50   И Атрид повелел провозвестникам звонкоголосым         Всех к собранию кликать ахейских сынов кудреглавых.         Вестники подняли клич, — и ахейцы стекалися быстро.         Прежде же он посадил на совет благодумных старейшин,         Их пригласив к кораблю скиптроносного старца Нелида. 55   Там Агамемнон, собравшимся, мудрый совет им устроил:         «Други! объятому сном, в тишине амброзической ночи,         Дивный явился мне Сон, благородному сыну Нелея         Образом, ростом и свойством Нестору чудно подобный!         Стал над моей он главой и вещал мне ясные речи: 60   — Спи

0
has quotedu4 months

        Сердце предавшего думам, которым не сужено сбыться.         Думал, что в тот же он день завоюет Приамову Трою.         Муж неразумный! не ведал он дел, устрояемых Зевсом:         Снова решился отец удручить и бедами и стоном 40   Трои сынов и данаев на новых побоищах страшных.         Вспрянул Атрид, и божественный голос еще разливался         Вкруг его слуха; воссел он и мягким оделся хитоном,         Новым, прекрасным, и сверху набросил широкую ризу;         К белым ногам привязал прекрасного вида плесницы, 45   Сверху рамен перекинул блистательный меч среброгвоздный;         В руки же взявши отцовский, вовеки не гибнущий, скипетр,         С ним отошел к кораблям медянодоспешных данаев.         Вестница утра, Заря, на великий Олимп восходила,         Зевсу царю и другим небожителям свет возвещая; 50   И Атрид повелел провозвестникам звонкоголосым         Всех к собранию кликать ахейских сынов кудреглавых.         Вестники подняли клич, — и ахейцы стекалися быстро.         Прежде же он посадил на совет благодумных старейшин,         Их пригласив к кораблю скиптроносного старца Нелида. 55   Там Агамемнон, собравшимся, мудрый совет им устроил:         «Други! объятому сном, в тишине амброзической ночи,         Дивный явился мне Сон, благородному сыну Нелея         Образом, ростом и свойством Нестору чудно подобный!         Стал над моей он главой и вещал мне ясные речи

0
has quotedu4 months

яемых Зевсом:         Снова решился отец удручить и бедами и стоном 40   Трои сынов и данаев на новых побоищах страшных.         Вспрянул Атрид, и божественный голос еще разливался         Вкруг его слуха; воссел он и мягким оделся хитоном,         Новым, прекрасным, и сверху набросил широкую ризу;         К белым ногам привязал прекрасного вида плесницы, 45   Сверху рамен перекинул блистательный меч среброгвоздный;         В руки же взявши отцовский, вовеки не гибнущий, скипетр,         С ним отошел к кораблям медянодоспешных данаев.         Вестница утра, Заря, на великий Олимп восходила,         Зевсу царю и другим небожителям свет возвещая; 50   И Атрид повелел провозвестникам звонкоголосым         Всех к собранию кликать ахейских сынов кудреглавых.         Вестники подняли клич, — и ахейцы стекалися быстро.         Прежде же он посадил на совет благодумных старейшин,         Их пригласив к кораблю скиптроносного старца Нелида. 55   Там Агамемнон, собравшимся, мудрый совет им устроил:         «Други! объятому сном, в тишине амброзической ночи,         Дивный явился мне Сон, благородному сыну Нелея         Образом, ростом и свойством Нестору чудно подобный!         Стал над моей он главой и вещал мне ясные реч

0
has quotedu4 months

Песнь вторая Сон. Беотия, или перечень кораблей         Все и бессмертные боги, и коннодоспешные мужи,         Спали всю ночь; но Крониона сладостный сон не покоил.         Он волновался заботными думами, как Ахиллеса         Честь отомстить и ахеян толпы истребить пред судами. 5     Сердцу его наконец показалася лучшею дума:         Сон послать обманчивый мощному сыну Атрея.         Зевс призывает его и крылатые речи вещает:         «Мчися, обманчивый Сон, к кораблям быстролетным ахеян;         Вниди под сень и явись Агамемнону, сыну Атрея; 10   Все ты ему возвести непременно, как я завещаю:         В бой вести самому повели кудреглавых данаев         Все ополчения; ныне, вещай, завоюет троянский         Град многолюдный: уже на Олимпе имущие домы         Боги не мнят разномысленно; всех наконец согласила 15   Гера своею мольбой; и над Троею носится гибель».         Рек он, — и Сон отлетел, повелению Зевса покорный.         Быстрым полетом достиг кораблей мореходных аргивских,         К кущам Атридов потек и обрел Агамемнона: в куще         Царь почивал, и над ним амброзический сон разливался. 20   Стал над главой он царевой, Нелееву сыну подобный,         Нестору, более всех Агамемноном чтимому старцу;         Образ его восприяв, божественный Сон провещает:         «Спишь, Агамемнон, спишь, сын Атрея, смирителя коней!         Ночи во сне провождать подобает ли мужу совета, 25   Коему вверено столько народа и столько заботы!         Быстро внимай, что реку я: тебе я Крониона вестник;         Он и с высоких небес о тебе, милосердый, печется.         В бой вести тебе он велит кудреглавых данаев         Все ополчения; ныне, он рек, завоюешь троянский 30   Град многолюдный: уже на Олимпе имущие домы         Боги не мнят разномысленно; всех наконец согласила         Гера мольбой; и над Троею носится гибель от Зевса.         Помни глаголы мои, сохраняй на душе и страшися         Их позабыть, как тебя оставит сон благотворный». 35   Так говоря, отлетел и оставил Атреева сына,         Сердце предавшего думам, которым не сужено сбыться.         Думал, что в тот же он день завоюет Приамову Трою.         Муж неразумный! не ведал он дел, устрояемых Зевсом:         Снова решился отец удручить и бедами и стоном 40   Трои сынов и данаев на новых побоищах страшных.         Вспрянул Атрид, и божественный голос еще разливался         Вкруг его слуха; воссел он и мягким оделся хитоном,         Новым, прекрасным, и сверху набросил широкую ризу;         К белым ногам привязал прекрасного вида плесницы, 45   Сверху рамен перекинул блистательный меч среброгвоздный;         В руки же взявши отцовский, вовеки не гибнущий, скипетр,         С ним отошел к кораблям медянодоспешных данаев.         Вестница утра, Заря, на великий Олимп восходила,         Зевсу царю и другим небожителям свет возвещая; 50   И Атрид повелел провозвестникам звонкоголосым         Всех к собранию кликать ахейских сынов кудреглавых.         Вестники подняли клич, — и ахейцы стекалися быстро.         Прежде же он посадил на совет благодумных старейшин,         Их пригласив к кораблю скиптроносного старца Нелида. 55   Там Агамемнон, собравшимся, мудрый совет им устроил:         «Други! объятому сном, в тишине амброзической ночи,         Дивный явился мне Сон, благородному сыну Нелея         Образом, ростом и свойством Нестору чудно подобный!         Стал над моей он главой и вещал мне ясные ре

0
has quotedu5 months

Песнь первая Язва, гнев         Гнев, богиня[1], воспой Ахиллеса, Пелеева сына,         Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:         Многие души могучие славных героев низринул         В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным 5     Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля),         С оного дня, как, воздвигшие спор, воспылали враждою         Пастырь народов Атрид[2] и герой Ахиллес благородный.         Кто ж от богов бессмертных подвиг их к враждебному спору?         Сын громовержца и Леты — Феб, царем прогневленный, 10   Язву на воинство злую навел; погибали народы         В казнь, что Атрид обесчестил жреца непорочного Хриса.         Старец, он приходил к кораблям быстролетным ахейским         Пленную дочь искупить и, принесши бесчисленный выкуп         И держа в руках, на жезле золотом, Аполлонов 15   Красный венец,[3] умолял убедительно всех он ахеян,         Паче ж Атридов могучих, строителей рати ахейской:         «Чада Атрея и пышнопоножные мужи ахейцы!         О! да помогут вам боги, имущие домы в Олимпе,         Град Приамов[4] разрушить и счастливо в дом возвратиться; 20   Вы ж свободите мне милую дочь и выкуп примите,         Чествуя Зевсова сына, далеко разящего Феба».         Все изъявили согласие криком всеобщим[5] ахейцы         Честь жрецу оказать и принять блистательный выкуп;         Только царя Агамемнона было то не любо сердцу; 25   Гордо жреца отослал и прирек ему грозное слово:         «Старец, чтоб я никогда тебя не видал пред судами!         Здесь и теперь ты не медли и впредь не дерзай показаться!         Или тебя не избавит ни скиптр, ни венец Аполлона.         Деве свободы не дам я; она обветшает в неволе, 30   В Аргосе, в нашем дому, от тебя, от отчизны далече —         Ткальньй стан обходя или ложе со мной разделяя.         Прочь удались и меня ты не гневай, да здрав возвратишься!»         Рек он; и старец трепещет и, слову царя покоряся,         Идет, безмолвный, по брегу немолчношумящей пучины. 35   Там, от судов удалившися, старец взмолился печальный         Фебу царю, лепокудрыя Леты могущему сыну:         «Бог сребролукий, внемли мне: о ты, что, хранящий, обходишь         Хрису, священную Киллу и мощно царишь в Тенедосе,         Сминфей! если когда я храм твой священный украсил, 40   Если когда пред тобой возжигал я тучные бедра         Коз и тельцов, — услышь и исполни одно мне желанье:         Слезы мои отомсти аргивянам стрелами твоими![6]»         Так вопиял он, моляся; и внял Аполлон сребролукий:         Быстро с Олимпа вершин устремился, пышущий гневом, 45   Лук за плечами неся и колчан, отовсюду закрытый;

0
has quotedu6 months

Гнев, богиня[1], воспой Ахиллеса, Пелеева сына, Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал: Многие души могучие славных героев низринул В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным 5 Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля), С оного дня, как, воздвигшие спор, воспылали враждою Пастырь народов Атрид[2] и герой Ахиллес благородный. Кто ж от богов бессмертных подвиг их к враждебному спору? Сын громовержца и Леты — Феб, царем прогневленный, 10 Язву на воинство злую навел; погибали народы В казнь, что Атрид обесчестил жреца непорочного Хриса. Старец, он приходил к кораблям быстролетным ахейским Пленную дочь искупить и, принесши бесчисленный выкуп И держа в руках, на жезле золотом, Аполлонов 15 Красный венец,[3] умолял убедительно всех он ахеян, Паче ж Атридов могучих, строителей рати ахейской: «Чада Атрея и пышнопоножные мужи ахейцы! О! да помогут вам боги, имущие домы в Олимпе, Град Приамов[4] разрушить и счастливо в дом возвратиться; 20 Вы ж свободите мне милую дочь и выкуп примите, Чествуя Зевсова сына, далеко разящего Феба». Все изъявили согласие криком всеобщим[5] ахейцы Честь жрецу оказать и принять блистательный выкуп; Только царя Агамемнона было то не любо сердцу;

0
has quotedu7 months

        Все, и Потоки, и Реки, кроме Океана седого;         Самые нимфы явились, живущие в рощах прекрасных,         И в источниках светлых, и в злачноцветущих долинах. 10   В дом олимпийский собравшися тучегонителя Зевса,         Сели они в переходах блестящих, которые Зевсу         Сам Гефест хромоногий по замыслам творческим создал.         Так собиралися к Зевсу бессмертные; сам Посейдаон         Не был Фемиде преслушен: из моря предстал он с другими, 15   Сел посредине бессмертных и Зевса выспрашивал волю:         «Что, сребромолненный, паки богов на собор призываешь?         Хощешь ли что рассудить о троянах или аргивянах?         Брань между ними близка, и немедленно бой запылает».         Слово к нему обращая, вещал громовержец Кронион: 20   «Так, Посейдаон! проник ты мою сокровенную волю,

0
has quotedu8 months

Песнь первая Язва, гнев         Гнев, богиня[1], воспой Ахиллеса, Пелеева сына,         Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:         Многие души могучие славных героев низринул         В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным 5     Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля),         С оного дня, как, воздвигшие спор, воспылали враждою         Пастырь народов Атрид[2] и герой Ахиллес благородный.         Кто ж от богов бессмертных подвиг их к враждебному спору?         Сын громовержца и Леты — Феб, царем прогневленный, 10   Язву на воинство злую навел; погибали народы         В казнь, что Атрид обесчестил жреца непорочного Хриса.         Старец, он приходил к кораблям быстролетным ахейским         Пленную дочь искупить и, принесши бесчисленный выкуп         И держа в руках, на жезле золотом, Аполлонов 15   Красный венец,[3] умолял убедительно всех он ахеян,         Паче ж Атридов могучих, строителей рати ахейской:         «Чада Атрея и пышнопоножные мужи ахейцы!

0
has quotedu8 months

повелитель

0
has quotedu8 months

Паки тогда

0
Books
Bookshelves
Users